Harry Dresden
Гарри
telegram: @barberry_jim
Dale Cooper
Купер
telegram: @barberry_rich

- Эй-эй, парень, может, ты бы полежал еще немного? – как врач Стивен советовал бы ему полежать не немного, а прилечь насовсем, но тут и идиоту стало бы ясно, что в медицинских паттернах с этим человеком или местом что-то совсем не так, как все привыкли. Стивен не спешил считать это место неким посмертием, хотя это полностью бы оправдало смертельную рану, потому что хоронить раньше времени самого себя он точно не собирался.
Смотреть на эти раны Стивену было не слишком приятно. Он мог бы сказать, что видел в своей жизни и не такое, но это не означало, что он получал от этого удовольствие. Вот и пытался удерживать взгляд на уровне глаз Шимады, или смотреть на двух других, и еще не упускать из поля зрения женщину, и – очередное «еще» - потолок. Точнее, не так. Стивен не смотрел на потолок, но видел, как другие смотрели, а периферийное зрение свидетельствовало о том, что там зеркало. Смутные тени он замечал, и тени эти двигались синхронно с ним, а потом с женщиной тоже.

--------------------------------------------------

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Личные эпизоды » Freaky Friday


Freaky Friday

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://i.imgur.com/vX4nXnI.png

кто
› Harry Dresden
› Dale Cooper

где и когда
› ~2000, Вашингтон, США

что
› в этот раз не было никакого китайского ресторанчика и печенек с предсказаниями - виной всему стала случайно брошенная в порыве эмоции фраза, после которой на следующее утро все почти в буквальном смысле встало с ног на голову.
уровень странности - примерно семь с половиной Твин Пиксов из десяти, но, тем не менее, как-то выпутываться из этого все-таки нужно.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+2

2

Гарри открыл глаза и потянулся в постели, едва-едва не задевая ещё на удивление спящего рядом Дейла.

Просыпаться первым для него было катастрофически несвойственно, но и такое случалось в их жизни пару раз. Возможно, так на него действовала аскетически обставленная и педантично убранная квартира Купера, являвшая собой полное отражение его личности, оплот всей его сути. И абсолютную противоположность жилищу Дрездена в далёком Чикаго.

Глядя на медленно ползущие по потолку отсветы солнечных лучей, Гарри думал о том, что даже сам город, сам долбанный Вашингтон каждый его визит словно бы приосанивался дополнительно и всем своим видом, включая погоду, активно изображал антипод Чикаго. Их с Купером жизни, их характеры, их привычки и даже среда обитания были разными на столько, что вообще порой не было понятно, что они делают вместе. Но так уж вышло. Так случилось. Так срослось. Удивительным образом эта разница не разделяла их. Во всяком случае, пока. Хоть и искрила между ними разрядами электричества порой в самый неподходящий момент.

Негромко зевнув, прикрывая рот рукой, Гарри сел на кровати, а затем так же околобесшумно спустил на пол босые ноги. Затем встал и потянулся ещё разок, шлёпая по направлению к дейловой ванной, чтобы освежиться и окончательно сбросить всё ещё держащий его в своих объятиях сон.

Они снова поругались.
Дрезден уже не помнил, из-за чего именно и как всё началось, но закончилось обычно и предсказуемо - претензиями. Рано или поздно те должны были появиться у одной из сторон - а то и обеих - вопрос был только в том, кто начнёт первым и какой силы претензии будут предъявлены.

Ссора была бурной и горячей, как, собственно, и последовавший за ней секс. Дейлу нравилось ощущать бегущее по его коже пламя, их пламя, что горело ярко, светило и грело, но никогда не жгло ни их обоих, ни то, что вокруг. Иначе бы они уже давно спалили несколько квартир и ещё больше кроватей. Не будь Дейл таким, какой он есть, Гарри решил бы, что фбровец специально провоцирует иногда их стычки, чтобы после горело ярче и дольше.

И пусть в итоге всё забылось и осталось в ушедшем вчера, смытое ощущениями, стонами, поцелуями, а слегка горчащее послевкусие никуда не девшихся проблем осталось с ними до утра. И никуда не собиралось деваться в ближайшее время.

Презрев рекомендации и с удовольствием потирая глаза, чародей толкнул дверь в ванную, одним ловким движением открыл кран - он привык пользоваться только холодной водой дома - и склонился над умывальником. Подставил ладони под освежающую струю, набрал в них немного воды и сполоснул лицо. Потом ещё и ещё раз. На третий он решил приподняться и заглянуть себе в глаза уже в конце концов и, может, даже начать привычный утренний диалог с самим с собой из серии "До чего ты докатился, Дрезден".

Обдав лицо ледяной водой из-под крана ещё разок, он задержал пальцы на глазах и наконец выпрямился, медленно ведя руками по щекам. Взгляд сфокусировался на отражении не сразу. Мозг отреагировал на него ещё спустя несколько секунд. Гарри замер, уставившись в зеркало, с пальцами, сжимающими его губы "уточкой". Он нахмурился. Нахмурился ореховым глазам, тонким губам и аккуратному носу, чёрным, измазанным гелем, а потому криво торчащим во все стороны после бурной ночи волосам. Он нахмурился Дейлу, озадаченно взирающему на него из зазеркалья, касаясь собственной щеки ровно точно так же, как это делал тот. Немая сцена затягивалась - Гарри стоял с открытым ртом и распахнутыми от удивления глазами и таращился на не менее удивлённого Купера, являвшегося, чёрт возьми, именно его собственным отражением.

Какая-то мысль щёлкнула в его мозгу и он резко опустил голову вниз, а потом не удержался и шлёпнул себя по лбу. Это не чёртово семейное кино, а они оба были мужчинами, что он ожидал там увидеть? Осуждающе глянув на Дейла в зеркало, чародей наконец-то обратил внимание на свою левую руку - вместо привычной татуировки ниже сгиба локтя на всём предплечье располагалась пентаграмма, в точности повторяющая его кулон. Пентаграмма Дейла.

Оперевшись одной рукой о раковину, Гарри закрыл глаза и сосчитал до десяти. Привычным жестом попытался взъерошить себе волосы, но запутался мокрыми пальцами в истерзанных гелем прядях и застонал. Чёрт бы всё побрал, он или так и не проснулся, и это был самый изощрённый из всех кошмаров, виденных им до этого, либо окончательно тронулся кукушечкой.

Либо - и этот вариант он старательно отметал как самый бредовый, несмотря на собственное магическое прошлое, настоящее и будущее - он был в теле Дейла. Или.. он был Дейлом. Просто по какой-то неведомой ему причине считал себя кем-то другим.[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

3

Дейл проснулся резко и даже как-то неожиданно - ощущение было такое, будто бы кто-то со всей дури толкнул его в спину, в буквальном смысле выпинывая из сна. Купер дернулся так, что едва не свалился с кровати - с несколько секунд он просто всматривался в потолок, пережидая это мутное и вязкое пограничное состояние между сном и бодрствованием и одновременно с этим каким-то краешком своего сознания пытаясь вспомнить, что же такое ему приснилось.
Однако вспомнить не получалось - в голове возникали лишь какие-то рваные и смутные образы, за которые не получалось даже толком ухватиться. Те словно бы ускользали, стоило только протянуть руку.
Дейл не знал, сколько сейчас времени, но явственно почувствовал практически с самой первой секунды, что Гарри уже встал.

Вздохнув, Купер прикрыл глаза предплечьем, вспоминая события вчерашнего дня. Дня суматошного, немного сумбурного, который под конец и вовсе вышел каким-то шумным и дерганым. Гарри удалось вырваться в Вашингтон на неделю, а они успели поссориться уже на второй день его пребывания здесь.
Чертов антирекорд.

Дейл уже не помнил точно, кто именно из них бросил ту самую фразу, после которой все разогналось с неотвратимой силой. Однако же Купер помнил, как в очередной раз обмолвился о том, что Гарри мог бы уже и перебраться к нему насовсем - на что тот едва ли не взорвался, а люстра над их головами опасно закачалась.
Дрезден в очередной раз говорил о том, что не может оставить Чикаго, не может просто взять и бросить все вот так. А Дейл, в сердцах и не слишком задумываясь, ответил что-то резкое, на что Гарри отозвался фразой, которая до сих пор звучала у Купа в ушах.

Ты не знаешь, каково это быть чародеем.

Тем не менее, Дейл знал, что над ними обоими висит груз обязательств, которыми никто из них не может просто так взять и пренебречь. У Купера - служба в ФБР, а у Гарри - целый город, который может защитить от всякой чертовщины только он один.
С этим, наверняка, можно было бы что-то сделать, только вот пока такое не представлялось возможным - потому им только и оставалось, что наведываться к друг другу такими короткими недельными урывками.

Открыв глаза, Дейл сел на кровати, но тотчас же замер, уставившись на свою руку.
На всем левом предплечье красовалась татуировка - точь-в-точь такая же, как и у Гарри.

Куп не знал точно, сколько именно просидел вот так, не двигаясь и тупо смотря на руку, будто бы надеясь, что в любую секунду наваждение пройдет. Он даже зажмурился несколько раз, но взгляд снова и снова натыкался яркий узор - хотя сам Купер точно помнил, что, когда он засыпал, на этом самом месте была только метка в виде пентаграммы. Все, как и обычно.
А затем Дейл взглянул на свои руки. «Свои». Потому что его собственными они точно не выглядели - Купер мог с железобетонной уверенностью сказать, что это руки Дрездена и ничьи больше.
И тут в голове как будто бы что-то щелкнуло - пока что отголоском нехорошего предчувствия, которое, тем не менее, с каждой секундой нарастало подобно снежному кому.

Дейл не помнил, когда в последний раз настолько быстро вскакивал с кровати.
Перед глазами все закружилось, и засверкали разноцветные мушки - чуть покачнувшись, Куп подхватил с пола первые попавшиеся брюки и, путаясь в штанинах и едва ли не навернувшись при выходе из спальни, выскочил в коридор.
В ванной горел свет, и, в поисках Гарри, Дейл направился прямиком туда.
Собственные шаги по паркету звучали как-то гулко и необычайно нервно.

Он не знал точно, что ожидал увидеть, зайдя в ванную, но взгляд сразу же уткнулся в черноволосый затылок, уложенный гелем. Не то, чтобы Дейл привык видеть себя с такого ракурса - по правде сказать, со спины он себя практически и не видел никогда – но что-то ему подсказало, что это именно.. его тело?
А это значит, что…

- Гарри… Это ты что-то сделал? Или не ты?.. - остановившись на пороге ванной, осторожно спросил Купер, с последними остатками надежды переводя взгляд на зеркало над раковиной. Он все еще смутно верил в то, что, может быть, каким-то образом ему все это показалось - ну, бывает, немного поехала крыша после сна, ну с кем не бывает, правда же?
Однако взгляд его наткнулся на собственное лицо, которое в данный момент ему совершенно не принадлежало. Дейл медленно выдохнул - одна из лампочек над их головами  мерзко затрещала, а потом мигнула один раз - и погасла вовсе. На секунду Куп поднял взгляд вверх, а затем решительно шагнул ближе к зеркалу, вставая рядом с условным Гарри. Его - и в то же время вовсе не его - отражение шагнуло не менее решительно, не оставляя более никакой надежды на то, что это все происки его внезапно поехавшей крыши.
Подавшись чуть вперед и упершись одной рукой в край раковины, с несколько мгновений Дейл, не мигая, всматривался в свое отражение в зеркале, словно играя с тем в гляделки и надеясь уличить его в подставе. Однако отражение было неумолимо.

- Гарри, - после тяжеловесного и тревожного молчания, наконец, произнес Купер, смещая направление своего взгляда чуть вбок. Смотреть вот так на самого себя было дико до мурашек - все так же, не отрывая ошалевшего взгляда, Дейл осторожно протянул руку в сторону, чтобы обхватить пальцами «свой» подбородок и повертеть «свое» лицо из стороны в сторону. Как будто бы это хоть как-то помогло понять, что происходит.
- Что, черт возьми, с нами произошло? - наконец, спросил Купер, глядя на их с Гарри отражения в зеркале, которые сейчас едва ли соответствовали традиционному и привычному распорядку вещей.
Дейл уже было открыл рот, чтобы сказать что-то еще, но над их головами снова заскрежетало, а через полторы секунды в ванной комнате стало еще на тон темнее - теперь две лампочки из трех были недееспособны.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+2

4

— Гарри... Это ты что-то сделал? Или не ты?.. – раздался из дверей тихий и не вполне уверенный его собственный голос, так странно и непривычно звучащий со стороны, что Дрездена сначала передёрнуло, а потом он закатил глаза.

Ну, конечно. Во всём и всегда виноват Гарри Дрезден, кто же ещё. Как же это должно быть удобно, когда всегда под рукой есть удобный козёл отпущения.

Чародей закрыл глаза и посчитал до десяти снова – нет, срываться сейчас не было смысла и уж тем более не на Купера. Пришедшее ему в голову, в принципе – как и всегда – было вполне себе логично и даже, наверное, ожидаемо. Откуда Дейлу знать, что обмен телами не входит в стандартный (да и, на самом деле, продвинутый) набор навыков человеческих магов. Он вздохнул и открыл глаза вновь как раз вовремя, чтобы заметить погасшую над головой находящегося в его теле фбровца лампочку и нахмуриться.

Вся эта свистопляска с техникой и взрывающимися лампочками в его присутствии уже какое-то время не проявляла себя, когда Гарри находился в непосредственной близости к своему знакомому из Твин Пикса. Дейл будто бы заземлял его, безопасно для всех и вся рассеивал этот магический ореол, постоянно присутствующих вокруг завихряющихся энергий. Именно это и позволяло Дрездену находиться в его квартире или же в здании Бюро, не принося с собой никаких разрушений. Поэтому погасшая сейчас лампочка настораживала.

Тем временем Купер шагнул ближе к зеркалу и опёрся на раковину почти так же, как до того он сам. Гарри завороженно следил за каждым непривычным изменением собственной мимики – вот тебе и опыт вне тела! Засмотревшись, он не уловил момента, когда Куп протянул к нему руку и взял за подбородок фактически самого себя, а потом медленно повернул из стороны в сторону.

- Что с нами произошло? – спросил наконец он, и у них над головами погасла ещё одна лампочка.

Дрезден медленно выпрямился и уставился на свою помятую после сна рожу (сам-то Купер всегда выглядел безупречно и отвратительно свежо, даже если спал всего ничего). Что с ними произошло? Если верить многочисленным киноверсиям, то всего лишь классический случай обмена телами – там такие штуки происходили чуть ли не повсеместно по мановению волшебной палочки или посредством какой-то древней восточной магии, о которой в реальности, разумеется, никто ничего не знал. Гарри было известно всего одно существо, обладающее подобной технологией и носящее вполне соответствующее (и увы на многое намекающее) именование – Corps Taker.

Собиратель Трупов скакал по телам, словно переходил из комнаты в комнату, никогда при этом не забывая избавиться от предыдущего носителя. Забрав чужое тело, он (или это была она? Отследить на определённом этапе изначальную половую принадлежность было сложно) перебрасывал изначального владельца в отработанный «контейнер» и убивал. Что характерно, при перемещении он полностью сохранял свои способности, то есть, решил Гарри, те были привязаны к самой сущности, а не к конкретному набору жил, мышц, мяса и костей.

Вот только их с Дейлом случай, видимо, выбивался из всех известных ему до того канонов, а спросить Боба сейчас не представлялось возможным. Со второй потухшей лампочкой догадка, посетившая его мгновениями ранее, укоренилась и заколола кончики пальцев подступающим страхом.

- Спокойно, Дейл, - Дрезден повернулся к самому себе всем нынешним телом и ободряюще обхватил себя (его?) за плечи. –  Звёзды и камни, как же дерьмово я выгляжу, Куп. Почему ты вообще со мной?.. – он увлёкся разглядыванием собственного лица со стороны, и это было странно до дрожи и ощущения расслаивающейся реальности и непроходящего морока. Хотелось проснуться, хотелось влепить себе пощёчину (вот только он не мог определиться, как именно) или умыться ледяной водой снова – текущая вода смывала магию не хуже, чем Fairy - жир. И, хотя у него уже был некоторый опыт подобного общения с самим собой (только тот, второй, всегда был бородатый), это ничуть не помогало сейчас. – Главное – не разнеси сейчас всю квартиру.

Простейший способ подтвердить свои опасения – хотя бы привычно вызвать на ладони танцующее пламя, но он не успел даже задуматься об этом как следует, потому что вдруг услышал. И увидел. И голова пошла кругом от ярких пятен перед глазами, а потому он зажмурился и замотал ей, оглушённый шелестом сотен нематериальных голосов словно жужжанием гигантского роя, в который он какой-то чёрт залез. Дрезден непроизвольно стиснул свои плечи – чёрт, даже сейчас они всё ещё воспринимались своими, хоть и ощущались им сейчас очень даже со стороны – и сосредоточился, сконцентрировался. Потом резко выпрямился и широко распахнул глаза, словно бы глядя куда-то в пустоту:

- Чёрная кровь. И чёрные длинные когти. Клыки и мех, он весь покрыт мехом, весь... - размеренно и глухо проговорил Гарри, ни к кому конкретно не обращаясь. А через мгновение его взгляд снова стал осмысленным и возвратился к вытаращившемуся на него хозяину квартиры. - Вот же чёрт, Дейл! Оно всегда так?

Выходит, он не просто переместился в тело своего... партнёра, но и обзавёлся ко всему прочему его способностями. Подумать только – Гарри Дрезден стал медиумом! А, значит, Дейл Купер – чародеем. И если со своими новоприобретёнными свойствами он кое-как, наверное, мог справиться, то вот чародейство Купера могло стать проблемой. Тем более с разлаженной системой "заземления".

- И нет, это не я. Я так не умею, - он выпрямился и отпустил свои плечи, временно ставшие плечами его Дейла, а потом повернулся к зеркалу и воззрился на их спутанные отражения. - Но я разберусь... - Дрезден запнулся и сам напомнил себе о том, что в настоящий момент более не являлся полноценным чародеем, а был только его в некотором роде огрызком. Знания (и те, как оказалось, неполные) без возможности применения. - Как-нибудь.[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

5

Это ощущение было почти невозможно описать словами. И Дейл понятия не имел, как Гарри умудрялся справляться с ним на ежедневной основе.
Он чувствовал, как что-то внутри как будто бы отчаянно рвалось наружу и требовало выхода - мощная энергия, буквально распирающая изнутри. И текущая ситуация никак не способствовала стабильности и спокойствию, а лишь наоборот еще сильнее растравляла и так взвинченные до предела нервы. Казалось, что стоит ему сделать какое-либо неосторожное движение, и им не избежать куда более серьезных проблем.
Дейл по инерции сжал ладони в кулаки, вдруг вспомнив, как сам Гарри ловко и непринужденно вызывал пламя. Теперь казалось, что это может случиться в любую секунду, и Купер просто спалит все здесь к чертовой матери.

И в тот момент, когда уже третья лампочка вот-вот готова была последовать за своими предшественницами, павшими смертью храбрых, Гарри вдруг развернулся к нему и обхватил за плечи. И даже как будто бы стало чуточку легче - по крайней мере, Дейлу удалось сделать глубокий вдох и более или менее утихомирить все то, что бушевало внутри.
Однако с каждой секундой происходящее все сильнее начинало напоминать какой-то дурдом. Видеть свое собственное лицо не в зеркальном отражении, а в буквальном смысле со стороны, было ужасно непривычно и ощущалось как нечто из ряда вон.
Оттого до Купера не сразу дошел смысл слов Гарри, но когда все-таки дошел, Дейл вздохнул и покачал головой, взглянув с улыбкой на чародея:

- Ради всего святого, Дрезден, прекрати сейчас же. По утрам мы все выглядим, как дерьмо, - добавил Купер, критическим взглядом осматривая свою прическу - а, точнее, ее жалкие остатки. - И напомни мне в следующий раз не ложиться спать с гелем на волосах - это же просто ужасно...

Но, тем не менее, доля истины в словах Гарри все-таки была. Дейлу действительно лучше было бы как можно быстрее научиться контролировать вот это вот все, что так внезапно оказалось в его распоряжении - а иначе дело не ограничится одной лишь сгоревшей проводкой.
Дейл чувствовал себя так, словно надел чужую одежду - вроде как даже все по размеру и впору, но все равно как-то не то. Жутко непривычно. И собственный голос звучал так же - ежесекундно возникало желание откашляться и прочистить горло.

Однако произнести что-то еще Дейл не успел, потому что Гарри вдруг зажмурился, с силой стиснул его плечи и как-то опасно покачнулся, будто изо всех сил стараясь не потерять равновесие. Купер тотчас же на автомате схватил чародея за запястье, а Гарри вдруг открыл глаза - взгляд их был потемневшим и каким-то расфокусированным. Дрезден будто бы смотрел куда-то сквозь него, не различая вокруг ничего.
Однако Дейл почти сразу понял, в чем дело - еще до того, как Гарри начал бормотать не своим - и даже не дейловым - голосом.

Сам Купер пока что так и не смог в полной мере привыкнуть к этому - хотя, моментами ему казалось, что к подобному в принципе сложно привыкнуть. Да и вряд ли когда-нибудь удастся. Однако же большую часть времени этот дар никак его не беспокоил - с той лишь разницей, что раньше он видел только странные пророческие сны, а теперь такие видения могли возникнуть наяву - и в любой момент.

- Ну, как тебе сказать… Когда как - иногда ощущается сильно, иногда слабо. Видимо, это зависит от того, что именно ты видишь, - задумчиво произнес Купер, все еще обеспокоенно всматриваясь в «свое» лицо и поглаживая большим пальцем запястье Дрездена, когда того отпустило. - Да уж, я и не думал, что со стороны это может выглядеть настолько жутко…

Теперь не оставалось никаких сомнений – все перемешалось с ног на голову чуть более, чем полностью. И, судя по всему, не было пока что никаких идей, как все вернуть на свои места.
Дейл вздохнул и задумчиво почесал бровь, глядя на не менее озадаченного Гарри (а технически – на самого себя, что вводило в еще куда больший когнитивный диссонанс). По крайней мере, пока что последняя из оставшихся лампочек не планировала перегорать, хоть и периодически зловеще перемигивалась.
Чуть склонив голову набок, Куп улыбнулся уголком губ и взял Гарри за руку, поглаживая пальцем костяшки. И, в то же время, стараясь не слишком сильно задумываться о том, что он сейчас  практически держит за руку сам себя.

- Мы разберемся, - сделав многозначительное ударение на первом слове, произнес Дейл, сжав чуть сильнее ладонь Гарри в своей. - В конце концов, каким-то образом влипли в это мы оба - значит, нам обоим и выкарабкиваться. И черта с два ты опять взвалишь все на себя - тем более что теперь, судя по всему, это я гроза всех электроприборов в радиусе километра, - со смешком добавил Купер, глядя Гарри в глаза. - Нам в любом случае нужно действовать сообща. Ну а пока что… Кому-то нужно немного приодеться, - проговорил с улыбкой Купер, окинув Дрездена взглядом. - А потом мы выпьем кофе и решим, что нам со всем этим делать. И, да... - вдруг, осекшись, произнес Дейл, - что ты там увидел?

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+2

6

- Я говорил тебе это уже много раз, - отозвался Гарри на реплику о геле для волос и улыбнулся.

Если бы он видел себя в этот момент со стороны, то поразился бы тому, насколько эта улыбка была той самой дейловой, настоящей и открытой. Это в его собственном исполнении, на его лице, она частенько была чуть кривоватой и не без саркастических оттенков. Чародей – он вдруг задумался, а мог ли сейчас он так себя называть? или стоило-таки временно про себя именовать себя медиумом? – редко когда просто улыбался вообще или кому-то, именно искренне, а не без контекста или будучи в образе. В основном всё его общение строилось либо с клиентами, либо с врагами, на худой конец – воинствующими нейтралами и очень редко с друзьями.

Однако, с появлением Дейла, конечно, это стало понемногу меняться. И вот он стоял в его ванной и улыбался этой самой улыбкой. В его же теле.

Как будто одного этого было мало, чтобы стереть сию улыбку с дрезденова лица, возвращая его в немилосердную, самую обычную его чародейскую – ой, к чёрту! – реальность, так на него ещё и навалилось это. Пророческий приступ, самым натуральным образом перекрывший ему обычное восприятие реальности смешал всё в кучу и на какое-то время дезориентировал его.

Изучая Купера и его способности более внимательно и досконально, без извечного дыхания БОБа и Уиндома Эрла ему в затылок, Гарри опрашивал и самого виновника, и его коллег. Собирал все факты вместе, анализировал, делал выводы. Из этих бесед – в основном, кстати, с Альбертом Розенфильдом, на определённом этапе человеком, от которого он ожидал самый большой ушат помоев себе на голову, но в котором удивительно быстро нашёл понимание и куда более высокий в сравнении со всем Твин Пиксом вместе взятым интеллект – маг знал, что временами Дейл делал предсказания так, будто бы пил кофе. Легко, непринуждённо, не выпадая из реальности и особо не отвлекаясь на процесс. Он будто смотрел своим внутренним взором в какое-то только ему доступное окошечко в реальности и видел. Конечно, оно работало, как всегда – смутно, кривовато, обще. Будущую жертву БОБа, Лору Палмер, например, он описал как школьницу, блондинку, принимающую наркотики. Это где-то половина всех школьниц страны, с такой информацией невозможно полноценно работать. А получать дополнительные данные, расширять это окошко или хотя бы фигурально протереть его, чтобы видеть силуэты не так размыто, он тогда не умел.

Гарри учил его чему-то, что знал сам, чему-то, что советовал уже его (их) Боб, искал адекватных профессиональных медиумов в Чикаго. И вот он сел в эту своеобразную лужу сам. Быть полноценным эктомантом – нихрена не просто. Пока Дрезден не вмешался, Купер силой упорства и невежества блокировал добрую половину всего того, что было дано ему природой, только изредка заглядывая вот в тот самый глазок и периодически страдая от психоделических провидческих снов. По вновь загудевшей голове и расфокусировавшемуся зрению, он понял, что проблемы только начинались и легко справиться с ними, даже призвав на помощь всю свою практику, не получится.

Шелест голосов наполнил ванную комнату, почти перекрывая собой то, что говорил Купер, и у Дрездена заслезились глаза, потому что реальность перед ним действительно расслаивалась и шла разноцветными кругами, как те, что образуются на лужах из-за пролитого бензина. Видимо, этот самый шелест – бесконечное перешёптывание сотен и тысяч духов, что перманентно вились вокруг почти любого медиума, притягиваемые его способностью их слышать и с ними взаимодействовать, словно магнитом – был сродни его собственному чародейскому магическому зрению. Гарри помнил, как сначала сделал для Дейла амулет, позволяющий его блокировать, а потом учил его это всё "отключать" точно так же, как он отключал взгляд.

Купер взял его за руку, и мельтешение почти прекратилось, а гул постепенно отошёл на второй план. Дрезден чувствовал себя разладившимся телевизионным приёмником, который ловил одновременно добрую сотню каналов и не мог определиться, какой же ему транслировать вот прямо сейчас. Наверное, именно так ощущала бы себя техника в его присутствии, если бы у неё было сознание.

Купер взял его за руку и привычно проскользил по коже руки большим пальцем, а Гарри чуть не отдёрнул эту самую руку – потому что чисто внешне выходило же так, что он гладил себя сам. Это было странно, это было непривычно, не говоря уже о том, что неправильно! И почти неприятно. Поэтому он зажмурился, устраняя внешний визуальный раздражитель, сосредотачиваясь исключительно на ощущениях, и стало полегче.

Мы разберемся. И чёрта с два ты опять взвалишь все на себя, - добавил Дейл, и чародей кривовато улыбнулся, всё ещё не открывая глаз.

Временами – когда Куп выдавал подобные этому комментарии – Гарри всё ещё испытывал лёгкое чувство вины за произошедшее в Твин Пиксе. Но оно истералось всё больше с каждым прошедшим днём, потому что он ни на мгновение не раскаивался в содеянном. Он сделал то, что был должен и, если бы ему вдруг выпала возможность что-то поменять, он бы повторил всё снова. Конечно, это было слегка эгоистично (или не слегка?), но он привык так работать, так было проще, так было эффективнее. И для него, хотя бы чисто для него одного, это имело громадный смысл.

Сейчас, слава богу, опасность им не грозила. Во всяком случае, не смертельная, не непосредственная и не особо конкретная. Конечно, они были в глубокой заднице с этим внезапным обменом телами, неизвестно кем организованном по непонятным правилам и условиям, но...

Дейл вдруг сказал, что ему было бы неплохо приодеться, и Гарри фыркнул, открывая глаза и глядя на себя в зеркало. Он только сейчас вспомнил, что всё это время стоял тут в чём мать родила (не это тело и не его мать, но не важно уж, ладно!).

- Хорошо, - отозвался он, продолжая лыбиться себе в зеркале голливудской улыбкой специального агента ФБР Дейла Бартоломью Купера. – Но сначала я помою голову! И кстати, - он вновь повернулся к изрядно помятому и взлохмаченному фбровцу в своей потрёпанной шкурке. – Ты называешь это, - чародей многозначительно ткнул "себе" на лицо обоими указательными пальцами, - дерьмом? Да ты охренел! Я могу прям так зубную пасту рекламировать. – А потом он потянулся за той самой пастой со щёткой со стопроцентным намерением почистить-таки зубы. Открыл кран и почти моментально помрачнел. – А что я увидел, лучше не спрашивай. Что-то огромное, волосатое и когтистое. Ничего нового. Я такое обычно вижу почти каждый день.[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

7

На самом деле, Дейл никогда не имел привычку слишком уж беспокоиться о собственной внешности. Он, конечно же, следил за собой, потому как того требовали его должность и место работы, но, в то же время, в крайности не впадал.
Поэтому все комментарии Дрездена по поводу своей внешности Купер всегда воспринимал с удивлением и некоторым смятением. Даже сейчас, когда ему представилась практически уникальная возможность в буквальном смысле увидеть себя со стороны. Этот опыт, напротив, позволил ему наконец-то понять, что иногда лучше не злоупотреблять гелем для волос. А тем более ложиться в таком виде спать - это же просто кошмар какой-то, ну в самом-то деле.
Однако чем дольше Купер смотрел на самого себя со стороны, тем все сильнее его охватывало ощущение какой-то сумасшедшей нереальности происходящего, граничащее с желанием в панике выбежать из ванной комнаты.

Но впадать в панику сейчас было явно не лучшее время.

- А не может быть так, что это самое видение каким-то образом связано с тем, что с нами произошло? - задумчиво пробормотал Дейл, обращая взгляд на свое отражение в зеркале, которое смотрело на него сейчас лицом Гарри. Купер нахмурился не своими бровями и подался чуть ближе, пристально изучая свое нынешнее отражение.
Чертовски непривычно - именно так можно было описать все его чувства по этому поводу, но даже и их не хватало для того, чтобы охватить весь спектр ощущений.
Все так же сосредоточенно всматриваясь, Дейл убрал взлохмаченные волосы со лба, зачесав их назад - руки вдруг так и зачесались воспользоваться гелем. Купер скосил взгляд чуть вниз и в сторону - к ящику под раковиной, где и лежала заветная баночка.
Но, наверное, пока что от этого стоило бы воздержаться.

Напоследок взглянув еще раз на «свое» отражение в зеркале, Дейл вышел из ванной, оставляя Гарри совершать свои водные процедуры, а сам направился на кухню, перед этим завернув в спальню, чтобы накинуть на плечи рубашку.
Каждое движение в этой… новой оболочке ощущалось тоже странно - отчего-то даже не сразу получилось с первого раза попасть в рукава. Хотя, наверное, со стороны это смотрелось более чем забавно.

Едва переступив порог кухни, Дейл так и замер на месте, потому что буквально кожей ощутил вибрацию, практически гудящую в воздухе мерным едва слышимым гулом. Вся техника, начиная от холодильника и заканчивая кофеваркой, тотчас же отреагировала на его присутствие - Куп сделал глубокий вдох и сжал ладони в кулаке, пытаясь хоть как-то унять это все.

- Спокойно, - пробормотал Дейл самому себе, осторожно ступая - так, как будто бы не на кухню заходил, а в вольер к хищникам. На самом деле, после сгоревших прямо у него над головой лампочками он чувствовал себя именно так, ожидая подвоха в любую секунду.
Когда он проходил мимо холодильника, тот на секунду загудел на более низких нотах - а затем снова обратился в мерное бормотание. Только вот Куп все равно дерганно отскочил от него на полметра, едва не снеся стул.
Дело оставалось за малым - всего лишь нажать кнопку на кофеварке и отойти куда-нибудь подальше, чтобы лишний раз не спровоцировать восстание машин.

С десяток секунд Дейл, скрестив руки на груди, стоял напротив кофеварки, сверля ее решительным взглядом - и в тот самый момент, когда он уже было занес палец над кнопкой, радио, стоявшее на подоконнике внезапно включилось, взрываясь на всю кухню какой-то бессмысленной мелодией.
И так взвинченный Купер так подскочил на месте, что кофеварка включилась сама, без всякой посторонней помощи. Дейл понадобилось несколько секунд, чтобы перевести дыхание и унять расшалившееся сердцебиение.
Решив, что лучше без Гарри близко к кофеварке не подходить, Куп уже было вышел из кухни, как вдруг в очередной раз едва не стал заикой - в коридоре затрезвонил телефон. Пару мгновений Дейл тупо смотрел на него, а затем, все же решив для себя, что, возможно, квартира не взорвется от того, что он ответит на один-единственный звонок.

- Да?.. - только и успел произнести Купер, прежде чем отвести трубку подальше от уха - потому что иначе он бы рисковал оглохнуть напрочь.

- АЛЛО, КУП? ЭТО ГОРДОН, - донеслось из трубки на ультраповышенных тонах. Попервости все те, кто не был знаком с Гордоном и не знали о его… особенности, испытывали самый натуральный культурный шок, когда он в буквальном смысле начинал на них орать. И если при личном общении это еще как-то можно было переносить, то телефонные разговоры с Гордоном это было нечто неописуемое.
- КУП, Я ЗНАЮ, ЧТО У ТЕБЯ ОТГУЛ, НО ТУТ НАРИСОВАЛОСЬ СРОЧНОЕ ДЕЛО, БЕЗ ТЕБЯ ТУТ НЕ СПРАВИТЬСЯ. ПРИЕДЕШЬ, И Я ТЕБЕ ВСЕ РАССКАЖУ, ЭТО НЕ ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР.

Дейл не видел себя со стороны, но после этих слов на его физиономии отразились разом все степени отчаяния, какие только можно было представить - и как раз в этот момент из ванной вышел Гарри, на которого Купер тотчас же уставился с нечитаемым выражением на лице.

- КУП, ТЫ МЕНЯ СЛЫШАЛ? - трубка вновь прокричала голосом Гордона, и пару секунд Дейл смотрел на нее так, словно та в любой момент могла взорваться. Однако делать было нечего.
Вновь подняв взгляд на Гарри, Купер поднес трубку к уху и проговорил так же громко, чтобы на том конце провода его точно услышали:
- Я все понял, Гордон, буду через пару часов!

- У ТЕБЯ КАКОЙ-ТО СТРАННЫЙ ГОЛОС, КУП, ТЫ ТАМ НЕ ЗАБОЛЕЛ? - вновь оглушило из трубки. - В ОБЩЕМ, ЖДЕМ, ДО СКОРОГО, ДЕЙЛ!

На несколько мгновений в коридоре повисло гробовое молчание, которое разбавляли монотонные телефонные гудки. Купер осторожно положил трубку и взглянул на Гарри - он никогда не думал, что его собственное лицо может так красноречиво выражать эмоции.

- Итак, что мы имеем, - произнес, наконец, Дейл, устало потерев переносицу, а затем продолжил, начиная загибать пальцы на руке: - Перепутанные тела. Взрывающуюся технику и видения. А теперь еще и срочный вызов в Бюро. Практически полный комплект, - резюмировал Купер, отставив вверх большой палец. Только едва ли во всей этой ситуации было хоть что-то классное.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+2

8

- Мфмффм? - переспросил Дрезден, полуобернувшись к фбровцу с полным ртом пены от зубной пасты и торчащей из него же зубной щёткой, кажется, всё-таки всё того же Дейла. Поглядев на него с пару секунд и глазами пытаясь передать какое-то сообщение, он вновь фыркнул, вернулся к раковине и сплюнул лишнее и мешавшее говорить. - Не может ли жутко страшный когтистый монстр быть связан с нашим ...новым опытом? - он приподнял голову и снова взглянул на Купера, но уже воспользовавшись отражением в зеркале. - Господи боже, Дейл, я надеюсь, что нет. И, блин, ты даже не думай! - добавил он суровым куперовским "No magic tricks and psychological mumbo-jumbo" тоном, уловив знакомое движение его пальцев и направленный в сторону таящейся в шкафу банки с гелем взгляд. - Моё тело - мои правила... - он помолчал, промывая щётку под всё такой же ледяной струёй воды и изучая чуть потерянное собственной лицо, отражающее всю глубину смятения своего партнёра. - Но вот это, - он указал пальцем на торчащую волной прядь своих текущих волос, - я смою.

Когда Дейл вышел из ванной, оставив его завершать в голом одиночестве свой утренний туалет, Гарри слегка напрягся. Потому что теперь его любимый бойскаут становился сосредоточием существенной магической силы со всеми вытекающими (иногда в прямом смысле) последствиями. И, поскольку, как они выяснили, их взаимное "заземление" сейчас поломалось точно так же, как и привычный порядок вещей, самостоятельное перемещение Купера по квартире представляло достаточно серьёзную угрозу... всему. Гарри вздохнул - ему нужно было разобраться с условно своими волосами и прочими местами как можно быстрей.

Открыв воду над ванной и вознамерившись таки вымыть весь проклятый гель из чудесных волос специального агента, он не переставая перебирал в голове все возможные варианты причин произошедшего. Что могло дать такой эффект? Кто? Зачем? Владели ли именно такой магией фэйри или Совет и как она соотносилась с отделением способностей от сущности и привязыванием их исключительно к конкретному телу. По чьим правилам они сейчас играли и какими эти самые правила были? При всём при этом из головы не шла и его собственная, брошенная вчера посреди ссоры фраза - Ты не знаешь, каково это - быть чародеем.

Точно так же, как Купер понятия не имел о том, что включает в себя это понятие и какие накладывает обязательства (впрочем, разумеется, далеко не на каждого - это просто Дрезден в детстве перечитал комиксов с Человеком-Пауком), так же (как он уже успел выяснить), он сам не представлял, что значит быть медиумом. Конечно, второе было.. менее травмоопасно - если не считать тех злобных свихнувшихся духов, что периодически хотели забраться в ваше тело и использовать его как сосуд для своих зловредных махинаций - и не так открыто, ведь Дейл Купер не публиковал объявлений о снятии сглаза или посредничестве в общении с несвоевременно почившим дядюшкой. И всё же эктомантия несла с собой некоторые свои собственные своеобразные минусы.

Чародей остро ощущал нехватку знаний своего неизменного ассистента Хротберта, но тот остался в далёком Чикаго и мотаться за ним возможности особой у него не было - портал ему теперь не открыть, а лететь на самолёте не мог Дейл в его источающем магию теле. Оставить же его одного здесь тоже было дико и граничило с самоубийством, разве что заручиться попечительством Альберта. Но у Розенфильда почти наверняка было полно своих собственных дел в Бюро, кроме как сидеть и нянчиться с.. и как именно он собрался ему это объяснить?

С другой же стороны - и тут Гарри приободрился, пытаясь намылить волосы щедро выдавленным в руку шампунем на первый раз - ему открывался широкий спектр всевозможного технического оснащения! В этом теле, абсолютно свободном от магических энергий, он мог послушать музыку в плеере, посмотреть полноценно телевизор, мог полететь на самолёте, сходить в кино, сесть за руль нормальной машины и включить радио! Мог звонить по телефону без того, чтобы тот кашлял ему на ухо и рассыпал в сторону искры. Он мог пользоваться интернетом!

- Дейл, представляешь, я могу выйти в интернет! - именно с этой репликой, склонив голову на бок и вытряхивая из уха воду, одной рукой натирая, вроде бы, чисто вымытые волосы полотенцем, он и выперся из ванны в коридор.

Шум воды, а затем и шорох полотенца заглушили телефонный звонок, и Дрезден пребывал в блаженном неведении, что в их маленькую (и без того уже нарушенную) идиллию вторгся кто-то ещё. Поэтому выйдя из ванной комнаты и натолкнувшись на плещущуюся в своих собственных, только вот находящихся сейчас на другой стороне коридора, глазах панику, он даже слегка опешил. Замер. Нахмурился. Медленно опустил руку с полотенцем и облизал губы - на них с кончиков свободных теперь от геля волос ещё капала вода.

Немая сцена длилась всего ничего - каких-то секунды три-четыре, на протяжении которых фбровец разглядывал трубку с таким видом, будто мучительно пытался принять решение - у него в руке граната, которая может рвануть в любой момент, или змея, которую он жаждет задушить всеми фибрами души.

— КУП, ТЫ МЕНЯ СЛЫШАЛ?

Вопли Гордона Коула, дейловского супервайзера, были всегда слышны из-за стен, из-за дверей и вот теперь ещё и с расстояния в палу метров из телефонной трубки. Дрезден закрыл глаза и в сердцах скомкал полотенце, когда услышал в следующее мгновение ответ агента. После него молчание накрыло их снова. Такое густое и концентрированное, что Дрезден мог даже слабо, но расслышать чуть потрескивающие в нетвёрдой руке Купера гудки телефонной трубки.

- Только не говори мне.. - начал было чародей, но хозяин квартиры прервал его, словно бы не расслышав, и принялся загибать длинные дрезденовы пальцы, отсчитывая, сколько же на их голову с утра высыпалось дерьма. Поднятый в конце "палец вверх" в исполнении его тела смотрелся совсем иначе - не хватало экспрессии? Впрочем, нет. Анатомическое строение позволяло лицу Дрездена при необходимости таращить глаза куда более выразительно, и сейчас это более чем ощущалось.

Сам Гарри уставился на этот палец с выражением - как ему казалось - бесконечного страдания на лице. Они не могли в таком состоянии тащиться в Бюро - это почти через пол города! - подвергая опасности кучу невинных жителей, а потом и горстку наверняка собравшихся на брифинг агентов ФБР. Но, судя по всему, выбора у них особого не было. Вселенная была в своём репертуаре, и эта поездка начинала приобретать крайне знакомые Дрездену черты своих рабочих будних дней. Его типичное везение работало и в Вашингтоне, и рядом с Дейлом на полную катушку. А это значило, прежде всего, что начатый Купером подсчёт согнутых пальцев только наберёт обороты в ближайшие пару часов и к вечеру они будут в абсолютном дерьме по самую грудь. И, если им свезёт особенно, мир окажется на грани гибели примерно в следующие семьдесят два часа.

- Пахнет горелым, - чародей непроизвольно принюхался и посмотрел мимо Дейла. - Ты что, был на кухне? Тебе в таком состоянии туда лучше не ходить, - он подошёл ближе и, совершив над собой огромнейшее внутреннее усилие, взял фактически самого себя, но технически Дейла за руку, повторяя его жест из ванной, и сжал пальцы. Затем, на секунду зажмурившись, обхватил обеими ладонями его лицо и постарался говорить как можно более мягко, и с чарующим, невероятно мягким даже изнутри голосом тела Купера это получалось просто на ура. - Марш умываться, а я пока приготовлю нам завтрак. Тебе надо поесть. И сделаем мы это в спальне, а потом.. - он осуждающе покосился на молчащий теперь телефон. - Всегда мечтал побыть агентом ФБР.[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

9

Пахнет горелым - это можно было отнести не только к, наверняка, уже почившей кофеварке, что служила Дейлу верой и правдой вот уже три года, но и к ситуации в целом.
Пахнет горелым - и тут уже никакие пожарные не помогут. Тушить этот пожар придется им самим, первыми попавшимися подручными средствами.

На самом деле, Купер не относился к той категории людей, которые при каждом удобном или неудобном случае впадают в панику. Скорее, наоборот - он старался всегда и везде сохранять спокойствие и был твердо убежден в том, что безвыходных ситуаций не существует.
Окружающие по-разному реагировали на этот неискоренимый оптимизм - кто-то недоумевал и удивлялся тому факту, что, будучи агентом ФБР и то и дело сталкиваясь по работе с не совсем приятными вещами, вообще в принципе возможно сохранить такую легкость духа; кого-то эта черта Дейла откровенно раздражала, а кто-то считал, что это всего лишь умело склеенная маска, и Купер умело играет роль эдакого никогда неунывающего бойскаута.
Но Дейл не притворялся и ничего из себя не строил - потому что попросту не умел этого делать. И весь этот порой льющийся через край и грозящий затопить все вокруг оптимизм ни в коем случае не был наносным и надуманным.

Тем не менее, сейчас он чувствовал, как его привычное мироощущение потихоньку начало давать трещину. Хотя, у него еще оставались кое-какие внутренние ресурсы, чтобы окончательно не впасть в отчаяние - так или иначе, но это уж точно никак не помогло бы в их ситуации.
Однако Дейл не смог сдержать тоскливого взгляда в сторону кухни, которая, возможно, уже была объята пламенем - теперь он и сам почувствовал этот едкий запах. Он вдруг в буквальном смысле ощутил так, как будто бы вокруг него начала сгущаться какая-то вязкая и темная туча, нагоняющая такие же вязкие и темные мысли. Купер всеми силами пытался ее отогнать, но в то же время понимал, что, возможно, в какой-то момент собственных сил ему не хватит.

Скосив взгляд в сторону злосчастной кухни, поглощенный своими не совсем радостными мыслями Дейл не сразу заметил, как Гарри подошел к нему ближе, и потому едва ли не подскочил, когда тот коснулся его ладони - точь-в-точь, как совсем недавно сам Дейл взял Дрездена за руку. Однако же этот тактильный контакт ощущался до безумия странно - и тогда, и сейчас казалось, будто бы он касается самого себя.
Он не знал, сколько еще должно было пройти времени, чтобы это все перестало ощущаться настолько странно и дико. Но, ежели им придется-таки провести в таком «спутанном» состоянии продолжительное время, стоило бы, наверное, попытаться к этому… привыкнуть? Однако сейчас это казалось чем-то совершенно немыслимым.

Но Дейл вдруг почувствовал, как от этого прикосновения стало гораздо легче - и все эти тучи, что начали заполонять пространство вокруг, практически разом рассеялись, словно бы по мановению волшебной палочки - пускай технически Купер сейчас был чародеем. Тем не менее, его Гарри не нужна была магия для того, чтобы творить самое настоящее волшебство.
Задумавшись об этом, Дейл не успел толком среагировать, когда Дрезден вдруг коснулся ладонями его лица, словно бы заставляя смотреть прямо на него, а не куда-то вниз и в сторону.
Возникшее было рефлекторное желание отпрянуть в сторону оказалось полностью сведено на нет, когда Гарри начал говорить - и Купер вдруг самолично испытал, как именно действует его собственный голос на окружающих. В частности, на Дрездена.

Это было невероятно странно. Странно в самой его наивысшей степени. Странно возведенное в абсолют и доведенное до кипения.
Однако его собственный мягкий голос вдруг подействовал удивительно успокаивающе - настолько, что это навязчивое ощущение взвинченности, которое не покидало Дейла с первого трезвона телефона, практически полностью отступило на второй план. Настолько, что Купер смог, наконец, позволить себе глубокий вдох полной грудью, который помог прочистить голову от всяких назойливых мыслей.
Дейл медленно выдохнул и кивнул в ответ на слова Гарри, подняв руку и мягко обхватив пальцами его запястье, попутно стараясь не думать о том, что это вот самое запястье вообще-то его.

- Будет сделано, агент Дрезден, - с тихим смешком произнес Куп, а затем, вздохнул: - И проведем тебе подробный инструктаж на всякий случай. Я хоть и буду с тобой, но все равно лишним не будет… - и, в очередной раз окинув Гарри с ног до головы, добавил: - А еще нужно будет одеться. И желательно в костюм.

А еще - с самого порога не разнести Бюро в щепки.
Но об этом Дейл уже подумал про себя.

Холодная вода как будто бы еще больше примирила Купера с суровой окружающей реальностью. Где-то с минуту он провел за тем, что пристально изучал свое отражение в зеркале, которое своим в полной мере пока что не ощущалось, пускай оно и повторяло за Дейлом все в точности до миллисекунды.
Освежившись, Купер из ванной направился прямиком в спальню - из кухни доносились какие-то приглушенные звуки, но Дейл решил лишний раз не рисковать, тем более что пока им с Гарри так и не удалось устранить этот досадный рассинхрон, возникший вдруг между ними. Благо, что в спальне не было практически никакой техники, не считая диктофона, что покоился сейчас в ящике одной из прикроватных тумбочек - однако Дейл надеялся, что его флюиды до него не доберутся.

Купер занял себя тем, что аккуратно сложил разбросанные тут и там с прошедшей бурной ночи вещи и заправил постель, а затем, подумав с пару секунд, полез в шкаф за рабочим костюмом. Повесив комплект на дверцу, Дейл кинул взгляд на отражение в зеркале на одной из створок шкафа - ему, судя по всему, придется облачиться во что-то из вещей Гарри. Куп перевел взгляд чуть в сторону, где на полках спутанными стопками лежала одежда Дрездена, которую тот закинул туда в день прибытия в Вашингтон, и тихо вздохнул.
Предстоит веселенький визит в Бюро, востину.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+2

10

Гарри только фыркнул в ответ.

- Не нравится смотреть на собственный голый зад? - он провокационно вскинул бровь, пытаясь представить в то же самое время, как лицо Купера могло выглядит в этом случае. Сам-то он не обладал характером, для которого подобное поведение было характерно или  - упаси, Боже - приемлемо. - Для тебя я прикроюсь фартуком.. У тебя же наверняка есть фартук. - На счёт костюма - ничего не могу обещать! Разве что у тебя просто нет другой одежды.

Напоследок ещё раз улыбнувшись, Дрезден проводил своего, вроде как, подуспокоившегося медиума в ванную, искренне надеясь, что там он уж точно ничего больше не пережжёт. Разве что оставшуюся пока в живых лампочку. Но это было наименьшее зло. Сам же он направился на кухню и занялся инспекцией нанесённого - или не нанесённого - ей на данном этапе урона.

Палёным действительно пахло, но, на сколько он мог судить (а при отсутствии предыдущего полноценного опыта общения со всей этой техникой это было сложно), сильно ничего не пострадало - так, перегорел провод  у тостера и у кофеварки сбились к чертям все настройки, вот она и сожгла кофе, вместо того, чтобы заварить им чашечку. Вычистив ошмётки, Гарри призвал на помощь все воспоминания и пространные брошенные Дейлом фразы, чтобы восстановить порядок работы с этим чудо устройством. В итоге же он решил не рисковать, а просто повыдёргивал большую часть приборов из розеток и достал из шкафа турку.

После нескольких совместных кофепитий Купер как-то автоматически стал считать, что Дрезден понимает в этом вопросе ровно нихрена, и взялся за его обучение. В итоге он далеко не сразу узнал, что на самом деле пришелец из Чикаго очень неплохо варит кофе сам. Просто чаще всего (почти всё время) у него элементарно нет на это времени, настроения, либо холодненька бутылочка Макова пива выглядит в тысячи раз привлекательнее. И вот его час настал.

Поставив кофе на огонь и чуть было не добавив по вкусу специй - внутренний голос очень вовремя успел напомнить ему, что Куп любит свой кофе чёрным, как полночь в безлунную ночь - он вознамерился было убрать кофе и прочую утварь в шкафы и наткнулся на диктофон, лежащий возле хлебницы. Сперва это показалось ему странным - он точно помнил, что свой обычный инструмент общения с бедняжкой Дайной Дейл держит в тумбочке возле кровати. Ну а с другой стороны.. его привычка была столь сильной и глубоко укоренившейся, что этих диктофонов во всех местах у него могло было бы быть с десяток.

Секунд десять Дрезден разглядывал его, а потом протянул к нему руку. Открыл и глянул на кассету, чтобы убедиться, что там стоит почти новая, чуть отмотал назад и проверил, есть ли запись. Её не было. А потому хмыкнул и щёлкнул клавишей Rec.

- Дайан, сейчас 9:44 утра 27 августа 2000 года, это агент Купер..  - начал было он, хмурясь и изо всех сил подражая манере Купера совершать свой ежедневный ритуал надиктовки, но потом всё же не выдержал и издал лёгкий смешок. - Ну, это очевидно же. Дайан, уже 9:45, у меня грёбаный выходной, но, знаешь, что мне пришло в голову? - он нахмурился ещё больше и опёрся голым бедром о столешницу, обхватывая себя свободной рукой и устремляя взгляд в даль. - Тебе наверняка известно расхожее выражение "побывать на чьём-то месте". Это же полная чушь, ведь мы прекрасно знаем, что оно исключительно фигуральное. Однако, есть вероятность, что я смог максимально приблизить его к практике. И вынужден отметить, что опыт такого рода несёт в себе безусловный положительный эффект, когда мы говорим о мировоззренческих разногласиях двух индивидуумов.

Дрезден щёлкнул клавишей "Стоп" и посмотрел на диктофон в своей руке так, будто видел эту хреновину первый раз в своей жизни. Видимо, пребывание в теле Купера заставляло его не только ощущать мир тонких материй и видеть возможные предсказания будущего, но ещё и говорить, как он. Из ступора его вывел только вовсю зашипевший кофе, который уже закипел сверх меры и выбрался за пределы турки. Чародей чертыхнулся и отставил напиток в сторону, уповая на то, что небольшое нарушение технологии производства не шибко сильно отразилось на вкусе.

Следующими были яйца. На самом деле Гарри нельзя было назвать шеф-поваром: в его обычный рацион входила в основном еда крайне быстрого приготовления и столь же быстрого употребления, бесхитростная и калорийная. Занятия магией и почти всегда сопутствующие им физические нагрузки обладали выматывающим эффектом, требовали огромных затрат энергии и потому восполнялись Дрезденом всегда по максимуму - с его-то образом жизни никогда нельзя было быть уверенным в том, когда ты в следующий раз поешь. Но с появлением в его жизни Дейла Гарри сделал над собой некоторое усилие и вот, среди прочего, научился готовить неплохую болтнуью с беконом и тостами.

Вот только тостер подгорел, поэтому вариантом замены могли выступить гренки. Гарри достал сковородку и направившись за недостающими ингредиентами, упёрся в холодильник. Подумать только! Он уже бывал у Купера, но почти никогда не пользовался кухонной утварью сам, предоставляя хозяину обо всём заботиться самостоятельно на тот случай, если установившееся между ними "заземление" даст сбой. И вот теперь дело с ним имел непосредственно он. Холодильник! Дома-то  Дрездена ничего подобного не было, у него был самый настоящий ледник со всеми вытекающими.

Закончив возиться с едой и распределив завтрак по тарелкам, он разлил кофе, выполнил обещание, напялив на себя действительно найденный на кухне полосатый фартук и, подхватив кружки, направился в спальную - рук тащить всё сразу ему определённо не хватало.

Ощущения были чертовски необычные - ничто не взрывалось, ничто на него не реагировало, он не ощущал текущих сквозь тело потоков знакомой магической энергии, зато постоянно чувствовал  этот вибрирующий гул сотен голосов. Ещё пару раз в процессе готовки к нему пытались пробиться видения разной степени значимости - кто-то из соседей полез на дерево за котом, но упал и сломал ногу, какая-то женщина с выбритым виском и зелёными волосами выиграла в лотерею, в центральной больнице Орегона выключился свет и четырём пациентам не смогли провести операцию, в одной из сцен он даже узнал моментально вызвавший по всему телу мурашки Твин Пикс, но Гарри поспешил помотать головой, отгоняя наваждение. Сейчас же всё временно отступило. Или сделало вид.

Так или иначе, войдя в спальную и обнаружив Дейла уныло разглядывающим свои футболки, шорты и джинсы, разложенные на кровати, Гарри не испытывал никакого особого дискомфорта, кроме.. Кроме.

Первое, что Гарри сделал, войдя в комнату, это отставил оба всё ещё дымящихся сосуда на комод и крепко-крепко обнял чуть опешившего хозяина квартиры, пробормотав ему на ухо что-то вроде "я рад, что ты меня тогда позвал". И пусть Купер хоть трижды был в его собственном теле, эти объятия не были неприятными, потому что под всем этим наносным внешним видом всё ещё оставался его Дейл, которого он вполне мог не встретить, которого мог лишиться, будь тот год назад в Твин Пиксе один. Виной всему было то самое видение, резко напомнившее о потаённых страхах и периодически мучающих его кошмарах. Так что Дрезден прижал его к себе так, будто боялся, что Дейл может ускользнуть в любой момент, исчезнуть, и уткнулся носом ему в плечо, закрывая глаза.

- Боюсь, твои вещи на этом теле будут смотреться несколько нелепо, - мягко проговорил он, отпустив наконец Купера и протягивая ему его чашку с кофе. - А по поводу инструктажа.. Ты уверен? Гордон ведь знаком со всей этой чертовщиной. Я имею в виду.. Чёрт, да у него в шифре есть элемент с голубой розой! Ему и Альберту мы можем рассказать. Сможем даже, наверное, доказать - пусть зададут тебе любой вопрос. А вот с остальными определённо придётся повозиться. Он не сказал, что за дело?[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

11

Нельзя было сказать, что дрезденовский вкус и манера одеваться были для Дейла чем-то из ряда вон. Они просто были… другими. По большей части всему виной была укоренившаяся и въевшаяся под кожу привычка, которую уже ничем нельзя было вывести. Привычка и обязательства, шедшие с ней бок о бок. Конечно, у Дейла была и обычная, «человеческая» одежда, как шутливо называл ее Гарри. Однако в связи с тем, что работа занимала у Купера большую часть его времени, то и надевал он эту самую «человеческую» одежду не так часто.
Поэтому на некоторое время Дейл впал в самый настоящий ступор - на долю секунды ему даже пришла в голову безумная мысль облачиться в свой привычный костюм, но эту идею он тотчас же отмел. Ему сразу же стало понятно, как только он накинул рубашку, что все же какая-никакая, но разница в размерах есть - рукава были малость коротковаты, да и сама рубашка как-то не так сидела в плечах. Поэтому это однозначно был не его вариант.
Перебирая вещи Гарри на полке и пытаясь отыскать какую-нибудь более или менее не мятую футболку, Дейл вдруг задумался о том, что, в общем-то, ни разу не видел Дрездена в классическом строгом костюме. Он вообще смутно представлял, как бы тот мог выглядеть не в своей привычной одежде. И поэтому Куп сделал себе в уме пометку на будущее - затащить Гарри в магазин одежды и убедить того хотя бы примерить костюм.
Чисто ради исследовательского интереса, конечно же.

А, тем временем, из кухни уже вовсю доносился уютный запах свежесваренного кофе и гренок, и Дейлу стало даже немного досадно от того, что он не может в полной мере наблюдать за возящимся у плиты Гарри. Он, конечно, мог бы все-таки ненадолго пробраться на кухню, чтобы хотя бы одним глазком взглянуть на это зрелище, но в итоге Купер решил не рисковать, вместо этого сделать себе еще одну пометочку - когда им, наконец, удастся все исправить, Дрезден обязательно еще раз приготовит им завтрак.

В итоге выбор пал на обычную черную футболку - ее вместе с джинсами Дейл разложил на кровати, с минуту критически разглядывая композицию своего будущего наряда. Задумавшись, он не сразу уловил звук приближающихся к спальне шагов, а вместе с ним и все более усиливающийся аромат кофе. Только когда Гарри оказался совсем рядом, Куп, наконец, сбросил с себя оцепенение. А в следующую секунду снова замер с нелепо расставленными в стороны руками, на мгновение задержав дыхание, когда Дрезден вдруг крепко обнял его ни с того ни с сего.
Но следующие слова Гарри, которые тот почти прошептал ему на ухо, тотчас же заставили его расслабиться и обнять мага в ответ не менее крепко.
В этой простой фразе было чертовски много всего. И сам Дейл нередко задумывался о том, как бы могло все повернуться, если бы к расследованию не решили привлечь чародея из далекого Чикаго. Но сколько Купер ни пытался представить такой расклад, у него все равно ничего не получалось. Потому что все произошедшее в Твин Пиксе казалось единственно верным и правильным - настолько, что иного варианта развития событий попросту не предусматривалось. Видимо, так и должно было все случиться.

И даже тот факт, что сейчас они вдруг оказались в буквальном смысле «не в себе», нисколько не омрачал. Да, вся эта ситуация была до невероятия непонятной, и бог знает, что еще может произойти сегодня - вряд ли дело ограничится одними лишь перегоревшими лапочками и вышедшей из строя кофеваркой.
Судя по всему, сейчас в Купере говорил тот самый бессменный и неубиваемый оптимист. Но даже если этот же самый оптимизм действовал в реалиях Твин Пикса, которые подчас были куда более вывернутыми наизнанку и грозящими стереть тебя в порошок, то сейчас он и тем более должен был иметь силу.
Дейл вздохнул, уткнувшись носом в еще влажные и пахнущий шампунем волосы Гарри, в этот момент совершенно не думая о том, что волосы-то это его. Потому что все ровным счетом было неважным - важно было лишь то, что здесь и сейчас Дрезден был с ним. А вместе они уж точно найдут способ, как выбраться из всего этого.

Запах кофе был именно таким, каким и должен был быть в представлении Купера, который за всю свою жизнь перепробовал кофе размером как минимум с озеро Мичиган. Поэтому различить качество кофе Дейл мог лишь по одному его запаху - а иногда и по одному только виду.
Замерев с чашкой с кофе, Купер сначала вдохнул полной грудью этот чуть горчащий аромат, а затем, чуть улыбнувшись поднес чашку к губам - и только лишь в эту секунду заметил, во что же оделся Гарри. Тот, судя по всему, ни разу не шутил насчет фартука - вздернув брови, Дейл окинул наряд Дрездена с ног до головы, а затем, наконец, сделал глоток кофе.
Десять чашек из десяти, определенно.

- Про вещи я уже и сам понял, - фыркнув, ответил Дейл, вновь кинув взгляд на разложенные вещи Гарри, а затем, аккуратно сдвинув их в сторону, уселся на кровати, подогнув под себя одну ногу. - А насчет Гордона и Альберта ты прав… Думаю, они уже повидали достаточно всякой непонятной чертовщины, чтобы не принять нашу ситуацию как какой-нибудь розыгрыш.

Так или иначе, но Твин Пикс всех в какой-то степени закалил. По крайней мере, после него границы странности у многих значительно сместились, предоставив еще больший простор, чем прежде.
- Что до остальных, - задумчиво продолжил Дейл, сделав еще один глоток и обратив свой взгляд на устроившегося рядом Гарри, - не думаю, что стоит их посвящать во все это. Просто постараемся не вызвать ни у кого подозрений и не привлечь лишнего внимания, чтобы избежать ненужных вопросов. Думаю, у тебя это получится с легкостью, - с улыбкой добавил Купер. - А вот со мной будет немного сложнее…

Задумавшись на несколько секунд, Дейл отвел глаза, рассматривая чашку, а затем вновь посмотрел на Гарри, но уже более серьезным взглядом, чем мгновениями раньше.
- Как… Как у тебя получается сдерживать это? Так, чтобы вокруг тебя ежеминутно не взрывались лампочки и мелкая техника, - с усмешкой произнес Дейл. - Теоретически, существует вероятность нахождения в помещении, забитого техникой, без особого для нее ущерба? Хотя бы некоторое время - чтобы разом не вывести из строя все Бюро.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+1

12

В ответ на вздёрнутые дейловы брови Дрезден подмигнул ему и в последний раз вильнул его собственным голым задом, после чего таки залез в шкаф и достал наугад первые попавшиеся боксёры. А потом с грустью и тоской воззрился на явно оставленный для него на дверце шкафа классический чёрный костюм. Он ещё даже не пытался одеться, но же знал, что помощь понадобится как минимум с завязыванием галстука. А ещё майка.

Дрезден вздохнул и обернулся на примостившегося на кровати Купера. Судя по его довольному виду и отсутствию искромётных комментариев, кофе пришёлся ему по вкусу, несмотря на то, что Гарри в процессе отвлёкся на Дайан. Ну и ладушки!

- С лёгкостью! – воскликнул чародей, стараясь примоститься рядом на кровати и не расплескать при этом собственный кофе. – Ты когда-нибудь слышал, как ты разговариваешь? Вдумывался? Ты – человек Непосредственность. Говоришь, как есть, прямо, без обиняков и зубодробительно честно. Иногда это звучит так психоделически, что требуется пара минут, чтобы хотя бы поверить в то, что ты действительно это сказал. И ещё секунд с сорок, чтобы оно осело в мозгу. Как тот раз про подарок? – Гарри отпил кофе и уставился на растопыренные пальцы ног. – Да я безбожно спалюсь на первом же диалоге.

Они помолчали ещё с пару секунд, тягостно размышляя каждый о своём положении. На самом деле у обоих оно было незавидно, но – ладно! – у Дейла всё было несколько сложней.

- Чтобы вокруг меня ежеминутно не взрывались лампочки и мелкая техника, их вокруг меня просто нет, - он хмыкнул и сделал ещё пару глотков напитка. – И вообще почему мелкая? По крупному я работаю не менее профессионально.

Подавив невольный смешок, Дрезден потянулся чуть в сторону и отставил свою кружку на пол, мысленно попросив себя не опрокинуть потом её ногой. Взял шибко серьёзно глядящего на него Дейла за руку и уложил во вторую свою ладонь, покоившуюся на коленях. В конце концов со стороны это выглядело вполне нормально, а Куперу наверняка требовалось что-то подобное.

- Теоретически... - медленно и тихо проговорил чародей после некоторой паузы, глядя на их сцепленные пальцы. – Нужно понимать, почему это происходит. Техника выходит из строя в нашем присутствии, потому что входит в конфликт с окружающими нас энергетическими полями. И в то же время никак не реагирует на фэйри, созданий магии. Потому что она иначе вплетена в них. Из человеческих же чародеев магия сочится бесконтрольно и постоянно. И, если бы мы напоминали протекающую трубу, то эту протечку можно было заткнуть, заделать, устранить в принципе. Но.. – он пожал плечами и чуть развёл пальцами, вместо более широкого жеста с руками. – Я не знаю, с чем это лучше сравнить. Скорее она похожа на воздух – мы вдыхаем и выдыхаем её безотносительно собственного желания.

Он вдруг вспомнил, что мало того, что их сладкую парочку ждали в Бюро, так ещё и на кухне остывал самый настоящий завтрак. Спохватившись, Гарри встал, жестом показал нахмурившемуся было Куперу, что сейчас вернётся и отбыл за едой, радуясь про себя, что не опрокинул кружку.

Управляться чужим телом было своеобразно. Иногда движения выходили значительно менее плавными, дёрганными, иногда он прилагал слишком много усилия для какого-то действия, иногда – недостаточно. В общем и целом, создавалось ощущение разлаженности, но недостаточной, чтобы сильно повредить какому-либо процессу. К тому же Дрездену было не привыкать работать с перестающим его слушаться телом – всякое бывало.

Забрав со стола обе тарелки с уложенными на них приборами, он направился назад. А вернувшись, устроился чуть подальше от Дейла, чтобы поставить яичницу с беконом и тостами как раз на образовавшееся между ними место.

- Магия – сила сама по себе, - продолжил он эту импровизированную лекцию, подцепляя вилкой кусочек взболтанного яйца и отправляя тот в рот. – Но она и питается нашими эмоциями. Сильнее эмоции – больше магии в тебе концентрируется, собирается вокруг и, естественно, вытекает наружу. Чтобы разом не вывести из строя всё Бюро, надо ещё знать, как много и сколь сложной у вас там находится техники. И перемещаться соответственно. Теоретически есть одно заклинание. Оно... подавляет выбрасываемую тобой магию, по сути действуя как личный переносной магический круг. Но, - он хрустнул беконом и едва поймал второй рукой отвалившийся с боку кусочек, - это заклинание, а значит, его придётся сплести тебе и – что куда хуже – тебе же его поддерживать. Оно требует постоянной концентрации и способности держать себя в руках. Поскольку по принципу оно скорее напоминает огромный резиновый пузырь, в котором ты ходишь, можешь представить, чем чреват его прорыв.

Гарри многозначительно вскинул брови и проиллюстрировал раскрытым кулаком лопающийся шар. Точно так же как в тех, в которых летом развлекалась молодёжь на внутригородских водоёмах, становилось со временем невыносимо душно и жарко, в этом магическом пузыре накапливалась и сгущалась испускаемая магом энергия. И в момент разрушения заклинания она вырывалась наружу всем своим объёмом, сметая всё на своём пути.

- Даже мне в своё время было крайне тяжело его удерживать, - он вздохнул и отправил в рот ещё порцию яйца. – Но я тот ещё псих неуравновешенный, это тоже имеет значение. Я просто не люблю сдерживаться в некоторых случаях. Не вижу смысла, люблю производить впечатление, - переведя дух, чародей наклонился за кружкой и сделал пару глотков, довольно прищуриваясь. – Мне кажется, нам стоит сосредоточиться на другом. Если речь идёт об эмоциях, то пригодится твоя выправка и вот это вот всё. Ты же обычно такой непоколебимый и уверенный в себе даже там и тогда, когда снег на голову сыплется посреди июля. Все эти твои "пальцы вверх" и прочее. На самом деле всё проще простого. Чтобы не разнести Бюро в щепки, не пытайся быть Гарри Дрезденом - будь Дейлом Купером.

Пожевав ещё немного бекон и закусив его тостом, наклонившись над тарелкой, чтобы не усыпать крошками кровать, Гарри снова с тоской покосился на висящий на вешалке стандартный костюм любого фбровца.

- А мне придётся замазывать волосы гелем?[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

13

После слов Гарри Дейл призадумался еще больше, невольно чуть нахмурив брови.
В общем-то, этот давно не было для него новостью - так уж повелось, что уже с самого детства отличался от окружающих своеобразной манерой мышления, которая автоматически влияла и на все остальное. Возможно, это было следствием его способностей медиума, которые начали проявляться в подростковом возрасте - все эти странные сны начали ему сниться именно в этот период. Однако после смерти матери все это как будто бы стало притупляться, словно Дейл намеренно подавлял в себе эти способности.
Тем не менее, восприятие мира от этого нисколько не изменилось. Ему и раньше приходилось замечать, как реагируют люди на те или иные его слова. Кто-то смотрел на него с нескрываемым удивлением в глазах, кто-то - с растерянностью и непониманием. Как-то раз после очередного красноречивого пассажа на тему тибетской мифологии агент Дэзмонд, с которым Купер в то время работал над одним делом, прямо ему сказал о том, что для агента ФБР неприемлемо верить в подобную чепуху и что в их работе куда более важна точность и голые, ничем не замутненные факты.
А Дейл в ответ лишь улыбнулся своей бессменной улыбкой и отпил кофе из пластикового стаканчика. В конце концов, у всех ведь разные взгляды на окружающий мир, и уж что-то кому-то навязывать он точно никогда не стал бы.

А что до прямолинейности… Тут все обстояло куда проще - Купер просто патологически не умел врать и увиливать. А если доходило до подобного, то все моментально можно было прочитать на его лице, и в таком случае все просто шло прахом.
Неискренность давалась ему с огромным трудом.

Негромкий голос Гарри - а, точнее, его собственный, окрашенный интонациями, присущими его чародею - вкупе с ладонью, сжимающей его собственную действовали удивительным образом успокаивающе. Даже как-то само по себе разгладилась морщинка между бровями.
Дрезден был невероятно интересным рассказчиком - в этом Купер убеждался с каждым разом все сильнее. В первое время, когда Дейл только-только знакомился со всеми премудростями и законами магического мира, каждое разъяснение Гарри выливалось в эдакую мини-лекцию. Куп даже завел для этих целей отдельный диктофон, чтобы записывать на него исключительно этот материал - прямо как на курсах в каком-нибудь колледже.
Во многом именно благодаря Дрездену Дейлу получилось вновь обрести свои способности медиума, которые, как оказалось, дремали все это время где-то глубоко внутри, подавленные чуть ли не в зародыше, когда те только начали расцветать и набирать силу.
А теперь эти самые способности перешли к Гарри - и Куперу оставалось только гадать, какие образы и видения то и дело пытаются прорваться в сознание чародея.

- Да, боюсь, сейчас точно не время для таких экспериментов… Хотя, знаешь, это звучит интересно, - задумчиво проговорил Дейл, жуя бекон, а затем, опомнившись, добавил: - Если бы нам не нужно было в Бюро, то можно было бы и попробовать. В чисто исследовательских целях.

А затем Гарри произнес одну-единственную фразу, после которой Купер аж замер на несколько секунд, уставившись в одну точку и даже перестав жевать.

Не пытайся быть Гарри Дрезденом - будь Дейлом Купером.

Это было настолько очевидно и элементарно, что Куп даже слегка опешил.
А ведь действительно - возможно, все гораздо проще, чем ему кажется. И всяких неприятных последствий в виде взрывающихся лампочек можно избежать - стоит только перестать нервничать и накручивать себя почем зря. В конце концов, внутри он все еще Дейл Бартоломью Купер, какой бы сейчас ни была его нынешняя оболочка. В словах Гарри был неоспоримый смысл.

Дейл вновь задумался, так и не донеся тост ко рту и устремив взгляд куда-то в сторону, а затем очередная фраза Гарри вырвала его из оцепенения. Он внимательно взглянул на свои волосы, которые сейчас формально считались волосами Дрездена, и отложил тост обратно на тарелку.
- Ну, - начал он, протянув руку и касаясь пальцами уже чуть почти подсохших прядок. Чуть склонив голову вбок, Дейл зачесал их назад, как обычно делал сам, а затем чуть взлохматил их, возвращая в прежнее чуть растрепанное положение. - В принципе, ничего же страшного не случится, если разок волосы будут уложены не так, как обычно… Тем более, с тебя хватит и костюма, - добавил с улыбкой Купер. - Но как минимум причесаться придется, Гарри.

Его собственные - дрезденовские - волосы тоже находились в некоем творческом беспорядке, хоть сам Дейл то и дело на автомате откидывал те назад. Все проблемы разом решила баночка с гелем, но при его нынешнем внешнем в виде, да еще и с той одеждой, которую он планировал надеть, это было бы несколько неуместно и странно.
Откусив, наконец, тост, Куп подумал о том, что иногда, наверное, нужно выходить из зоны комфорта и хоть немного, но отходить от привычного распорядка дел и вещей. Хотя, если так рассуждать, вся их ситуация сейчас была сплошной зоной вне комфорта. Однако с этим утверждением все-таки можно было поспорить - по крайней мере, влипли во все это они вдвоем. И пусть они пока не имели представления, как эту проблему решать, но с Гарри, так или иначе, было куда спокойнее - в определенном смысле.

- А Гордон, кстати, не сказал, что там стряслось… - сделав глоток кофе, произнес Дейл, вновь обращая серьезный взгляд на Дрездена. - А это, скорее всего, значит, что дело строго конфиденциально и знать о нем должны не все. А иначе бы он не стал заморачиваться с тем, что его может услышать весь отдел, ты сам знаешь, - фыркнув, добавил Купер, попутно расправляясь с омлетом. - Так что, об этом мы узнаем только на месте. Но, я надеюсь, это не очередная Лора Палмер и нам никуда не придется ехать. А тем более лететь, упаси боже.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+1

14

- Класс! Я с таким трудом отмыл эти волосы, а ты лезешь в них жирными руками, - фыркнул Гарри, корча рожицу, но голову всё равно не отдёрнул. Жир жиром, а чьи-то пальцы в волосах всё равно приятно. – Костюма-то с меня хватит, но как твои коллеги, чей разум мы не хотим травмировать подобными метаморфозами, воспримут смену твоего имиджа? Ты вообще когда-нибудь показывался им на глаза, не замазавшись гелем до звёздного блеска?

Временами Гарри беззастенчиво и, возможно, излишне язвительно шутил на счёт привычки Дейла поддерживать определённый стиль причёски, но делал он любя и, скорее всего, из вредности. Чтобы ни в коем случае никогда не признаваться Куперу, что ему нравилось. Нравилось, как тот выглядел и в домашней лёгкой одежде с непринуждённо рассыпающимися в разные стороны пушистыми волосами в те дни, когда долг службы не призывал его, нравилось и то, как он упаковывался в строгий костюм, подолгу скрупулёзно завязывая галстук, а потом с не меньшим вниманием и сосредоточенностью укладывая каждую прядь к пряди. Дрезден почти любовался этим процессом пару раз – в тайне, разумеется. Впрочем, оно должно было и для Дейла быть очевидным – в конце концов, именно таким чародей увидел его впервые, именно таким наблюдал последующие дни расследования, именно таким...

Реплика про Гордона прервала поток его мыслей и вернула к более насущным и сиюминутным проблемам.

- .. А это, скорее всего, значит, что дело строго конфиденциально и знать о нем должны не все... – Гарри захихикал, прикрыв рот рукой, чтобы не выпал бекон, вспоминая обычные сцены общения с шефом регионального бюро.

Это каждый раз поистине было что-то феерическое – двое общающихся на повышенных тонах людей, словно бы устраивали сцену, но при этом вели себя психоделически мило и уважительно. А уж темы, которые они порой обсуждали! Глядя на Дейла и его начальство, Дрезден подозревал, что страсть к прямолинейности и неспособности воспринимать иносказательность и метафоры были одними из основополагающих критериев при приёме на работу в ФБР. На их фоне люди подобные Альберту и Фоксу ставили его в тупик. Впрочем, Альберт тоже рубил правду-матку направо-налево, но его восприимчивости к прекрасному и всем прочим тонким материям была всё же много выше, чем у его коллег. Что до Фокса... Он вообще был специфическим персонажем, как и его новая напарница, Дана Скалли, приставленная к нему наблюдателем после того случая с якобы похитителями тел и Твин Пиксом.

- Типун тебе на язык, - нахмурился Дрезден, на мгновение погрузившись в воспоминания о том самом городке в штате Вашингтон. Не всегда и не целиком самые приятные. – Лететь мы точно никуда не полетим, да и портал в Небывальщину открывать я тебе не доверю. Слишком сложно. А внутри слишком опасно. Так что лучше бы этому супер-серьёзному, тайному и важному делу быть максимально локальным.

Он вздохнул, в который раз вспоминая о своём везении и сравнении окружающего чародея магического поля с полем закона Мёрфи (если дерьмо может произойти, оно обязательно произойдёт), и отправил в рот последний кусок яйца. Молча дожевал остаток тоста, забрал у Купера опустевшие тарелку с кружкой и снова на пару минут исчез на кухне.

Опустив посуду в раковину, чародей вдруг снова бросил взгляд на одиноко лежащий возле кофеварки диктофон. Потом опять на раковину, и снова на диктофон. Поддавшись неясному порыву, он подцепил его снова – тот так ловко и удобно сел в руку, будто Гари занимался подобным каждое утро до того – и щёлкнул кнопкой.

- Дайан, всё ещё 27 августа 2000-го, - он сверился с часами, - 10:13 утра. Некоторое время назад звонил Гордон.. как ты, наверное знаешь, на эту неделю я весьма заранее взял отгул по личным причинам, но, видимо, произошло что-то из ряда вон, раз он принял решение отозвать меня из этого импровизированного отпуска. - Дрезден задумался на секунду, опираясь рукой на столешницу. – Вполне возможно, что ты гораздо больше в курсе, чем я – что очевидно – но всё же есть некоторые обстоятельства, которые не дают мне покоя. В частности, Дайан, всё идёт к тому, что мне придётся взять с собой в Бюро уже известного тебе чародея из Чикаго, мистера Гарри Дрездена. И что-то подсказывает мне – а ты знаешь, что чутьё меня подводит крайне редко.. куда реже, чем мне самому того, возможно, хотелось бы, - что ни к чему хорошему вся эта ситуация не приведёт. – Замолчав на мгновение, Гарри тихонько вздохнул и закончил запись фразой на полтора тона тише. – Признаться, мне ещё никогда не было так страшно.

Это было правдой лишь отчасти – бывали, бывали моменты и пострашней и поопасней. Пока он ещё не знал, что их ожидает, но именно эта неизвестность пугала чуть ли не больше всего – он всем нутром, которое теперь обладало не его фирменной чуйкой, а самым настоящим усиленным и расширенным чутьём самого настоящего медиума – чувствовал, что что-то будет. И – что самое главное – он был лишён своих привычных, активных сил. Сейчас он не был боевым магом и Стражем, он был пассивным медиумом, наблюдателем, а вся его сила была сосредоточена в неопытных, да ещё и не "заземлённых" руках специального агента.

Но этот небольшой пластиковый вес в руке и мерное шуршание ведущего запись диктофона слегка успокаивали, заставляли не погружаться с головой в эту накатывающую волну ужаса, а сосредоточиться, собраться, сфокусироваться на определённой последовательности действий. Видимо, тело помнило все эти ритуалы и реагировало на них соответствующе. А ещё для образа ему явно придётся взять этот самый диктофон с собой. Последняя мысль о диктофоне заставила его задуматься и о кое-чём другом.

- Слушай, Дейл, - вернувшись обратно в спальню, чародей стянул с себя ставший неактуальным фартук и кинул на кровать. – А как ты объяснил причину отгула? И вообще.. мягко говоря... что они знают? Какого вот чёрта ты заявишься сейчас в Бюро с Дрезденом?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

15

Твин Пикс все еще аукался им то и дело всплывающими воспоминаниями. Являлся во снах, мелькал в повседневной жизни черно-белыми зигзагообразными текстурами на самых разных поверхностях, витал в воздухе ароматом свежеиспеченных пирогов с вишней и шумел в ушах гулким ухом сов. И пускай с того времени прошло уже больше года, но они оба знали, что, однажды побывав в Твин Пиксе, ты никогда и ни за что уже от него не сможешь отделаться – ни через год, ни через два, ни через десяток лет.
Этот городок вездесущим призраком поселился у них в подкорках, проник под кожу и поселился внутри навечно, хоть им в конечном итоге все же получилось вырваться оттуда.

Твин Пикс это диагноз. Неизлечимая болезнь.
Однако до сегодняшнего утра все было более или менее спокойно. Дейл не мог точно и с уверенностью сказать, какова была причина этой странной рокировки. Но первое, что приходило в голову – Твин Пикс каким-то образом добрался до них и теперь желает таким образом отыграться. С этим еще нужно было разобраться – а пока что на повестке дня были более насущные проблемы.

Например – как не вывести из строя весь отдел Бюро. И на фоне этого проблема Гарри с вхождением в роль агента ФБР казалась не такой уж критичной. В случае с Дейлом оставалось надеяться лишь на то, что с его нынешними способностями все вероятные разрушения ограничатся перегоревшими лампочками, а не сгоревшей проводкой и всевозможной техникой, которая и к пожару может привести.
Купер понимал, что, по крайне мере, на сегодня ему понадобятся все имеющиеся запасы самообладания и самоконтроля. Примерно все то же самое, что всегда присутствует в его арсенале, только на этот раз помноженное на два.
И еще, как минимум, понадобится большая надежда на то, что им действительно никуда не придется лететь – командировка в отдаленные места сейчас была бы совершенно не к месту.

Когда Гарри вновь отошел в кухню на пару минут, Дейл нахмурился, в очередной раз задумавшись об их совместной участи и всей ситуации в целом. В данном случае отмазка в стиле «случайно оказался в Вашингтоне, столкнулся на улице с Дейлом и решил заглянуть в Бюро» была совершенно неуместна, да и большой правдоподобностью не отличалась. И в таком случае нужно было либо придумать что-то более изощренное, либо…
Либо рассказать все, как есть, – пробормотал Купер, вставая с кровати и попутно вытряхиваясь из рубашки и брюк, чтобы, наконец, облачиться в одежду своего чародея.

Вопрос вернувшегося в комнату Гарри застал Дейла в тот момент, когда он натягивал джинсы Дрездена. Он так и застыл на месте в неудобной позе, вдев только одну ногу в штанину, а затем медленно выпрямился, скрещивая руки на груди и задумчиво глядя в свое собственное лицо.
– Ну, на самом деле, выбора у нас особо и нет, – после примерно десятисекундного молчания изрек Купер, почесав кончик носа. – Так что нам с тобой в любом случае придется как-то выкручиваться. А насчет того, что известно…

Дейл снова задумался. Если так посмотреть, то за все это время, что они с Дрезденом были вместе, им удалось ни разу себя не скомпрометировать. По крайней мере, так казалось Куперу – не то, чтобы у него был такой огромный опыт в сокрытии подобного.
Правда, порой казалось, что, на самом деле, некоторым уже все более чем очевидно. Дейл не имел в виду Гордона, который большую часть времени обитал в каком-то своем мире, хоть и все отгулы брались через него, но, как казалось Куперу, под вполне правдоподобными предлогами.
Однако насчет того же Альберта Дейл не был настолько уверен. Тот хоть и не говорил ничего прямо – что и удивляло, потому что в любой другой ситуации он бы не преминул все высказать прямо в лоб – но иногда Куперу казалось, что про него с Гарри Розенфильду стало все известно еще в Твин Пиксе, даже еще до того, как сами Гарри и Дейл поняли, что вообще между ними происходит. Альберт ничего не говорил, но порой смотрел таким взглядом, что сразу же создавалось впечатление, будто бы он уже абсолютно все знает. Тем не менее – и в этом Куп был уверен на все двести процентов – узнай все Розенфильд на самом деле, можно было бы нисколько не сомневаться в том, что это останется в тайне.
Что же касается Дайаны… В определенные моменты ее проницательности можно было лишь позавидовать – тем более, учитывая то, сколько диктофонных записей Дейла прошло через нее за все эти годы. Они практически никогда не обсуждали эти записи, но Купер почти был уверен в том, что Дайана давно научилась, что называется, слушать между строк. Тем не менее, в ее умении хранить молчание Дейл тоже нисколько не сомневался.

Куп вдруг осекся на секунду, вспомнив, как однажды, где-то примерно с пару-тройку месяцев назад в один из приездов Гарри, он сам едва ли не разрушил всю эту конспирацию ко всем чертям. На счастье, именно тогда Дейл решил проверить кассетную запись перед тем, как отправить ее своей секретарше – а иначе он бы так и не обнаружил, что на ней, помимо всех привычных рабочих моментов, было записано еще кое-что…
По правде, Купер так и не вспомнил тогда, как же так вышло – может быть, в суматохе случайно запустилась запись на диктофоне или же он сам забыл ее остановить в какой-то момент. Однако нетрудно догадаться, что именно в итоге оказалось по ошибке записано – совершенно не то, что можно вот так запросто и без всяких опасений давать слушать посторонним людям.

Дейл так и застыл на некоторое время, невидящим взглядом всматриваясь в стенку позади Гарри и представляя, что бы могло быть, попади та запись Дайане. Пусть та бы и не стала болтать об этом каждому встречному, однако сам Купер вряд ли бы смог когда-либо снова смотреть ей в глаза.
Вырвавшись из этих размышлений, Дейл мотнул головой, словно бы отгоняя их, а затем взглянул в глаза Гарри – на секунду мозг посетило запоздалое осознание.
Взгляд, – произнес он чуть тише, одновременно с этим щелкнув пальцами. – Нужно быть осторожным с этим, чтобы ненароком не заглянуть кому-нибудь куда не следует, – приложив указательный палец к губам, Дейл перевел взгляд на комплект одежды, висящий на дверце, а затем резко сдернул вешалку с рубашкой, приложив ту к груди Гарри, будто бы прикидывая, как та будет смотреться на нем – хотя все это было по большей части бесполезно, ведь он и так прекрасно знал, как сидят на его теле рубашки да и костюмы в принципе.

– По правде говоря, о нас, – сделав упор на этом слове, продолжил Купер, вновь обращая взгляд на Дрездена, – никто ничего не знает. Поэтому, если мы пока что хотим и дальше оставить все именно так, то… Можем все объяснить так, – всучив Гарри рубашку, Дейл начал задумчиво шагать по комнате, не замечая, что на него надета всего одна штанина джинсов из двух – вторая в это время волочилась по полу. – Я – то есть, ты, Дейл Купер – перед тем, как тебе позвонил Гордон, как раз собирался на встречу с Гарри Дрезденом, так как он ненадолго в Вашингтоне по своим делам. Ну а раз в Бюро подвернулось такое срочное дело, то ты – то есть, Гарри Дрезден – решил помочь по старой памяти. Ну и что, что дело, скорее всего, строго конфиденциальное – ведь после Твин Пикса ты вполне зарекомендовал себя как ценный специалист и помощник Бюро. Вот как-то так… – заключил Куп, остановившись как раз перед Гарри. – Мастерством, конечно, не отличается, но это все, что я могу придумать.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+2

16

- Чёрт, а я бы заглянул тебе в душу сейчас, - с лёгкой улыбкой отозвался на эту реплику Дрезден, скрещивая руки на груди и не без интереса наблюдая за изменениями собственной мимики под воздействием мыслей Дейла. – Там наверняка попалось бы что-то новое и интересное...

Он не успел договорить и даже, пожалуй, додумать мысль, потому что Купер буквально вдавил ему в грудь вешалку с рубашкой и принялся расхаживать по комнате, волоча вторую, так и не надетую, штанину джинс по полу. Агент нервничал и – не без удивления и чуть вставших на затылке (не его затылке) дыбом волос отметил для себя чародей – всё больше и больше начинал походить скорее на него самого, чем на себя прежнего.

Что за чёрти что?

- Скажи мне честно, я всегда выгляжу таким остолопом? – Гарри сделал шаг вперёд и, отбросив мешающую ему вешалку на кровать, обхватил своё тело с Дейлом внутри за плечи. – Соберись. Ты путаешься. А всё потому что совершенно не умеешь врать по-человечески. Ты слишком прямолинеен и строго логичен, по крайней мере это в тебе ещё осталось.

Только сейчас заметив, что всё это время во второй руке он сжимал диктофон, Дрезден нахмурился.

- Мне всё больше и больше начинает представляться, что вместе с твоим телом я перенял большую часть характерных именно для тебя черт поведения, - раньше бы он точно сказал то же самое короче, использовав ко всему прочему ещё и слово "повадок", какие, к чёрту, черты! – Равно как и ты очародееваешься понемногу. Не могу не сказать, что выглядит это не очень.

Он вдруг отвлёкся и посмотрел куда-то за Купера, сквозь Купера и едва заметно сильнее сжал его плечи.

Перед мысленным взором медиума сгущались тучи, воздух кристаллизовался, а молнии уже вот-вот были готовы озарить небосвод. Ощущение надвигающейся опасности было таким явным и реальным, что хотелось завернуться в одеяло, закрыться в ванной и переждать её, не высовывая носа. Оно усиливалось инстинктами, буквально кричащими ему на ухо о том, что привычного арсенала борьбы с подобной чертовщиной у него нет и не предвидится. И не известно, не является ли вообще их текущее состояние первым звоночком надвигающейся катастрофы: вывести его из строя ещё пока никому не удавалось - прямое нападение он отбивал или избегал его, в конечном итоге всегда оставаясь к концу разборок на ногах. А вот отстранить его от процесса, сделать недееспособным, выбросив в другое, не обладающее необходимыми навыками и магической подпиткой тело, формально не трогая и ещё и вмешав во всё это Дейла.. это было что-то новое и вместе с тем поразительно действенное.

Ты не знаешь, каково это - быть чародеем.

Настоящим чародеем, практикующим боевым магом и защитником вверенного тебе судьбой города, а не просто втихушку пописывающим себе заклинания в подвале или наколдовывающим себе выпадающие волосы.

Это жить в постоянном страхе, постоянно оглядываясь и вечно находясь в состоянии мобилизации. Всегда на чеку, всегда хотя бы в частичной боевой готовности, ни на секунду не останавливаясь, чтобы дать себе отдых. Тренировки, работа, изучение, зачаровывание предметов и заготовка оберегов, снова тренировки. Если бы Гарри не бегал почти каждое утро и не учился стрелять, его давно бы уже не было.

Отдых он давал себе только здесь, только у Дейла в те редкие моменты, когда они умудрялись урвать у Вселенной пару дней, часов, минут друг на друга. И вот, что из этого вышло – он подставил их обоих, подверг опасности, оказался абсолютно беспомощен перед лицом явно, слишком явно надвигающейся грозы. Он непозволительно увлёкся собой и своей личной жизнью, эгоистично поставив свои интересы вровень со всем остальным. Забылся и пренебрёг той самой ответственностью, что шла в комплекте со всеми его силами и знаниями.

Дрезден поёжился от ощущения дежа вю, покрываясь мелкими мурашками - подобная сцена уже случалась между ними, около года назад, в Твин Пиксе. Почти точно так же стояли они оба, только в своих телах, и Гарри видел за плечом Купера своё недалёкое будущее, окрашенное в мрачные тёмные тона. И тогда это ощущение-предсказание практически сбылось, хоть он и не был экстрасенсом - то было предчувствие совсем иного характера. И вот теперь оно преследовало его снова, пусть и немного сменив декорации.

Чародей посмотрел на Купера (а по факту на самого себя) оценивающе-осуждающим взглядом с самых кончиков растрёпанных волос до полуоблачённых в джинсу худых коленок. Как он умудрился? Как позволил себе дать слабину и поддаться своим чувствам к Дейлу, дать им свободу, позволить укорениться?

Быть чародеем - значит терпеть ограничения.
Не смотреть никому в глаза. Держать выключенным магическое зрение. Сторониться всех благ цивилизации техногенного характера. Ни тебе нового дорогого авто - если предположить, что Дрезден в какой-то период своей жизни вдруг смог бы его себе позволить - ни плеера, ни современного телефона, ни даже радио. Ежедневно делать выбор - в пользу себя или в пользу других. И если других, то стараться поселиться так, чтобы в случае, если пришли за тобой, не пострадал никто из гражданских. И не сближаться с людьми слишком сильно, не подставлять никого лишнего, не становиться источником опасности.

Иногда Гарри с тоской думал о старых добрых временах, когда чародеи строили для себя уединённые высокие башни, которые просто люд инстинктивно обходил стороной - от греха подальше. Кое кто из них и сейчас позволял себе подобное, вот только они, как правило, принадлежали к числу тех, кто выбор делал исключительно в свою пользу. Он же слишком много читал комиксов в детстве. Да и "Властелин колец" с "Хоббитом" на благо ему "не пошли". Вопреки всему, даже окружающей его среде, даже первоначальному наставнику и всему тому, что щедро, не скупясь на спецэффекты и тонкости, вывалила на него жизнь, Гарри Блэкстоун Копперфильд Дрезден вырос и стал хорошим человеком. Хорошим магом. Ответственным и верным. Настоящим чародеем.

Мог ли он позволить себе чувства?
Или нет?

Видение исчезло так же быстро и непредсказуемо, как появилось, оставив после себя горький привкус вопросов и неуверенности. Дрезден скосил взгляд на диктофон в своей руке - он чувствовал почти непреодолимое желание присесть где-нибудь и выговориться на плёнку, долго, нудно и подробно описывая все переплетения мыслей и логических связей, формирующихся у него в мозгу. Чувствовал ли Купер такое постоянно?

Но вместо этого он отпустил наконец агента и переключил своё внимание на валяющуюся на кровати рубашку и процесс облачения в одежду.

- Гордон ждёт, нам надо идти, - негромко проговорил он, отложив устройство в сторону и занявшись пуговицами с таким вниманием и рвением, будто во вселенной ничего более не существовало. - И да, будь осторожнее со взглядом. Старайся не смотреть никому в глаза. И держи зрение выключенным, - он замер ненадолго, покосившись в сторону Купера, - хотя, я не уверен, что ты знаешь, как это... А им мы скажем, что я - Дрезден - приехал к Фоксу, по делу, нужна его помощь. И по старой памяти решил выпить с тобой кофе.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

"Мы разберёмся", - сказал ранее Дейл. Но отдавал ли он себе отчёт в том, что, если бы не это самое "мы", и разбираться было бы не с чем? Всей этой чертовщины просто напросто не произошло.

+1

17

Гарри был прав – он реагировал слишком остро. Непривычно остро – так, как для него совершенно не свойственно. Казалось, что все внутри было взвинчено до предела, натянуто тугой струной – чуть тронешь, и та лопнет. Наверняка, будь сейчас рядом что-то электрическое, да еще и включенное в сеть, то это бы что-то точно не пережило всех этих волн напряжения, что сейчас исходили от Дейла в разные стороны.
За свою жизнь Купер успел побывать в совершенно разных ситуациях, имеющих совершенно разную степень стрессовости. И все время ему удавалось сохранять максимальную степень спокойствия и сосредоточенности – в такие моменты все эмоции как будто бы разом отключались или же отходили на какой-то самый дальний план. Это всегда было довольно полезным качеством – однако сейчас казалось, что эта функция вдруг дала сбой.

Рука на плече заметно привела в чувства, и если не успокоила полностью, то хотя бы помогла отвлечься от всего этого, что сейчас буквально раздирало Купа изнутри. И правда, создавалось такое ощущение, будто бы вместе с телом и способностями каждый из них получил еще в придачу и арсенал из самых ярких особенностей друг друга. Дейл на секунду задумался о том, возможно ли такое в принципе, но потом осекся. Его собственные границы возможного и так практически всегда пролегали значительно шире, чем у любого среднестатистического человека, а после того, как в его жизни случился Твин Пикс и Гарри Дрезден, эти границы расширились еще больше.
Не то, чтобы Дейл был против такого расклада. Как раз таки, наоборот. И, возможно, не случись с ним Дрездена, то он в итоге бы так и затерялся среди дугласовых пихт без всякой надежды на спасение.

Эти мысли как-то разом отрезвили Купера, практически полностью отгоняя это нервозное состояние.
Дейл сделал глубокий вдох. Потом еще один.
Стало полегче.

А спустя секунду он вдруг почувствовал, как ладони Гарри на его плечах чуть дрогнули, сжимая с чуть большей силой, чем до этого.
Купер невольно нахмурился и обратил взгляд на Дрездена, внимательно вглядываясь в его (а по сути в свое) застывшее в совершенно не читаемом выражении лицо.

Дейлу никогда не приходилось видеть себя в тот момент, когда с ним происходило это. Хотя, по правде сказать, оно не всегда накатывало такой оглушающей волной, после которой нужно было некоторое время приходить в себя.

Однако случалось всякое.
И если до Твин Пикса его периодические и нечастые видения были почти неуловимыми и никоим образом не мешали в повседневной жизни, то после они стали гораздо более ощутимыми.
Бывали моменты, когда Дейлу казалось, что он так и не смог выбраться из Красной Комнаты.
И тогда он в полной мере чувствовал на себе, что это такое – призраки прошлого.
В такие моменты те были настолько осязаемы, настолько не-призраки, что с легкостью вытесняли собой окружающую реальность, вызывая желание куда-нибудь спрятаться, чтобы только не ощущать на себе всю эту подчас невыносимую кроваво-красную атмосферу.
И когда Дейлу казалось, что еще совсем чуть-чуть, и он просто не выдержит всего этого – тогда все резко исчезало, оставляя после себя вяжущее послевкусие. Обычно такое продолжалось не больше минуты, хотя по ощущениям создавалось впечатление, что прошло как минимум несколько мучительных вечностей – даже не пресловутые двадцать пять лет, о которых твердила Лора Палмер.

И сейчас Дейл тотчас же почувствовал, что с Гарри случилось нечто подобное – по одному лишь его взгляду и тому, как сжалась ладонь на его плече.
Оно закончилось практически в тот же момент, как Купер заметил это – однако тень с лица Дрездена так и не сошла, а само его выражение говорило гораздо лучше всяких слов. Дейл уже хорошо узнавал все малейшие изменения, пусть даже те сейчас отражались на его собственном лице.

И Гарри в его теле сейчас застегивал рубашку с небывалым остервенением и, казалось, со всей нервозностью мира, какую только можно было вообще вообразить. И, судя по всему, именно поэтому пуговицы застегивались из рук вон плохо, совершенно отказываясь сотрудничать. Дейл тихо вздохнул и, натянув, наконец, волочащиеся по полу штанины, подошел к Гарри, вставая ровно напротив. А затем, легонько хлопнув его по рукам, принялся собственноручно разбираться с пуговицами.
– От того, что ты будешь так их дергать, они застегиваться легче не станут. Нужно с этим немного понежнее, если ты, конечно, не хочешь выдрать пуговицы с мясом, – чуть понизив голос, произнес Дейл, привычными движениями принимаясь за застегивание рубашки. Закончив с этим, он чуть одернул ее на плечах Гарри, слегка расправляя, а затем заставил того поочередно приподнять руки, чтобы застегнуть пуговицы и на манжетах.
Хоть все эти действия и были привычными до невероятия, но все же ощущались немного иначе из-за того, что сейчас Дейл проделывал все это не на самом себе. Однако все эти доведенные до автоматизма манипуляция в какой-то степени даже успокаивали.

После пришел черед галстука – приподняв воротник на рубашке, Дейл стянул полоску ткани с вешалки и накинул ту на шею Гарри, сжимая за концы. Однако сразу же завязывать узел не стал, поднимая взгляд на лицо Дрездена и всматриваясь тому прямо в глаза.
Дрезден, думаешь, я не знаю, что означает этот взгляд? Даже на моем лице он выглядит очень даже характерно. Его ни с чем нельзя спутать, – чуть хмыкнув, произнес Купер, а затем, после недолгого молчания, добавил: – Прекрати винить во всем себя. Помимо того, что это контрпродуктивно, так еще и совершенно бессмысленно. Во все это, как видишь, вляпались мы оба. Значит, нам обоим все это разгребать. И мы обязательно разгребем. И не позволяй себе даже на секунду задуматься о том, что всему виной один лишь только ты. В конце концов, ты не можешь знать наверняка, что именно спровоцировало все… это, – чуть поведя плечами, продолжил Дейл, и, помолчав с несколько секунд, словно что-то обдумывая, он, наконец, произнес, еще сильнее понизив голос почти до шепота: – А теперь закрой глаза. И не открывай их.

Дождавшись, когда Гарри последует его указаниям, Дейл сам помедлил с несколько мгновений, а после, закрыв глаза сам, медленно подался вперед, пока его собственные губы не коснулись губ Дрездена.
Это ощущалось почти привычно. Почти так, как и должно было быть, будь они оба на своих местах. Они оба замерли на краткое мгновение, прислушиваясь к своим собственным ощущениям и реакциям друг друга, а затем мимолетный и почти невесомый поцелуй стал более ощутимым, заставляющим их дыхания замереть где-то на полпути.

Медленно отстранившись, Дейл открыл глаза и коротко облизал губы, обращая свой взгляд на Гарри, а затем, коротко кашлянув, принялся завязывать галстук, концы которого он все это время сжимал в ладонях.
– Ну а по поводу легенды… Могу сказать, что, да, она вполне себе может сработать, – вздернув брови, произнес Купер, затянув галстук на шее Гарри, и поправил воротник рубашки. – Будем ориентироваться на нее.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

+1

18

"Эй!", - хотел было возмутиться Гарри, когда Купер несильно, но вполне однозначно шлёпнул его по рукам и принялся самостоятельно застёгивать ему пуговицы. Но вместо этого только закатил глаза и предался мысленному ворчанию на тему того, что ещё немного такой жизни и он окончательно станет кукольным Кеном.

"Думаешь, я не знаю, что означает это взгляд?", - добавил хозяин квартиры, снова привлекая к себе его внимание.

Дрезден сначала нахмурился, инстинктивно переходя в защитную позицию и полную готовность всё отрицать, но в процессе этого монолога и успокаивающих действий по приведению его туалета в порядок всё же отказался от этой затеи. Какой смысл отпираться? Они только ещё на дольше застрянут в этом бесконечном круге дискуссии, так и не выберутся из дома и вряд ли найдут решение их текущей проблеме. Сомнительно, чтобы этому способствовал поход в ФБР по крайне срочному и, судя по всему, вполне себе опасному делу, но это было лучше, чем отравить остаток дня и потенциально всего его отпуска, погружаясь в глубины рефлексии.

Перекинутый через шею, пусть ещё пока и не завязанный, галстук заставил его поёжиться – Гарри не был привычен к подобного рода удавкам от слова "совсем". Более того, они вызывали в его памяти скорее негативные ассоциации, но... Да, все агенты, что попадались ему на пути до настоящего времени, к сожалению, носили на шее эту хрень, так что он смирился так же быстро, как и напрягся до этого. А вот то, что последовало после..

Дейл был прав – если закрыть при этом глаза, то по одним только ощущениям ничего не менялось. Всё было, как надо, всё было правильно и так приятно, что Гарри обхватил агента за талию и притянул ближе, второй рукой касаясь его запястья. Глупо было, конечно, надеяться, что всё будет как в кино или сказке – стоит им преодолеть первичную неловкость и неизменные разногласия и решиться на поцелуй, как всё самой собой исправится - но и помечтать иногда не вредно.

Открывать глаза снова отчаянно не хотелось, но оттенки ответственности хоть и менялись в теле этого законченного бойскаута, но не исчезали сами по себе. По правде говоря, тут они были разве что не сильней. Но будь он проклят, если отдаст хоть кому-то хоть когда-то эту пальму первенства. Он вздохнул.

- Я серьёзно про взгляд, - чуть хрипло проговорил чародей-медиум, смиренно дожидаясь пока ему дозавяжут чёртов галстук. – Тебя обычно ни капли не смущает смотреть людям прямо в глаза. Сейчас этого допустить категорически нельзя – мало того, что ты можешь насмотреться чёрти чего за сегодня, так ещё и наша легенда полетит ко всем чертям с таким раскладом, - он помолчал, дожидаясь от Дейла хоть какой-то внятной реакции. – И спасибо.

Когда его наконец выпустили из хватки, он взял со стула кобуру и надел под пиджак. Это со страшными врагами удобства – пуговицами и галстуками – у Гарри Дрездена были сложности, обращение с оружием у него таких проблем не вызывало. Он отстегнул кнопку и достал пистолет, осторожно осмотрел, жалея, что Бюро всё-таки решилось и перешло на Smith & Wesson 4506, отказавшись от их же 66ой модели револьвера. Всё-таки им он привык доверять больше – чем проще конструкция, тем она надёжнее в руках чародея. Или человека, в непосредственной близости от которого находится не самый стабильный в мире чародей.

- Клюшку от греха подальше оставим дома, а вот это... – он подхватил торчащую из приоткрытой дорожной сумки барабанную палочку, автоматическим и почти неосознанным движением крутанул её в пальцах и сунул Дейлу в карман с такими же эффектом и грацией, с какими обычно ковбои в вестернах всаживают обратно в кобуру револьвер. – Вот это возьми с собой. И помни, ты – громила от магического мира. Вздумаешь зажечь свечку - без практики, скорее всего, спалишь до углей целый квартал. И нас в придачу.

Страшно подумать, что у него получится, вздумай он поиграть с ветром. Давно ли последний раз Вашингтон переживал ураган?

В автомобиле они ехали молча. Небольшая заминка перед водительской дверью закончилась рассудительным кивком Купера, после чего он проследовал к пассажирской двери, плюхнулся на сидение и зажал ладони между колен. Как будто это могло помочь в случае чего. Гарри вздохнул и сел на водительское сиденье, с минуту гипнотизировал приборную доску, радио и руль, а потом всё же решился – вставил ключ и медленно повернул. Видимо, пока им ещё везло, потому что Додж Дипломат только единожды чихнул и завёлся с приятным равномерным урчанием. Дорога до Бюро прошла без эксцессов.

Чуть попетляв по парковке, Дрезден наконец заставил себя выбрать место и остановиться. Авто с благодарностью приняло остановку, жуть натужно заглохнув, но всё же не испустив окончательно дух – даже дымок ниоткуда не повалил, что было крайне неплохим вариантом. Гарри вспомнил, сколько несчастных подержанных авто сгинуло в его магическом поле, пока он наконец не "подружился" со своим Джипом военной сборки – в нём ломаться попросту было нечему.

Ещё с минуты полторы он просидел в остывающей машине, уткнувшись взглядом в кнопку клаксона и барабаня пальцами по ободку руля. Дейл внимательно следил за ним со своего места, видимо, негласно отдавая бразды управления ситуацией – всё же технически специальным агентом ФБР Дейлом Купером сегодня был именно он. Было бы странно, если бы больше инициативы проявлял какой-то непонятный растрёпанный тип в пальто.

- Знаешь, у меня никогда не было полноценной работы, - вдруг заговорил Гарри. – Ну, такой, на которую ходишь каждое утро к определённому времени. Чётко. Постоянно. С офисом, коллегами, начальником и зарплатой, - он задумался о своей небольшой каморке недалеко от центра Чикаго, что он снимал и использовал для редких, как тепло в Иллинойсе, встреч с клиентами. Да, с натяжкой её можно было считать офисом, но под понятие "контора" или "кабинет" она подходила больше – дверь, стол, стул, кресло и журнальный столик с брошюрками. Пара шкафчиков, окно, ничего лишнего, никакой атрибутики. Да и бывал он там только по мере необходимости, что значит далеко, далеко не каждый день. Впрочем, и этого уже достаточно давно не было – всю эту маленькую комнатушку, вместе с парой-тройкой этажей и лифтом разнёс в щепки пару лет назад гигантский скорпион. Не спрашивайте. – Это ведь признаки нормальности, правда? Нормальность это не для меня. Чёрт, я не умею вести себя с людьми, Дейл.

Чувствуя подступающую панику, он психанул, дёрнулся и зачем-то поставил машину на ручник, вытянув тот до натужного скрипа пластмассы и механизмов. Решительно вышел, чуть сильнее нужного хлопнув дверью, и поправил галстук, застегнул пиджак. С максимальной грациозностью нервного человека достал с заднего сидения вездесущий кремовый плащ, накинул на сгиб руки и направился к зданию, готовясь к торжественной встрече с целым ворохом специальных агентов, одним крайне занимательным патологоанатомом и зубодробительно проницательным шефом регионального отделения Бюро.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1

19

Дейл чуть нахмурился в ответ на слова Дрездена, но согласно кивнул, попутно поправляя воротник на его рубашке. Ему не хотелось лишний раз проверять, действительно ли он вместе с телом Гарри перенял и эту его способность заглядывать в чужие души – что-то ему явно подсказывало, что, скорее всего, этим даром он теперь располагал тоже. Или же правильнее было бы назвать это проклятием?
Хотя, на самом деле, в равной степени были уместны оба определения.
Гарри был прав – для Дейла наличие зрительного контакта в повседневных интеракциях с людьми было не менее важно, чем присутствие физического контакта. Так или иначе, все оканчивалось тем, что в какой-то момент Купер мог пренебречь границами чужого личного пространства, проникая в него так легко и спокойно, что собеседник даже не сразу понимал, что что-то пошло не так.
Теперь же такой номер точно не пройдет – по крайней мере, пока он находится в теле Дрездена со всеми дополнительными функциями, которые, как оказалось, неминуемо идут комплектом.

Одежда Гарри ощущалась как что-то чужеродное и непривычное – как будто бы ему было мало самого факта нахождения в чужом теле. Глядя на свое текущее отражение в зеркале, Дейл предпринял неудачную попытку пригладить свои растрепанные волосы, против которых, казалось, был бы бессилен даже гель. Хотя, может быть, стоило бы и попробовать…
Однако ход его сомнительных мыслей был прерван репликой Гарри, заставившей Купера настороженно вздернуть брови вверх.

– Гарри, я не знаю, преследовал ли ты сейчас цель звучать ободряюще, дабы вселить в меня уверенность и как-то успокоить... Если так, то, боюсь, у тебя ничего не вышло, – осторожно произнес Дейл, покосившись на барабанную палочку в своем кармане. – Потому что теперь у меня такое ощущение, будто бы я ношу с собой бомбу замедленного действия.

На самом деле, Дейл был не прав.
Ведь в данный момент бомбой замедленного действия являлся он сам.

Сказать, что ехать в собственной машине не в качестве водителя было непривычно, это значило бы не сказать ровным счетом ничего. Однако Дейл, вроде как, даже сносно справился с этим испытанием – по крайней мере, машина за все время пути ни разу не взбунтовалась. Разве что, только радио издало какие-то непонятные визжащие звуки – но то были мелочи по сравнению с тем, что на самом деле могло произойти.
Купер даже несколько воодушевился – казалось, что ему действительно удалось более или менее присмирить эту требующую выхода силу. По крайней мере, пока. Хотя, тот факт, что им удалось добраться до Бюро без каких-либо проблем, уже вселяло надежду.

Как только машина остановилась, Дейл уже было протянул руку, чтобы открыть дверь – однако Гарри продолжал сидеть неподвижно, уставившись взглядом в одну точку и нервно выстукивая пальцами по рулю.
А потом Дрезден начал говорить – Дейл выслушал его молча, глядя на Гарри чуть нахмуренным, но внимательным взглядом. Однако что-либо ответить ему на это Купер не успел, потому что Гарри вдруг резко сорвался с места, чуть ли не выскакивая из машины и едва ли не заставив Дейла подпрыгнуть на месте от неожиданности. Радио отозвалось на это противным повизгиванием на повышенных децибелах – прежде, чем выйти из машины следом за Дрезденом, Купер одарил магнитолу укоризненным взглядом.

Гарри, – догнав чародея, Дейл чуть притормозил его, коснувшись ладонью его плеча, а затем мягко развернул к себе лицом, чтобы взглянуть тому в глаза – благо, что в данный момент существовал как минимум один человек, с которым подобное можно было провернуть без всяких рисков и последствий. – Я всецело понимаю корни твоих опасений и неуверенности. Но хочу заверить тебя в том, что тебе совершенно не нужно переживать по поводу того, что ты якобы не сможешь влиться в эту среду. Так или иначе, но ты столько раз имел возможность наблюдать меня в тех же условиях – потому я практически не сомневаюсь в том, что у тебя получится максимально мимикрировать, не вызывая подозрений, – улыбнувшись, произнес Дейл негромким спокойным голосом. – Тем более, что я буду рядом – и в любую секунду буду готов тебя подхватить, если что-то пойдет не так, как надо. Так же, как и ты мне поможешь в случае чего, ведь так? А что до понятия нормальности… – Купер замолчал на пару секунд, а затем продолжил:
– Не так давно мы с тобой имели возможность наблюдать такое, о чем большинство людей даже не догадывается, что такое в принципе существует. Я хочу сказать, что нормальность это понятие более чем относительное – а порой даже и глубоко субъективное. Поэтому…

Закончить свою мысль Дейл не успел, краем глаза заметив, как из припарковавшейся неподалеку машины вышла Дайана.
Дальнейшее произошло на чистом автомате – Дейл даже не успел толком подумать и хоть как-то оценить целесообразность своего действия.

– Доброе утро, Дайана, – выпалил Купер в своей привычной манере еще до того, как Эванс успела с ними поравняться – но по чуть нахмурившемуся взгляду Гарри он сразу понял, что, наверное, стоило сначала все-таки подумать.
– Дрезден? Какими судьбами? – с ноткой удивления поинтересовалась Дайана вместо приветствия, а затем с уже более явными его оттенками обратилась к Гарри: – Дейл, а ты какого черта тут, ты же брал отгул, вроде как, разве нет? Что-то случилось?

Замявшись на мгновение, Дейл бросил короткий взгляд в сторону Дрездена, а затем, прочистив горло, ответил, вспомнив их заготовленную легенду:
– Да у меня есть одно дело к Малдеру, нужна его небольшая консультация. А… – чуть осекшись на мгновение, Купер притормозил, дабы не сболтнуть ничего лишнего, и вместо этого взглянул на Эванс, надеясь, что улыбка, которую он нацепил, хотя бы отдаленно напоминает дрезденовскую: – Отлично выглядишь, Ди.

[AVA]http://i.imgur.com/cJicfcv.png[/AVA]

0

20

..Теперь у меня такое ощущение, будто бы я ношу с собой бомбу замедленного действия.

Он мысленно повторял про себя эту фразу, ёжась от ощущения надвигающейся бури, концентрируясь на ней, стараясь зацепиться и не дать своему сознанию "уплыть". Интересно, это случайный выбор слов, основанный исключительно на собственных ощущениях Купера конкретно от себя, или общее впечатление (и от него, Дрездена, тоже)? Чародей-медиум уже не помнил, рассказывал ли он Дейлу, что почти весь Белый Совет, да и большая часть остального, знакомого с ним магического сообщества очень долго считала его именно этим? А кое-кто считал до сих пор и, по правде говоря, зная себя, своё везение, родословную и все тонкости собственной личности, он большую часть времени и был ею. Ходячей бомбой замедленного действия.

Гарри Дрезден – живая персонификация отложенного Зла. Катастрофы, задержавшей дыхание. Взявшей перерыв прежде чем обрушиться неожиданно всем на головы. И дело даже не в палочке.

Зачем он сказал это? Скорее – чтобы подчеркнуть всю серьёзность положения, а совсем никак не напугать Дейла. Здесь как раз опасность была минимальной – он верил в агента гораздо больше, чем мог в себя самого хоть когда-либо. Да, безусловно, стоит Куперу чуть ошибиться, и всё Бюро может взлететь на воздух, но на этом, пожалуй, всё. Самое большое, что он мог сделать, это нанести некоторый ущерб, масштабы которого варьировались, но всё же ограничивались одной реальностью. Спровоцировать апокалипсис и падение окружающего их мира в кромешный ад Дейл не мог. Во всяком случае, не чародейскими силами. Не на его вахте.

Слушая всю эту ободряющую тираду, Гарри внимательно разглядывал собственное лицо, которое сейчас принадлежало кому-то другому. Чёрт. Привыкнуть к тому, что он выглядит как Купер и, по сути, сейчас именно он – Купер, было сложно. Непостижимо даже, что уж говорить о сколько-нибудь успешном мимикрировании. Он думал о словарном запасе – он никогда не использовал такое количество сложных слов, понятий и пространных полуобъяснений-полуметафор. Он думал о прямолинейности, которой, впрочем, порой страдал сам, но в куда как менее мягкой и приемлемой форме. А ещё – о том, что ему сейчас придётся говорить так же. Много. Пространно. С таким выражением, будто он при этом летал в облаках и был на седьмом небе от счастья просто быть здесь, дышать воздухом, видеть небо, греться в лучах солнца... вот это вот всё.

Он устало вздохнул и почти опустил было плечи, сдаваясь самому себе последний раз прежде чем вступить в схватку с немилосердной реальностью Дейла Бартоломью Купера, как вдруг ощутил это. Волну чего-то знакомого, тёплого, близкого и до жути интимного за мгновение до того, как его обычных чувств достигло поцокивание каблуков и аромат духов, смутно знакомых – скорее всего больше телу, чем ему самому.

- Доброе утро, Дайана, - на чистом автомате и, скорее всего, глубинном застарелом инстинкте выдал Купер, и у Дрездена внутри всё сжалось в тугой ком. Только не смотри ей в глаза. Только не смотри!

- ..Ты какого черта тут, ты же брал отгул, вроде как, разве нет? – эту часть он услышал где-то между собственными внутренними воплями паники и шумом крови в ушах. Чёрт, кажется, он покраснел с непривычки.

- Ээм.. – только и успел выдавить из себя чародей, прежде чем Куп поспешил снова вставить свои пять копеек. Ну, хотя бы этим – никак не удерживаемым во рту языком – он на него похож. И этой... дурацкой улыбкой? Боже, неужели он всегда так улыбался, когда смотрел на хоть сколько-нибудь аппетитных женщин? Впрочем. Это ведь был Дейл в его теле, верно?

- Отлично выглядишь, Ди, - снова услышал он собственный голос со стороны и всё так же мысленно похвалил Дейла за правильно использованное прозвище, а потом резко развернулся на каблуках и вклинился между ними, оттесняя Дейла и перекрывая ему вид.

- Прекрасное утро, Дайана! – Дрезден попытался представить себе, каково это – видеть чудо в каждом дне, каждом мгновении и всём, что его окружает.

Это был не его дар, при всём своём глубинном ощущении и понимании магии, он даже близко не подошёл к этой способности. Но где-то на периферии сознания ещё маячил крохотный шанс, что и она перешла к нему вместе с телом, пристрастием к записям и всем медиумным набором. Увидев опешившую девушку, он по привычке скользнул взглядом ниже глаз, а потом зажмурился и расслабился. Сделал вдох, маскируя это под продолжение своего высказывания, и вдох такой глубокий, что у него закружилась голова и чуть не подкосились враз ставшие ватными ноги. А когда он открыл глаза, мир преобразился.

Чародей вдруг осознал, что это было страшно похоже на его собственное магическое зрение. Во всяком случае, природа и часть его явно имела схожее происхождение, разница, пожалуй, состояла только в том, что Дрезден видел истинную сущность вещей со всеми оттенками и подробностями, со всей желчью и гадостью, всем кошмаром, что окружал людей, существовал в мире помимо их воли и желания. В монстрах он видел монстров, в боли – боль, в страдании - ...

Купер же видел всё также, но иначе. В его глазах краски были ярче, насыщеннее, люди красивее, а явления чище. Звуки стали громче и отчётливее, запахи глубже, ему даже начало казаться, что он может понюхать цвет и увидеть запах. А те люди, что были дороги ему или просто вызывали приятные эмоции, словно бы светились изнутри мягким, едва уловимым, но всё же вполне отчётливым светом.

Он понял, что таращит глаза с открытым ртом и абсолютно идиотским выражением лица, когда осознал, что Дайана как будто бы расслабилась и улыбнулась. Мир в глазах Дейла действительно был лучше. Какой бы грязью ни он, ни населяющие его люди и прочие существа ни были покрыты.

- Боже, ну и небо сегодня! – это вырвалось само собой, а потом он всё же захлопнул рот и снова посмотрел на фыркнувшую меж тем женщину. Надо было приходить в себя. – Гордон, - сказал он так, будто это само собой всё объясняло. Но поворот её головы явно говорил об обратном. – Гордон позвонил с час назад, сказал, что у нас аврал. Что-то срочное, - он вдруг предвкушающе улыбнулся, а потом с хлопком соединил ладоши и потёр их. Часть его сознания вдруг панически испугалась и попыталась забить тревогу, но расползающееся во все стороны от Дайаны тепло и слегка режущая глаза насыщенность окружающего мира убаюкивала эту среагировавшую было бдительность. – Признаться, по началу я немного переживал, а теперь не могу дождаться брифинга! Идём, - он сделал широкий приглашающий жест, лихо отступая назад и едва не задавив Дрездена. То есть.. самого себя. То есть Дейла. – Узнаем, что за дела!
[AVA]http://funkyimg.com/i/2tq7N.png[/AVA]

+1


Вы здесь » iCross » Личные эпизоды » Freaky Friday