Harry Dresden
Гарри
telegram: @barberry_jim
Dale Cooper
Купер
telegram: @barberry_rich

Пол - один сплошной указатель. Стоит двинуться или просто голову повернуть, как мельтешение черно-белых стрелок возьмется уводить тебя за собой. Стоит посмотреть уверенно и прямо - начнет казаться, будто шатер вокруг колышется то ли от ветра, то ли от дыхания. Присмотришься - нет, все как и прежде, ничто не шевелится, но вот же, только что, ты сам видел... Было бы тяжело, если бы Стивен в свое время не прошел короткую, зато значительную школу от Старейшины. Сейчас он ухмылялся едва заметно: чем бы ты ни было, тебе уже не переплюнуть её. Там он такое видел - такие вещи, такие пространства, измерения, формы и очертания, цвета, и звуки тоже... куда там этому! Пока пол под ногами и ничего вокруг не закручивается в негармоничный водоворот - все в порядке.
Минус: Стивен не слышал собственных шагов. Только что он подал голос, звал ту женщину (была ли вообще женщина?), и голос слышал хорошо. Шаги - нет, хотя определенно они должны звучать. Может быть, музыка подавляет остальные звуки?..

--------------------------------------------------

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Сюжетные эпизоды » No way, fräulein Zeigler! |Overwatch|


No way, fräulein Zeigler! |Overwatch|

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s2.uploads.ru/EBcgP.png

кто
Angela Zeigler
Hanzo Shimada

где и когда
› 2077 year. September. London.

что
› Напряжение вокруг двоих настолько сильное, что кажется воздух между телами звенит и вибрирует; неприкрытая ненависть проскальзывает в каждом слове, случайном взгляде, но все это кажется настолько незначительным, когда выбор лишь в том, чтобы спасти любовь родного брата ценой собственной жизни или найти способ выжить вдвоем.

Отредактировано Hanzo Shimada (2017-06-13 14:54:40)

+2

2

Рассветное зарево только занималось на горизонте, когда назойливый звук оповещения операционной системы заставил, недовольно выругавшись на родном языке, дотянуться до небольшого планшета, покоящегося на прикроватной тумбе:

|| {Athena} || system_online >> new message: From || Jack Morrison || to || Shimada Hanzo ||

Назначение: командование оперативной группой
Локация: Великобритания, Лондон
Состав: 2

Явиться на совещание в течение получаса после получения сообщения.
Вылет назначен на 14:00.

J. Morrison


Не смотря на тот факт, что, несомненно, возвращение в ряды возрождающегося отряда человека, принимавшего непосредственное участие в создании и становлении организации, было значительным преимуществом, если не козырем в рукаве Overwatch – присутствие Джека Моррисона раздражало не на шутку. Будучи страйк-командером передового отряда во времена омнического конфликта, мужчина все еще не может отделаться от ощущения собственной важности и необходимости всем и каждому, в то время, как на базе находятся самодостаточные, состоявшиеся агенты, охотники за головами, наемники и убийцы, не нуждающиеся в «отцовских» советах и приказах, превышающих полномочия теперь равного им по званию солдата.
Моррисон привык к тому, что, в основном, вокруг него всегда находилось значительное количество кадетов, которыми необходимо было помыкать, превышая должностные обязанности, чтобы сохранить жизни юнцов, однако, те времена давно прошли.

Тяжело вздохнув, бросаю усталый взгляд на мирно спящего рядом Джесси, которого, разве что выстрелом над самым ухом можно разбудить в такую рань, и выхожу в холодное осеннее утро, неторопливо завязывая широкий пояс поверх привычного kudo-gi.

Ранним утром база выглядит совершенно безжизненно и каждый шаг гулом раздается в пустых железных коридорах наблюдательного пункта, однако подобное спокойствие заброшенного здания не может не приносить удовольствия человеку, по истине ценящему минуты одиночества. В такие моменты хочется отвлечься от мыслей о предстоящей миссии, размышлений о том, кто назначен вторым агентом, пустых предположении и простого недовольства столь ранним подъемом, и просто очистить разум, создавая подобную гулкую пустоту внутри черепной коробки.
Коридор, соединяющий жилые комплексы и основной корпус здания; пара лестничных пролетов вверх и еще несколько коридоров прежде чем оказываюсь перед тяжелыми бронированными дверьми конференц зала, где коммандер предпочитает встречаться с агентами для обсуждения предстоящей миссии.

Открывшаяся картина пробуждает внутри отчаянное желание закрыть лицо руками в жесте полнейшего раздражения комичностью сложившейся ситуации: на поверхности огромного стеклянного стола разложены планы города, схемы зданий и карты пустей отступления, над которыми, сосредоточенно вглядываясь, склонилась хрупкая невысокая швейцарка; чуть поодаль, экспрессивно жестикулируя, Джек Моррисон рассматривал, перекручивая то в одну, то в другую сторону, голограмму предполагаемого места прибытия.

Тяжело вздохнув, костяшкой указательного пальца простукиваю несколько раз по железной обшивке стены, чтобы обратить на себя толику внимания.

«Отправлять в разведывательную миссию агентов, межличностные конфликты которых могут в любой момент испортить и перекроить весь ход операции – умно, коммандер Моррисон, действительно «волевое» решение умудренного опытом военного.»

- Агент Шимада Ханзо по Вашему указанию прибыл, коммандер, – рапортую с еле прослеживаемой иронией в голосе, больше происходившей из раздражения, нежели из неуважения к союзнику, - Вылет назначен на послеобеденное время – в чем смысл столь ранней встречи?

Отредактировано Hanzo Shimada (2017-06-27 09:50:35)

+2

3

С тех пор, как Моррисон решил задержаться на Гибралтаре, некоторые бывшие агенты немного оживились. У кого-то было чувство, что все станет лучше, что все будет, как раньше. Овервотч снова добьется того, что его деятельность признают законной, встанет на защиту людей, порядка в этом мире. А были те, кто понимал, что вся деятельность бывших агентов свелась к войне между бывшими лидерами организации, и любые действия, что предпринимались, нужны были лишь для ликвидации Габриэля Рейеса, хотя бы для попыток это сделать. И все это делалось с одной целью - выжить и, наконец, оставить организацию в прошлом. Нет, миру всегда будет угрожать что-то, кто-то, но пусть уже с этим разбираются другие, те, у кого еще есть на это силы и вера, что все будет не зря.

- Доброе утро, - в руках доктора неизменно кружка с кофе, который уже успел остыть. Женщина прошла в кабинет, в котором Моррисон решил устроить столь раннее собрание. Ангела села на ближайший стул, поставила кружку перед собой, делала вид, что не замечает серьезного выражения лица Моррисона. За последнее время доктор успела порядком расслабиться, даже забыть как это, рвануть в любую минуту в бой, будь то раннее утро, глубокая ночь или самый разгар дня. Хотелось пошутить, что Джеку стоило бы хотя бы иногда отдыхать больше, чем несколько часов, все-таки, время не вернешь назад и мужчине давно уже не тридцать, и даже не сорок, но Ангела решает промолчать, не лучшая идея подначивать Солдата, когда он, судя по выражению лица, не очень настроен на шутки.

Зато вот Ангеле хотелось отвлечься. Не так часто она покидала Гибралтар, и более того, не так часто она вообще отправлялась на "боевые задания". Не то чтобы она была против, лет десять назад она и сама рвалась в бой, но спустя столько времени уже начинаешь задумываться над подобными решениями, и если кому-то из агентов понадобится оперативная медицинская помощь и поддержка в течение всего задания - дело дрянь и ждать чего-то хорошего уж точно не стоит. Но вера в людей, в лучшее, да и просто врожденный оптимизм заставляли только лишь пытаться отшучиваться, не затрагивая тему того, что эта вылазка довольно опасная.

Джек раскладывает карты города на столе, планы зданий, пути отступления - все, что может понадобиться. Доктор Циглер молча качает головой, предпочитая оставить свои мысли при себе, и также молча, отставив кружку, идет смотреть на все, что ей стоило бы знать. Цель на этот раз была в Лондоне, помнится, Англия вообще довольно неплохо славилась попытками мирного сосуществования с омниками. Они вместе возводили разрушенные города, строили целые кварталы для роботов. В Кингс Роу даже некогда пребывал идейный вдохновитель Текхарта Мондатта, пока снайпер не убил того. Знание о том, что встреча с этим снайпером может произойти вновь, не особо вдохновляло на великие свершения, сразу начинаешь задумываться, кто может противостоять тому, кто предпочитает оставаться на расстоянии, убивать, не находясь рядом с целью.

- Кто еще отправится на задание? - не отвлекаясь от просмотра карт, Ангела задает Джеку вопрос, но тот, кажется, тоже занят обдумыванием всей этой вылазки. - С Вдовой когда-то встречалась Трейсер,.. Когда Мондатту убили, - доктор размышляла вслух. Выбор из агентов был не очень большой и это, мягко говоря, не очень радовало. - Маккри, конечно, хороший стрелок, но.. В последнее время он раскис, как мне кажется. Уинстон слишком заметный, хотя он тоже встречался с Вдовой и, кажется, даже пережил эту.. Эти встречи, - Ангела продолжала рассуждать вслух, не получая ответа на свой вопрос, а список агентов, тем временем, медленно сужался, оставляя совсем уж нелепые варианты. Хотя, почему нелепые? Кто может понимать снайпера, как не другой снайпер? Эта мысль, конечно, логична, но как же хотелось, чтобы она была ошибочна.

- Ты ведь не собираешься отправить меня с.. - но слова доктора были прерваны стуком новоприбывшего. - ..с ним, - Ангела все-таки закончила фразу. Было очевидно, что она говорила про Ханзо, также как было очевидно, что не было смысла делать вид, что они вот уже полгода как не могут находиться на одной территории дольше пяти минут. Снова преградой разная жизнь и разное понимание мира и средств достижения спокойного сосуществования, но пока японец не маячил на горизонте, голова хотя бы не начинала болеть от одной мысли, что придется строить из себя саму любезность в то время, как хотелось врезать японцу еще раз. Одна только манера поведения, взгляд, слово - все что угодно могло сподвигнуть к такому. Циглер себя не узнавала, но слишком прочно засело чувство вины за то, что ей пришлось когда-то сделать с Гендзи. И его брат не упускал возможности напомнить об этом, прикрывая свои же грехи каким-то надуманным долгом.

+2

4

Веки предательски слипались. Джек определенно чувствовал усталость, но заснуть вновь, увы, ему не удалось. Что ж, не всё так плохо, можно даже сказать, что на этой неделе Моррисон установил личный рекорд, ведь не каждую ночь удается поспать целых три часа.

Он медленно поднялся с койки, по-солдатски резво умылся, оделся, вооружился (по старой привычке) и выскочил из своей комнаты, попутно вбивая на своем планшете краткое сообщение, обращенное к двум агентам, которые обязаны через тридцать минут явиться в зал для конференций. «Слишком долго», - решил Моррисон, - «пятнадцать минут. Нет, десять». Но было поздно вносить изменения - сообщение было отправлено.

Моррисону пришлось бездельно слоняться по безмолвным коридорам базы, выкуривая сигарету за сигаретой.

Он в очередной раз бросил взгляд на часы и ускорил шаг, направляясь к месту встречи. Судя по походке и выражению лица, Моррисон явно куда-то спешил. Вот только куда? Зал ведь был пуст. Недоумевающий командир покачал головой, а затем вытряхнул из своей папки кипу различных бумаг, которые он аккуратно разложил на столе, словно по фэншую.
— И где их носит, черт побери. – вслух проговорил Моррисон. — Прошла уже тридцать одна минута. – он рассерженно взглянул на хронометр.

Первой, как и ожидал Джек, пришла Ангела. Он сопроводил её строгим взглядом.
— Здравствуйте, доктор. – краткое приветствие хладнокровно слетело с губ сурового мужчины.
На Моррисона снова свалился груз ответственности, и он невольно возвращался к своему прежнему образу рационального и дисциплинированного командира. Но надолго ли? Всё это больше походило на небольшой спектакль.

— Я выбрал того, кто хорошо подходит для подобного задания. – объяснил Джек, продолжая играть роль командира, — Окстон потерпела неудачу, навыки Маккри мне понадобятся в другом деле, а Уинстон, - он бросил напряженный взгляд в сторону Циглер, но через секунду тут же перевел его на карту, — Не подходит. – твердо заключил Джек.
По сути, это был краткий пересказ слов самой Ангелы, но Моррисон хотел произнести свои мысли вслух, дабы объяснить, что в данном вопросе он руководствовался исключительно логикой.

Вскоре в помещение вошел мужчина, который тут же привлек к себе внимание командира.
— Агент Шимада, опаздываете, - отчитал его Моррисон, жестом указывая на кресло, — Присаживайтесь.
Вопрос японца он пропустил мимо ушей. Сейчас Джека волновали лишь бумаги, на которые он то и дело бросал увлеченный взгляд, стараясь акцентировать внимание присутствующих на подготовке к заданию и обсуждении тактики.
— Итак, - начал Джек, — Снайпер, известная вам как Вдова, представляет серьезную опасность, и я хочу, чтобы вы, разумеется, по возможности…
Он прервался. Ни Циглер, ни Шимада не придавали его словам никакого значения, а лишь обменивались недовольными взглядами, из-за чего командир, мягко говоря, пришел в бешенство. Молниеносным движением он смёл со стола бумаги, а затем фамильярно свалился в кресло, одновременно с этим потянувшись за новенькой упаковкой сигарет, которая находилась во внутреннем кармане потертой куртки. Всё. Джеку надоело исполнять роль командира. Идея казалась идиотской с самого начала.
— Не хотите отправляться на задание? – спросил Джек, голос которого внезапно огрубел, — Выход там, проваливайте, - он затянулся и указал рукой на дверь.
Вряд ли подобная реакция удивила агентов. Они прекрасно понимали, что Моррисон всего-навсего сделал одолжение, когда вернулся к своей прежней должности. То ли им, то ли самому себе. Скорее всего, самому себе.
— Я сам поеду. Вы свободны.
Это был, наверное, худший вариант из возможных. В Лондоне точно не обрадуются прибытию такого известного преступника, как Солдат-76, который теперь находится в международном розыске. Если станет известно, что он прибыл в город, то местные власти используют все возможности, лишь бы поймать столь опасного мстителя. Можно, правда, отправиться туда под другим прикрытием, но очевидно, что поимка снайпера – это не работа для старого Солдата. Может, стоит отправить других агентов?

Отредактировано Jack Morrison (2017-07-03 15:10:08)

+2

5

— Не хотите отправляться на задание? Я сам поеду. Вы свободны, - самопровозглашенный, в отсутствие Уинстона, коммандер Моррисон фамильярно закидывает армейские ботинки на стеклянную столешницу, демонстративно протянув руку по направлению металлических дверей конференц зала. Подобная модель поведения неприемлима в общем понимании для старшего по званию в какой-либо организации, независимо от того имеет ли она отношение к военным или же нет, однако, тут же напоминаю себе, что, в настоящий момент, рядовой Джек Моррисон может позволить себе подобную выходку именно в силу отсутствия высшего ранга. Отвлекшись от очередного невербального противостояния с доктором, лениво облокачиваюсь на правую руку, внимательно заглядывая в лицо солдата, искаженное приступом сильной усталости вперемешку с плохо скрываемым гневом - оно напоминает о давно забытом прошлом, где за любые эмоции наотмашь били по лицу, втолковывая юному господину: "Каждое слово должно быть бесстрастным. Слуги должны внимать самому тихому шепоту - всегда заставляющему внутренности содрогаться со страшной силой, как от самого яростного крика. Запомните это". Теперь, глядя на бурю, кипящую внутри бывшего коммандера Overwatch хочется сочувственно улыбнуться, не смотря на то, что способность держать лицо в любой ситуации была безвозвратно утеряна за многие годы и далеко не всегда удавалось оставаться спокойным самому.

— Закончил? - хамовато интересуюсь, когда в кабинете становится действительно тихо. Стоит отдать должное - ни одна мышца на лице мужчины не дрогнула - вероятно, к подобному типу общения он привык за долгие годы нахождения по ту сторону закона. Как и все, находившиеся на наблюдательном пункте. Однако, Ангела еле заметно вздрагивает, переводя напряженный взгляд с одного на другого агента - по ее лицу всегда сложно сказать, о чем думает женщина, но определить явное недовольство не сложно.

— Полагаю, я могу продолжать, - откашлявшись, придаю голосу излишнюю строгость и жесткость, — Снайпер, известная вам как Вдова, представляет серьезную опасность, - повторяю произнесенные несколькими минутами раньше слова Моррисона, — Соответственно, выследить опасного снайпера может только другой агент, постоянно находящийся на фактически независимой территории во время боя, не участвуя в прямом сражении; человек, знающий основные позиции убийц подобного профиля; тот, кто сможет вовремя заметить и обезвредить врага - ведь так? Это слишком очевидно, чтобы объяснять это военному доктору и стрелку - детский сад и показательная истерия - возьмите себя в руки, Моррисон, - несмотря ни на что, произошедшая ситуация все же глубоко задела за живое и не использовать очередного момента для колкости было бы преступлением.

— Откровенно говоря, меня интересует только наличие доктора в , по факту, одиночной миссии? Есть причины полагать о наличии большего числа агентов Талона на территории Лондона? - в момент придаю лицу совершенно безразличное выражение, поднимая с пола несколько документов и внимательно вчитываясь в каждое слово (все таки языковой барьер для военной организации - неприятное дополнение), стараясь запомнить предполагаемые точки нахождения Амели Лакруа на выделенных квадратах местности. Она была там не единожды ... ловушка?

Закончив с бумагами, передаю слегка помятые листы фройляйн Циглер, пальцем указывая на несколько важных абзацев в отчете и мест на карте, которые необходимо проверить в первую очередь - кто, как не военный врач должен знать план передвижения по местности, учитывая особенности костюма Валькирии - ей придется довольно часто перелетать на большой высоте - успех зависит от концентрации и осторожности обоих агентов, а это значит, что с этой минуты и до момента возвращения на пост наблюдения придется забыть о всех разногласиях и почти физически ощущающейся неприязни друг к другу. В противном случае, они, с таким же успехом, могут пустить друг другу пули в лоб в конференц зале - чтобы не тратить время.

— Кстати, все еще не понимаю, почему фройляйн должна была выслушивать Ваше "проваливайте" - она делает на этой базе больше всех нас вместе взятых - обращаться к ней в подобном тоне - совесть не замучает, Джек? - лишь раз перевожу беглый взгляд на мужчину, чтобы потом перегнуться через стол, задав несколько сдержанных вопросов белокурому доктору.

+2

6

На самом деле, в негодовании доктора Циглер было и нечто большее, чем простая личная неприязнь и элементарная неспособность к нормальному общению со старшим Шимадой. Реальность такова, что и в былые времена в Овервотч не все существовали мирно, как то могло показаться, и стоило бы подумать, что многим приходилось забывать о своих распрях, отставлять принципы подальше и просто делать работу. Но в нынешнем положение все это выглядело просто-напросто опасно. Несмотря на мелкие стычки, заканчивающиеся такими же мелкими перепалками, несмотря на те старые пощечины, Ангела никогда бы не допустила мысли, что Ханзо мог бы в подобной ситуации ее убить, но отправлять столь не стабильных агентов в еще более нестабильное и опасное место - логика отсутствовала напрочь. Но и выбор был действительно небольшой.

Ангела вздыхает, качает головой. Она не хотела возрождения всей этой организации. Не хочет до сих пор. Но она попросту не может оставить тех, кого называла друзьями. Сейчас ей приходится переступить и через собственные принципы, и через личные неприязни, просто чтобы не натворить еще больше ошибок и не потерять еще больше друзей. Она видит и недовольство Ханзо, но предпочитает больше не комментировать происходящее. И ровно в тот момент, когда собственное негодование, казалось бы, немного утихло, терпение Моррисона треснуло по швам. Как он вообще продержался так долго? Стоило только догадываться.

Ангела вздрогнула, когда неожиданно все бумаги полетели на пол, а сам Солдат преспокойно принялся доставать новенькую пачку сигарет. Если бы не способность контролировать себя, на которую с каждым годом уходило все больше сил, Ангела готова была поклясться, что запустила бы кружку с кофе в Моррисона ровно в ту минуту, когда тот щелкнул зажигалкой.

- Отлично, значит проблема решена, - на злость Джека доктор отвечает внезапным спокойствием. - Мы нашли того, кто отправится в Лондон. Значит эту встречу можно считать законченной? - Ангела смотрит на Моррисона, но тот, кажется, окончательно утратил всякое терпение. Словесная перепалка и с ним сейчас никак не решит проблемы, а наоборот - сделает только хуже. Ангела до сих пор не понимает, как Солдат вообще решил остаться на Гибралтаре и не сбежал еще в тот момент, когда доктор сама его и отпускала, обещав никому не говорить про эту встречу и про то, что бывший командир вообще жив. Но он сам решил остаться, и видимо множество раз пожалел о своем решении.

- Извини, Джек, я повела себя не.. - но доктор не успела договорить, переведя удивленный взгляд на старшего Шимаду, когда тот начал отвечать Моррисону. Вся эта встреча и эти разговоры потеряли всяческий смысл, но людям порой надо было дать возможность выговориться и выпустить пар. Только вот доктор Циглер не ожидала, что Ханзо заступится и за нее. Женщина в некотором замешательстве берет в руки бумаги, что протягивает ей японец, пытается сосредоточиться на информации, думает о том, что стоило бы проверить Валькирию - в последнее время Ангела не слишком часто использовала ее, да и доктор не была уверена, что полеты на столь больших высотах будут осуществимы без какой-либо опасности. Механизм крыльев очень уязвим, тем более при наличии снайпера, и не обязательно прострелить голову, чтобы убить медика, допустив лишь возможность спустить того с небес на землю.

- Да, ты прав, мне нужно еще раз проверить Валькирию, - тихо произносит доктор после того, как внимание японца снова переключается с командира на нее.

+2

7

Агенты, к удивлению Моррисона, уходить явно не спешили, да и ему было, собственно, плевать на их присутствие. Он планировал добить остаток сигареты и демонстративно выйти прочь, чтобы отправиться собирать вещи. Казалось, он уже решил, что лично займется этим делом.

Однако, к собственному удивлению командира, агенты отреагировали чересчур бурно. Ханзо разразился длинной речью, от которой у недовольного командира свело скулы. После фразы «возьми себя в руки» Джек опрометью вскочил с кресла, уставив на японца безумный взгляд. К подобному обращению Моррисон за последнее время точно не привык, но до поры до времени он старался держать себя в руках.

Едва сдерживая гнев, он шагнул в сторону японца, продолжая пускать дым.
— Как я погляжу, ты за словом в карман не лезешь. – Джек скривился, не сводя пронзительного взгляда с потенциального оппонента, с которым, не будь здесь доктора Циглер, они могли запросто сцепиться. Но подобное поведение недостойно командира, пускай Моррисон и сам не признавал за собой этого звания. Пожалуй, наживать себе очередного врага, да ещё и в стане возродившейся организации явно не стоит. К слову, причин-то для этого и не было. Ханзо Шимада, как полагал Солдат, оказался здесь не просто так. Как и все здесь, он стремился к искуплению, и вскоре Джек поймал себя на мысли, что его вспыльчивый темперамент может сыграть с ним злую шутку. Осознание собственной неправоты быстро достигло разума Солдата, который, как могло показаться, несколько умерил свой пыл.

— Раз ты не в восторге от такого командира, как я, то, может, сам займешь мое место? Как тебе такая идея? – ехидно спросил Джек, возвращаясь в свое кресло и небрежно топча бумаги, раскиданные по полу. Ещё минуту назад все эти документы были аккуратно разложены на столе командира, который, казалось, обязан был вести себя более сдержанно в подобной ситуации. Может, он давно потерял право занимать этот пост? Но Циглер, вероятно, не разделяла этого мнения. Всё это время Джек старался усердно её игнорировать, старался не подавать виду, что он согласился остаться на Гибралтаре только из-за неё. Похоже, вышло у него это паршиво.

— Прошу прощения, Ангела. – бегло проговорил командир, не спуская при этом взгляда с японца. — Если не хочешь в этом участвовать, то я найду для тебя другое задание.
Он выпустил кольцо дыма, а затем перевел взор на девушку, которая не собиралась покидать помещение, равно как и Ханзо. Джек изобразил мрачную улыбку, а затем засмеялся.
— Стоило мне разок ударить по столу, как вы вытаращили на меня свои недовольные взгляды и тут же перестали пререкаться? – Джей выдохнул дым и выразительно посмотрел на агентов, стоящих перед ним. — Отлично. – негромко, но с чувством удовлетворения заключил командир, а затем нагнулся и подобрал документ, лежавший под ногами. Отряхнув его от пыли, он положил его на стол и принялся аккуратно разглаживать мятую бумажку, с таким видом, будто ничего и не произошло.

— Мои советы вам не нужны, полагаю. Неважно как, но сделайте это. – он вновь поднял глаза на японца. — Если потребуется, убей её, но если получится, то доставь живой, чтобы мы могли провести допрос. Хотя сомневаюсь, что она скажет нам хоть слово.
Джек задержал свой взгляд на Ангеле, в надежде удостоиться  от неё хотя бы одобрительного кивка. Командир прекрасно понимал, что радикальные методы доктор Циглер никогда не одобряла, но она должна понимать, что иначе решить эту проблему никак не получится. В любом случае, это был приказ, спорить с которым лучше не стоит.

— Доктор Циглер будет тебя прикрывать, - Джек перешел на более спокойный тон, — Неразумно пренебрегать помощью медика, она может пригодиться. Ты сам сказал, что мы имеем дело с профессиональным убийцей. План составите на месте, действуйте по обстоятельствам. Есть вопросы?
Командир Моррисон приподнялся, затушив сигарету о документ, покоившийся на столе, который ещё с минуту назад он пытался аккуратно разгладить своими суровыми солдатскими руками.

Отредактировано Jack Morrison (2017-07-30 22:09:36)

+2

8

- Доктор Циглер будет тебя прикрывать, неразумно пренебрегать помощью медика, она может пригодиться, - командир Моррисон небрежно сминает сигаретный бычок об один из инвентарных списков предстоящей операции и углубляется в изучение последних новостных сводок из Лондона, вероятно, выискивая крохи необходимой информации, пока агенты не покинули базу.

В целом, рационально и более, чем логично, однако, следить за союзником, передвижение которого на большой высоте целиком и полностью зависит от безошибочных и четких собственных движений - дополнительный фактор риска для, и без того опасной и напряженной, миссии. Груз ответственности за жизнь единственного ученого, разработавшего систему лечения, используемую в кадуцее, полевого доктора, женщины, смерть которой грозит, если не развалом только что возродившейся организации, то серьезными проблемами, навис дамокловым мечем над головой, что способствовало проведению оставшегося до отлета времени на втором тренировочном полигоне. Одного часа до отправки шатла хватило для душа, быстрого кофе и беглой проверки снаряжения.

---------------------------------------------------

Крылья "Валькирии" - полупрозрачные, с крохотными прожилками микросхем и сети проводков - слабо поблескивали в полуденном солнце, отбрасывая золотистый рефлекс на белоснежную броню. Это всегда казалось слишком вычурным и заметным для любого задания - идеальная цель для снайпера - яркий блестящий новенький пенни, всем своим видом привлекающий внимание. Один неверный шаг, не протянутая вовремя рука и пуля снайперской винтовки в момент прострелит голову, отправляя небесного ангела на пыльную мостовую.
От подобных перспектив перехватывает дыхание, несмотря на то, что возлагать на себя определенного рода ответственность было более, чем привычным делом: наследник империи, глава клана, братоубийца, наемник, агент разведки, координатор отряда. Теперь - ответственный за одну единственную жизнь.

Фройляйн Циглер серьезна и сосредоточенно перебирает документы, полученные утром от командира; приветствует сдержанным кивком головы и, развернувшись, скрывается внутри шатла.  Делаю шаг вперед, глубокий вдох, и массивные бронированные двери с грохотом закрываются за спиной.

Во время полета необходимо обсудить все нюансы предстоящей миссии: в первую очередь, изучить все доступные пути отступления в критической ситуации; прикинуть оптимальное расположение для стрельбы - подходящее и в случае наличия не только одного снайпера, но и отряда агентов "Когтя"; обсудить необходимые меры предосторожности при перелетах на высоте - всё до последней мелочи. Но, пожалуй, самое важное, что необходимо сделать до высадки - наладить элементарное человеческое общение, избегая колкостей, сарказма и недоверия со стороны обоих.

Как загнанные в угол дикие звери.

Устраиваюсь на краю углового дивана, неподалеку от медика, когда в небольшой поясной сумке неистово вибрирует коммуникатор: на полупрозрачном экране мигает голосовое сообщение, отправитель: Гендзи Шимада. Раздраженно вздыхаю, понимая, что тратить время на эмоциональные голосовые записи младшего брата, вероятно по поводу того, что не удосужился предупредить о предстоящей миссии, было бы опрометчиво, однако и игнорировать его сейчас неразумно. Но то, насколько короткой оказалась запись, заставило вновь затаить дыхание. Впрочем как и то, насколько неожиданно напряженным казался кибернетический голос:

Kanojo no sewa o Hanzō to issho ni kaeshimasu. Anata wa seikō shimasu, anata wa - saikō. *

Ты - лучший, - отдается в ушах неестественный механический голос.

Ты всегда говорил так, стараясь успокоить...

Неспешно стягиваю стрелковую перчатку с правой руки и чуть дрожащими пальцами принимаюсь перематывать фиксирующие запястье бинты:

- Ангела, думаю, нам нужно все обсудить.

*Позаботься о ней, Ханзо и возвращайтесь вдвоем. У тебя все получится, ты - лучший.

+2


Вы здесь » iCross » Сюжетные эпизоды » No way, fräulein Zeigler! |Overwatch|