Harry Dresden
Гарри
telegram: @barberry_jim
Dale Cooper
Купер
telegram: @barberry_rich

- Эй-эй, парень, может, ты бы полежал еще немного? – как врач Стивен советовал бы ему полежать не немного, а прилечь насовсем, но тут и идиоту стало бы ясно, что в медицинских паттернах с этим человеком или местом что-то совсем не так, как все привыкли. Стивен не спешил считать это место неким посмертием, хотя это полностью бы оправдало смертельную рану, потому что хоронить раньше времени самого себя он точно не собирался.
Смотреть на эти раны Стивену было не слишком приятно. Он мог бы сказать, что видел в своей жизни и не такое, но это не означало, что он получал от этого удовольствие. Вот и пытался удерживать взгляд на уровне глаз Шимады, или смотреть на двух других, и еще не упускать из поля зрения женщину, и – очередное «еще» - потолок. Точнее, не так. Стивен не смотрел на потолок, но видел, как другие смотрели, а периферийное зрение свидетельствовало о том, что там зеркало. Смутные тени он замечал, и тени эти двигались синхронно с ним, а потом с женщиной тоже.

--------------------------------------------------

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Сюжетные эпизоды » the truth is not what it seems


the truth is not what it seems

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2s6hQ.png  http://funkyimg.com/i/2s6hR.png  http://funkyimg.com/i/2s6hS.png
http://funkyimg.com/i/2s6hT.png  http://funkyimg.com/i/2s6hU.png  http://funkyimg.com/i/2s6hV.png
http://funkyimg.com/i/2s6hM.png  http://funkyimg.com/i/2s6hP.png  http://funkyimg.com/i/2s6hN.png

кто
› Dale Cooper
› Harry Dresden
› Fox Mulder [npc]

где и когда
› 1999, Твин Пикс

что
› волна странных, жестоких и бессмысленных на первый взгляд убийств прокатывается по Лос-Анжелесу, вызывая панику, миллионы вопросов и беспорядки. они распространяются по побережью, словно лесной пожар, закручиваясь в крупную потасовку в Сиетле - на пресс-конференции практически сжигают заживо местного сенатора, планирующего баллотироваться в президенты.
к этому моменту в расследование, принимающее всё более шизофренический оборот, вступает специальный агент Федерального Бюро Фокс Малдер. и у него на всю эту психоделику свой личный, вполне определённый взгляд

Теги: #детектив,#пришельцы,#фантастика,#мистика,#старыедобрыедевяностые,#foxmulder,#dalecooper,#harrydresden,#twinpeaks,#xfiles,#dresdenfiles,#секретныематериалы,#твинпикс,#вторжение,#двойники,#ошибочкавышла,#крутыепарниспушками

+2

2

"Где Дейл?" - таким вопросом, вместо приветствия, встречает утром шерифа Трумена проспавший завтрак, встречу с напарником, брифинг и чёрт знает ещё сколько всего чародей.

- А ты не в курсе? У них пополнение, - не шибко радостным тоном, едва не морщась, как от зубной боли, отзывается его тёзка из-за стола, даже не скинув с него для приличия ноги.

Гарри Трумен ест очередной в бесконечном потоке, проходящем через их офис в последние дни, пончик, второй рукой держа разукрашенную твинпиксовскими мотивами чашку с кофе. Дрездену иногда кажется, что весь офис шерифа вымрет от гипогликемии раньше, чем им удастся закончить это безумное, скачущее с цели на цель расследование. Сам он не злоупотребляет сладким, отдавая предпочтение скорее чему-то солёному, но от Дейла регулярно и очень насыщенно пахнет глазурью, и он уже почти начинает беспокоиться.

- Пополнение? - недоумённо повторяет маг, потирая слезящиеся ещё со сна глаза и получает процеженное через недожёванный пончик уточнение - ещё один агент ФБР. Тоже специальный, суетился тут с утра ещё более раннего, нервировал всех и очень настоятельно требовал Дейла, отказываясь говорить с кем-либо другим.

Нехорошее предчувствие, как-то само собой возникшее ещё в отеле, когда он не обнаружил Купера, привычно сидящим за столом, растёт уже в геометрической прогрессии и сосёт под ложечкой, заставляя ускорить шаг на пути к конференц-залу. На подходе он уже слышит голоса, те хоть и раздаются на повышенных тонах, чётко и ясно обозначая уровень накала страстей за дверью, но не позволяют судить о содержании. Конечно, Гарри может прислушаться - он умеет слышать по-настоящему, в отличии от большинства людей, отчего-то игнорирующих эту, вполне доступную каждому суперспособность - но он слишком взвинчен, слишком обеспокоен, он боится, что потеряет драгоценное время на ерунду, пытаясь подслушать. Он просто знает, что должен быть там.

Чародей дёргает ручку и оказывается в небольшом помещении как раз вовремя, чтобы застать Дейла стоящим у противоположной стены, чуть растерянно выставившего вперёд раскрытые ладони. На лице пока что ещё только недоумение и некоторая решительность, пока ещё не страх, хоть на него и направлен вполне себе реальный и даже ни капли не трясущийся пистолет, который двумя руками держит стоящий напротив какой-то неопознанный мужик. Судя по всему, это и есть тот самый "второй" специальный агент. Вот только если он тоже фбровец, то какого же чёрта?

В мгновение ока эта жуткая сцена превращается в немую - Дрезден застывает, вытаращив на пистолет глаза и всё ещё сжимая ручку двери конференц-зала. Он вдруг как-то понимает, что ситуация не просто аховая, она критическая, если этот парень решился на подобное в отношении коллеги в стенах офиса шерифа. Это значит, что он почти отчаялся, и ему ничего не стоит в какой-то момент просто взять и пальнуть.

- Что здесь происходит? - спустя где-то минуту Гарри наконец оживает и требует ответа, стараясь придать звучанию своего голоса максимум уверенности и бесстрашия. Получается не очень, но парень с пистолетом бросает на него короткий взгляд.

Чародей, почувствовав коротенькое окошко возможности, делает шаг внутрь и прикрывает за собой дверь. Он коротко смотрит на Дейла и получает от него ответный взгляд и кивок головы, явно означающий "Нет, я тоже нихрена не понимаю". Паршиво. Паршиво до зелёных чертей.

- Специальный агент Фокс Малдер, - выпаливает наконец тот, что с пистолетом, кивая на что-то на столе. Как-то быстро уловивший расставленные в комнате акценты, Дрезден упустил эту деталь, когда только вошёл. Расценив кивок в определённом контексте, Гарри медленно и осторожно тянется к этому самому предмету и теперь узнаёт в нём фбровский значок этого самого Малдера. - Подразделение "Секретные материалы", я давно иду по следу этой твари.

А вот это уже относится к оцепеневшему напротив него Куперу, а посему чародей просто вздёргивает от удивления брови. В этом городе просто что ни день, то цирк. Час от часу не легче.

- Извольте объясниться, агент Малдер, - благоразумно пока пропустив момент собственного представления, Дрезден так же медленно и аккуратно откладывает значок обратно на стол. Он всё равно нихрена в этих штуках не понимает и, скорее всего, не смог бы отличить настоящий от подделки, даже если бы сильно этого хотел. Но сейчас его задача несколько иная. - Мы с агентом Купером, - он неторопливо указывает пальцем на продолжавшего хранить молчание Дейла, - и шерифом Труменом - уверен, вы уже успели с ним познакомиться.. высокий, вытянутое лицо, кудрявые волосы, носит идиотскую ковбойскую шляпу - работаем над очень важным и серьёзным делом. А вы врываетесь тут..

На какой-то момент глаза Малдера сверкают нетерпением и даже какой-то маниакальностью, и он переводит дуло пистолета со своего коллеги на надоедливого чародея. Он чувствует волну неверия, сомнения, скептицизма. Малдер ожидает привычного обвинения в том, что он несёт абсолютный бред и вообще пора бы уже лечиться. "Что за чушь вы несёте!" - было лучшим, что он слышал в последние пару месяцев, пока продолжался его личный крестовый поход в погоне за инопланетным убийцей и похитителем тел из Сиетла.

Гарри замолкает и инстинктивно делает шаг назад. Как будто это в случае чего способно спасти его от пули. Но агент Малдер не воспринимает его шибко серьёзной угрозой, а потому, удовлетворившись этим жестом, почти сразу возвращает всё своё внимание и направление оружия к Дейлу. Дрезден не без ужаса понимает, что быть на мушке ему куда комфортнее, чем понимать, что под угрозой схватить пулю находится призвавший его в своё время в Твин Пикс агент.

- Его зовут не Дейл Бартоломью Купер, и он не агент ФБР. Его имя Алагью, и он пришелец,- с абсолютно серьёзным видом выдаёт Малдер, обвинительно тыча дулом в сторону Купера. - Эти твари могут перемещаться из тела в тело, как паразиты. Они хотят захватить планету, и этот первый. Выслан, чтобы обеспечить им плацдарм. Я охочусь за ним шесть недель, веду от самого Сиетла, и за ним тянется огромная вереница тел.. Последний раз он переселился как раз человека, выдававшего себя за агента ФБР, - он сделал шаг вперёд, многозначительно качнув пистолетом, когда Купер попытался было закатить глаза и возразить ему что-то. - А ну на месте! Лицо этого самозванного Галлагера совпадает по фотографиям с его один в один.

- Ради бога.. пришельцы? - только и может выдавить Дрезден.

Он всякого, конечно, повидал. И по жизни, и за последнюю неделю в Твин Пиксе, но это, признаться, даже для него уже через край. Какого вообще хрена? Как такое возможно? Чтобы один агент ФБР не мог признать другого? Впрочем.. подразделений у них там действительно как собак нерезаных. И каждый агент до того специальный, что легко может не знать о существовании даже этих "Секретных материалов" (что ещё за наименование-то такое?), не то, что другого коллегу в лицо. Всё это в целом вообще очень плохо пахнет, даже уже, пожалуй, воняет так, что хоть затыкай нос.

Нервы Фокса - как натянутая струна, он явно устал и измотан этой якобы погоней и всем, что наверняка ей сопутствовало на каждом этапе остановки. И уж тем более, если за этим самым якобы пришельцем действительно тянулся след из вполне, судя по всему, человеческих тел.

- У меня нет времени пререкаться.. - агент Малдер чуть запинается и снова скашивает быстрый взгляд на чародея, - кем бы вы ни были, лучше просто отойдите. Я знаю, что он один и у него пока нет союзников его расы. Я знаю, что он феноменально умеет втираться в доверие, и вы с шерифом действительно могли считать его представителем ФБР и вести с ним какое-то расследование. Но - повторяю - он это не он. Он не человек.

- И что.. - с трудом выдаёт Гарри, но голос его звучит сипло и неровно, а потому он прерывается, чтобы кашлянуть в кулак. - Что вы собираетесь с ним делать?

- Задержать, - очень просто и легко отзывается Фокс. - Если не получится, пристрелить и изолировать гада. Тогда, есть шанс, что без носителя он умрёт.

- Что, простите?

- Ну, допустим, я пришелец, - чуть разводит всё ещё поднятыми руками всё же решившийся снова подать голос Дейл со своего места, - но человек-то внутри меня - нет. Вы и его пристрелите?

- Нет уже никакого человека, - бесстрастно, но маниакально парирует Малдер, слегка качая пистолетом из стороны в сторону. - Осталось только оболочка, только тело. И его всё ещё можно попытаться умертвить.

- Да вы с ума сошли! - не выдерживает Гарри, но почти сразу осекается. Вы, вообще-то, не выкрикиваете подобные фразы в отношении человека, тыкающего в вас пушкой. Если вы при этом сами в здравом уме. Уже тише, спокойнее и снова добавляя в голос уверенность Дрезден заговаривает снова, примирительно приподнимая руки. - Никакой это не пришелец. Все последние недели агент Купер находился здесь. Тому есть десятки, если не сотни свидетелей. У него история и знакомые в Управлении. Чёрт, он человек. И я могу это доказать.

- Каким же образом? - Малдер звучит скептически и агрессивно, но всё же он не конченый ублюдок, чтобы, даже опираясь на собственные данные, ослиное упрямство и железную уверенность, позволить себе пристрелить невиновного.

I was scared. God knows I was.
Not of the look of his gun - I'm not afraid of catching a bullet for quite some time now. I was afraid I wouldn't be able to shield Dale before this madman decides to pull the trigger.

I had a thing in mind. Not that I honestly wanted to do it.
You know all those moments when you hate your job for all the shitty fucked up things it makes you do? Well, I don't have them. Right now I had a case. I had people to protect. And I gave Dale my word that I will always look up for him from now on. No one will ever do my job for me and if I fail I can only blame and hate myself.

I couldn't let this guy shoot my partner, my friend, my colleague, my.. well, let's finally face it - I was falling for this man currently standing at the brink of death.
So I sighted. I took a step forward to stand exactly between Dale and Fox, completely blocking the shot.
And looked him in the eyes.

+1

3

- Дайана, сейчас 8:46 утра, направляюсь в отделение. Сегодня чуть раньше, чем обычно - как оказалось, в Твин Пикс направили еще одного агента, который теперь настоятельно требует личной встречи со мной. Хотя, странно, что ни Гордон, ни Альберт не оповестили меня об этом раньше - но, на самом деле, немудрено. В последнее время все как-то особенно суматошно. Сегодня я даже не успел толком позавтракать, придется взять кофе на вынос в Double R. А еще мне кажется, Дайана, что я где-то подхватил простуду. Было бы неплохо, если бы ты прислала мне тот тибетский сбор трав, который я обычно завариваю при простуде. Пакет лежит у меня в столе во втором ящике. Заранее благодарю.

- Тем временем, Дайана, прошло уже три недели с начала расследования. Признаться, в какой-то момент мне начало казаться, что мы застопорились на одном месте - а то и вовсе начали ходить по замкнутому кругу. Но, судя по всему, нам действительно не хватало новой крови. Гарри Дрезден, определенно, именно тот, кто был так нужен этому расследованию. Потому что на данном этапе уже глупо и бесполезно отрицать тот факт, что это дело действительно имеет отношение к неким сверхъестественным материям, которые находятся за гранью понимания обычных людей. А Гарри едва ли таким является. В хорошем смысле, конечно же.

- Чем ближе я к полицейскому участку, тем более мне становится тревожно – наверное, это именно то, что все обычно называют «плохим предчувствием». Я никогда не ощущал это настолько ярко. Возможно, стоило бы дождаться Гарри и отправиться вместе с ним, но по телефону мне ясно дали понять, что задерживаться не стоит. Признаться, я даже толком не разобрал имени этого агента. Но посмотрим. Может быть, я только зря себя накручиваю.

Кофе на вынос отдает привкусом картона и пластика - вроде бы то же самое, но Купер все равно непроизвольно морщится, чувствуя в привычной знакомой горечи оттенки какой-то искусственности. Небо над городом серее, чем обычно, а облака напополам с туманом клубятся так низко, что, кажется, можно поднять руку и увязнуть пальцами в этой невнятной полуосязаемой массе.
Когда Дейл прибывает в участок, допитый всего лишь до половины кофе успевает остыть почти полностью - Купер почти с трудом сглатывает этот крошащийся осадком привкус.

- Доброе утро, Люси, - как обычно с улыбкой приветствует он сидящую в приемной девушку - та отвечает ему как-то торопливо, а затем подается чуть ближе, указывая кончиком карандаша куда-то позади Дейла и чуть понижая голос.

- Агент Купер, вас ждет, - короткий взгляд вниз, чтобы свериться с записями, и снова на Дейла, - агент Фокс Малдер. Сказал, что по какому-то очень срочному делу, больше ни с кем не захотел говорить, даже с шерифом Труменом - только с вами.

- Большое спасибо, Люси, сейчас разберемся, - кивает Дейл в ответ, оборачиваясь назад и только сейчас замечая мужчину, прислонившегося спиной к стене возле стенда с распечатанным выдержками из городского устава. Глаза его чуть прикрыты - он будто бы дрейфует где-то между сном и реальностью, словно бы оправляясь после чего-то долгого и утомительного.

Фокс Малдер. Дейл никогда не встречался с ним лично, но был весьма о нем наслышан. В стенах ФБР об агенте Малдере говорили много всякого разного - и абсолютно полярного. В основном Дейл слышал о нем от Альберта – лет пять назад тому доводилось работать с ним. Не иначе, как «чудиком» и всякими подобными производными, Розенфильд его не называл, но в остальном, насколько Дейл мог судить, Альберт в общем и целом остался более чем доволен их совместной работой. Он бы вряд ли стал что-либо скрывать, уж кому, как ни Куперу, знать об этом.
Поэтому Дейл хорошо помнил это имя.

Словно почувствовав, что на него смотрят, Малдер открывает глаза, глядя прямо на Купера – выражение его лица тотчас же меняется, становясь каким-то более жестким и заостренным. Дейл вдруг думает о том, что агент явно ему кого-то напоминает.

Малдер растрепан, слегка измятый воротник рубашки торчит уголком вверх, а сам агент выглядит, мягко говоря, уставшим и измученным, с явным оттенком едва скрываемого раздражения и какой-то взвинченности. Однако Купер решает особо не заострять на этом внимания. Первое впечатление - самое обманчивое. В конце концов, дорога до Твин Пикса довольно долгая и может утомить даже самого бывалого путешественника.

- Доброе утро, агент Малдер. Агент Дейл Купер, очень приятно познакомиться, - протянув свободную руку, произносит Дейл, шагнув ближе. Никакое приветственное рукопожатие не следует - Малдер, нахмурившись, осматривает его внимательным изучающим взглядом с ног до головы, и от этого тревожное ощущение начинает неприятно зудеть у Купера в затылке.
Чуть кашлянув, он медленно засовывает руку в карман своего плаща, другой же чуть сильнее сжимая стакан с кофе - однако это не заставляет улыбку на его лице померкнуть. В конце концов, всякое может быть, ведь так?

- У вас ко мне какое-то дело, я прав?.. - продолжает было Дейл, но вдруг замечает шерифа Трумена, вышедшего к ним. Он успевает заметить взгляд, который Гарри бросает на агента Малдера. Он помнит этот взгляд - примерно так же Трумен смотрел на Альберта в первый день знакомства, когда Розенфильд ворвался в его вотчину, как и всегда, отбросив куда подальше всякие намеки на такт и сдержанность.
Только сейчас этот взгляд был куда более жестким и враждебным.

- Здравствуй, Гарри, - обращая внимание на Гарри, произносит с улыбкой Дейл, а затем вновь глядит на Малдера. - Это дело касается расследования? В таком случае, мы можем продолжить в кабинете у шерифа, если вы не против…
- Против, - вдруг резко обрывает его Малдер. - Я бы хотел поговорить лично с вами, агент Купер.

То, с какой интонацией он произносит последнюю пару слов, Дейлу не то, чтобы очень нравится. Скорее, наоборот. В этом тоне сквозит какая-то явная насмешка.
Краем глаза он замечает, как Трумен расправляет плечи и опасно сжимает ладонь в кулак - и потому поворачивается к нему, кладя ладонь на плечо, будто таким образом убеждая того в том, что переживать и волноваться совершенно не из-за чего - «я разберусь, не беспокойся».
- В таком случае, мы воспользуемся конференц-залом. И, да, я бы не отказался потом от порции горячего кофе - кажется, у Нормы сегодня слегка не задалось утро, - со смешком добавляет Дейл, отсалютовав Трумену несчастным стаканчиком с остывшим кофе, когда они с Малдером уже направляются в сторону конференц-зала.

Червь волнения начинает грызть его все сильнее с каждым шагом - Купер спиной чувствует чужой взгляд, который едва ли не просверливает в ней дырку, и слышит эти слегка дерганные и нервные шаги.
В зале слегка тянет прохладой из приоткрытого окна, но Дейл все равно снимает плащ, перед этим отставив стаканчик с кофе на стол. Он слышит, как где-то за его спиной Малдер прикрывает дверь. Купер замирает на полсекунды, расправляя свой плащ на спинке стула, а затем медленно выпрямляется, буквально кожей чувствуя звенящее в воздухе напряжение.
- Итак, агент Малдер, теперь, когда мы одни, вы можете мне сказать, для чего именно вас прислало Бюро? Или руководство просто хочет проверить, как продвигается дело?.. - наконец, развернувшись, произносит Дейл, глядя на Малдера.

А затем видит дуло пистолета, направленное в свою сторону.

- Неплохо ты тут устроился. Долго же мне пришлось за тобой побегать, - не произносит - выплевывает Малдер, наступая на Купера и заставляя его тем самым рефлекторно отступать назад. Дейл понимает - в его положении вообще мало что можно сделать, а всякие резкие движения и громкие крики абсолютно противопоказаны. Не глядя, Малдер отшвыривает на стол свой значок и небольшой портфель, затем перехватывая пистолет поудобнее.

- Простите, боюсь, вы где-то ошиблись, и я бы советовал вам подумать дважды и убрать пистолет куда подальше…

- Заткнись. Можешь уже не стараться, мне все и так уже известно, - к этому моменту у Купера не остается никаких путей для отступления, потому что спиной тот упирается в стену. И поэтому он приподнимает раскрытые ладони, показывая тем самым, что он совершенно и абсолютно безоружен.

- Агент Малдер, может, вы все-таки потрудитесь разъяснить, какого черта вы мне сейчас угрожаете пистолетом? Мы все же с вами в полицейском участке, и, на вашем месте, я бы не стал так рисковать, - чуть повысив тон, произносит Дейл, мимоходом понимая, что рискует тут сейчас он - однако сложно оставаться в полной мере спокойным, когда в тебя тычут пистолетом с вполне определенным и ясным намерением пристрелить.

- Это тебе-то я еще что-то должен разъяснять?.. - начинает Малдер, решительно сжимая пистолет сильнее.
А затем дверь в конференц-зал открывается, оглушая все вокруг характерным щелчком.
Они оба, как по команде, обращают свои взгляды в одну и ту же сторону - и Дейл, заметив на пороге зала Дрездена, едва ли не выдыхает с облегчением.
А на самом деле - вдыхает, понимая, что все это время невольно задерживал дыхание.

Все дальнейшее напоминает театр абсурда - однако пистолет в руке у Малдера вполне себе настоящий, а не бутафорский. Его дуло успевает сменить траекторию, на мгновение сместившись с него на Гарри, но вскоре вновь вернувшись в исходное положение. Попутно Дейл судорожно пытается понять, что с этим Малдером не так - потому что психованным и помешанным он не выглядит.
Да, он абсолютно поехавший на своей идее найти и устранить какого-то там пришельца, на которого Дейл оказался чертовски похож, но каким-то маньяком и психопатом Малдер все равно не кажется.
Даже несмотря на то, что он сейчас явно держит его на мушке.

За всеми этими путаными мыслями Дейл упускает момент, когда Гарри вдруг оказывается между ними, тем самым закрывая его собой от дула пистолета. Купер едва сдерживается, чтобы не выпалить что-то вроде «С ума сошел, что ли?!» и решительно оттолкнуть Дрездена в сторону от греха подальше - нашел время геройствовать!
Но затем происходит странное.
Всего лишь несколько секунд, несколько заполошных ударов сердца – и выражение лица Малдера сменяется с решительно ожесточенного на какое-то абсолютно нечитаемое. А затем он и вовсе опускает руку с пистолетом – та повисает вдоль тела, как у игрушки, у которой сели батарейки.
Он чуть отступает назад, присаживаясь на край стола, и чуть опускает голову, потирая лоб свободной ладонью каким-то рассеянным жестом.

Дейл делает глубокий вдох и делает шаг вперед, осторожно кладя ладонь на плечо Дрездена и подаваясь вперед, чтобы тихонько проговорить ему на ухо:
- Гарри, что ты с ним сделал? Так и должно быть?

0

4

Soulgaze бывает разным.
Порой ты даже не замечаешь, что он запустился и происходит вот прямо сейчас. Порой он длится одно лишь неясное мгновение, как снаружи, так и изнутри. У многих не-магов после него заметно кружится голова, кто-то впадает в панику, кто-то - забытие, кто-то теряет сознание, а кто-то кричит так громко, что закладывает уши. Я много всякой дряни на своём веку повидал, но и меня порой он оставляет абсолютно измотанным.

Я видел звёзды.
Слышал оглушающий треск, заполняющий собой всё пространство от горизонта до горизонта. Видел огромные чисто чёрные и полосатые хлопья, падающие с небес на землю. Шелуха от семечек. Я чувствовал распространяющийся во все стороны страх, почти животный ужас - не одиночества, нет, страх остаться одному в комнате, в доме, в мире.
А потом грохот, темнота и слепящий свет.
Я видел Фокса.
Вот этого самого человека, что стоял передо мной сейчас и угрожал расправой Дейлу, но не потрёпанного, не отчаявшегося и не напоминающего загнанного в угол зверя несмотря на всю атакующую позицию. Я видел воина. Защитника. Одной силой Веры и Надежды обороняющегося от окутывающей его и всё вокруг тьмы с завязанными глазами. Он был смел и отчаян, но слеп! И эту повязку на его глазах держали чужие, извивающиеся серым ядовитым дымом тонкие руки.
.
Я видел звёзды.
Я слышал крик.


А потом Дейл положил мне руку на плечо, и я вздрогнул всем телом, возвращаясь в нашу "обыденную реальность". Как же, мать твою, классно. С утра пораньше. Твин Пикс. Ещё один воин. Ещё одна Тьма. Только тьма его была другая, но от того не менее реальная и губительная.

Пришельцы, Дрезден!

Этот задрипанный, три или четыре дня не видавший душа и нормального сна в постели парниша верил в них так же, как я верил в висящий у меня на шее амулет. Как я верил в свою магию, а Дейл - в свой кофе, Тибет и способности Дайаны выносить всю ту глубину откровения, что он ежедневно выливал на бедную женщину тоннами. Для него зелёные, серые и всех других цветов маленькие человечки с миндалевидными глазами и тонкими руками были абсолютно реальны, и он свято верил в то, что Купер - один из них. Хоть в чём-то он сто процентов ошибался и на том спасибо.

Что ты с ним сделал, Гарри?

Голос бойскаута не сразу прорвался в мой ещё пока изрядно воспалённый мозг. Должно ли так быть? Не знаю. Нет никакой конкретики, нет симптомов и рекомендаций. Это просто происходит.

- Заглянул ему в душу, - коротко отозвался я, издав идиотский смешок и заметно покачнувшись. - А он, соответственно, в мою. Мало приятного.. - я подал Дейлу знак рукой, призванный означать, что со мной всё в порядке и пусть он лучше глянет на этого Фокса. Может, ему надо воды или поменять памперс, или что-то такое. Тот кивнул мне и сделал шаг в сторону возмутителя спокойствия, так что остаток своего монолога я уже произносил Куперу в спину. - Но надеюсь, оно вам понравилось, агент Малдер... Потому что оно останется с вами на всю жизнь.

Закончив глумиться (чисто по инерции, честное слово!) я повернулся было к той стене, возле которой стоял Куп - на ней как раз висела доска и со вчерашнего дня остались какие-то наши общие заметки. Похититель тел по имени Алагью, нет, ну вы подумайте! Но вместо того, чтобы сделать шаг по направлению к ней, я скорее упал на одно колено, а затем увидел стремительно мчащийся мне навстречу пол. Мир сначала стал мутным, размытым от  стремительного движения, а потом скрылся в последовавшей за вспышкой яркого света и боли во лбу темноте.

К тому моменту как чародей грохнулся на пол конференц-зала со всей высоты своего совершенно немаленького роста, Купер уже успел со свойственным ему участием проникнуться некоем даже подобием жалости к сидящему на краю стола Малдеру. Ещё буквально секунд сорок назад он был целеустремлён, он понимал, с чем имеет дело - или думал, что понимает - он знал, кто перед ним, и в целом мир был в определённой степени бинарным. И вот вдруг безымянный герой с растрёпанными волосами и трёхдневной щетиной (Купер уже научился по её внешнему виду определять возраст, как ни странно) внёс в эту упорядоченную картину полный хаос и раздрай.

Дрезден рассказывал Дейлу про soulgaze, объясняя таким образом, почему он так отчаянно и профессионально избегал встречаться с людьми взглядами дольше, чем на пару неуловимых секунд. Но сам этот процесс ещё не испытывал и точно знал, что никто в Твин Пиксе пока не удостоился чести - или проклятия - узнать, что же ждёт того, кто отважится задержать на чародее глаза.

На самом деле мысль о том, что Специальный агент Дейл Купер был пришельцем не была лишена лоска и привлекательности. Тогда я мог бы всецело снять с себя ответственность и всяческие косые взгляды, вызванные совершенно неприемлемым к нему влечением, сославшись на инопланетный шарм. Это у нас он занимал оболочку во всех смыслах половозрелого мужчины с очевидными гетеросексуальными наклонностями. Кто его знает, как вся эта половая тема складывалась у инопланетян? Будь он в самом деле кем-то другим, я мог бы смело и открыто посмотреть себе в глаза, мысленно похлопать себя по спине и возмутиться - Хэй, Гарри, да тебя просто одурачили! Опять..

О чём только не задумаешься, лёжа небритой щекой на полу полицейского участка в задрипанном городишке, расположенном на широченной из виденных мной лей-линий в 9-35 утра, правда?

+1

5

Заглянул ему в душу.

Возможно, для кого-то этот ответ не значил бы ровным счетом ничего конкретного, но я уже знал, что в случае с Гарри подобное стоит понимать в прямом смысле. Все по тем же рассказам Гарри я знал, как именно работает этот самый «взгляд в душу». Но только в теории - пока что (?).
Как и знал, что этот взгляд работает в обе стороны - стоит только чуть дольше задержать зрительный контакт. И также я знал, что Гарри нечасто практикует подобное - потому что «никогда не знаешь, с чем придется столкнуться и что в итоге увидишь на глубине чужой души». Я лишь теоретически мог представлять масштабы всего этого, но объяснения мага позволили мне более или менее понять, насколько это может быть энергозатратно - как в моральном, так и в физическом смысле.

Но от этого желание осуществить этот самый soulgaze не становилось менее навязчивым, пусть я и знал всего его тонкости и подводные камни. И мне в равной степени было интересно узнать и то, что Гарри увидит во мне, и что увижу я, если задержу чуть подольше взгляд на его глазах.
Хотя, по правде сказать, второе было куда интереснее. Не то, чтобы это было в полной мере навязчивым желанием, которое мешает уснуть по ночам и зудит в висках. Но я невольно задумывался об этом всякий раз, когда наши с Гарри взгляды ненадолго, но все-таки встречались.

Я лишь молча кивнул в ответ на жест Дрездена и на секунду чуть сильнее сжал его плечо, вдруг запоздало понимая, что он вообще-то только что практически спас мне жизнь. Кто знает - возможно, мне бы удалось в итоге полюбовно договориться с Малдером и хотя бы добиться того, чтобы тот убрал свой пистолет куда подальше. Однако что-то мне подсказывало, что ни одно мое слово в итоге ни на что бы не повлияло.
А Гарри появился как раз в самый нужный момент.

Агент Малдер все еще хранил гробовое молчание, сидя на краю стола и устремив свой взгляд в одну точку. Я слегка наклонился к нему, склонив голову набок, чтобы понять, насколько же все критично и нужно ли предпринимать какие-то более серьезные меры - но его взгляд вдруг ожил,  сам он нахмурился, глядя куда-то позади меня, а затем, наконец, произнес, указывая кивком:

- А что это с ним такое?

Я вопросительно вздернул брови и обернулся назад, где должен был стоять Гарри - однако Гарри не стоял. Гарри практически распластался по полу, словно бы вдруг шмякнувшись в обморок.

- Оу, - только и смог произнести я, тотчас же опустившись рядом с Дрезденом и кое-как приподнимая его, чтобы усадить спиной к стенке и придать его телу хоть какое-нибудь подобие устойчивости.
- Ну, насколько я могу судить по его состоянию... Видимо, он чересчур впечатлился тем, что увидел. Будьте добры, налейте воды - графин со стаканами на столике возле окна, - указав кивком, обратился я к Малдеру, а затем окинул критическим взглядом поплывшего чародея. Мне вдруг стало чертовски любопытно, что же такого Гарри увидел, что вызвало вот такую реакцию… Либо же такое происходило после каждого подобного… акта. Этого я не знал.

Приняв из рук агента стакан с водой, я вновь взглянул на Дрездена и потом чуть похлопал того по щеке, пытаясь хотя бы таким способом привести его в чувства. Все-таки возникшая было мысль вылить стакан воды ему на голову в итоге показалась мне не совсем гуманной.

- Знаете, агент Малдер, - вздохнув и сунув в ладонь Гарри стакан с водой, начал я, подняв взгляд на несостоявшегося вершителя правосудия. - Любой другой на моем месте незамедлительно бы оповестил обо всем случившемся руководство Бюро… Но я понимаю, что порой в погоне за правдой можно наворотить… всякого. Все мы склонны совершать ошибки, - добавил я, с улыбкой взглянув на Малдера. - Так что, думаю, мы можем сделать вид, что этого инцидента не произошло.

Произнеся это, я почти услышал в своей голове голос Альберта: «Куп, какого черта, ты вообще в своем уме? Какая вообще разница, за какими там зелеными человечками бегает этот двинутый - он, ничерта не разобравшись, кинулся на тебя с пистолетом, и ты хочешь оставить это вот так?»
Но, даже несмотря на все это, я мог понять мотивы Малдера, пусть я и не обладал таким даром, как Гарри, и не мог доподлинно узнать, что творится у него внутри. И пистолет был той самой крайней степенью отчаяния, точкой, после которой уже абсолютно все равно, что будет дальше. Потому что ты чертовски устал, потому что твои бесконечные поиски так ни к чему и не привели - а потом появляется вдруг что-то, крохотный отблеск, ниточка, которая, как тебе кажется, может, наконец, привести к разгадке.
И ты хватаешься за нее, уже практически не разбирая, что вообще происходит - потому что на этом этапе всякий здравый смысл уже начинает давать сбои. И в этот момент может случиться абсолютно все, что угодно - и даже самое необратимое и страшное.

Оно, возможно, случилось бы и сейчас - если бы не Гарри Дрезден.

- Однако впредь лучше проверяйте дважды перед тем, как достать пистолет. А еще лучше трижды, - переведя взгляд на чародея, добавил я после короткой паузы уже чуть тише. - Потому что в следующий раз вряд ли найдется еще один такой Гарри Дрезден, который расставит все точки над «i».

+1

6

Я слышал их небольшой и почти бессодержательный диалог – А с ним-то что? – Видимо, впечатлился. – даже сквозь ворох своих собственных идиотских мыслей.

В самом деле, мне порой начинало казаться, что я приехал в Твин Пикс не дела делать и убийство (которое очень быстро, обескураживающе и пугающе быстро обзавелось множественным числом) расследовать, а приударять за девицами и – чёрт бы всё побрал – парнями. У некоторых индивидуумов вся жизнь складывалась вокруг чего-то подобного, я же никогда особо не был Дон Жуаном. Сказать по правде, я не был никем - мои любовные похождения заканчивались быстро, печально и имели отношение, пожалуй, всего к двум именам. О, да, Гарри Дрезден был тем ещё серцеедом.

В своё оправдание я мог отметить примерно следующее. Как человек более наблюдательный и не скованный зашоренным восприятием, что отличало местное население почти поголовно (признаться, я вообще-то считал их слегка глуповатыми, некоторые "особи", как именовал их специальный агент Розенфильд – в Бюро вообще бывают другие? – с коим меня свела нелёгкая день на четвёртый моего триумфального шествия по всем возможным и невозможным граблям твинпиксовской глуши, отличались особой непрошибаемой тупостью, от которой аж сводило зубы) я подмечал почти ежедневно, что вся эта любовно-отношенческая ерунда занимала жителей Твин Пикса куда больше других общечеловеческих забот. Все эти постоянные встречи, свидания, романтические песни, томные взгляды, которые они украдкой бросали друг на друга, будучи в полной уверенности, что никто не замечает, не понимает, не обращает внимания. Пошлого вида сериальчик с неубедительно играющими актёрами под сладко-сахарным названием Invitation to Love смотрел и лил на меня патоку почти изо всех телевизоров. Даже в участке было не спрятаться от всеобщих проблем на поприще любви – ребята в офисе шерифа следили за развитием отношений секретарши Люси и одного из помощников Трумена почти с тем же энтузиазмом, с каким все остальные смотрели тот самый сериал.

Но когда я попытался обратиться к Дейлу с вопросом "Какого чёрта тут происходит?", он просто улыбнулся мне своей обезоруживающей улыбкой и ответил, что это всего лишь моё искажённое восприятие. Большой город суров, люди в нём далеки друг от друга, дистанцированы на расстояние районов и веток метрополитена, каждый смотрит только себе под ноги, на свой банковский счёт и погружен в работу. Здесь же, ближе к земле, в тишине и размеренном спокойствии у них есть время для себя, для других, они все рядом и друг у друга на ладони. Слава богу, вошёл шериф Трумен и прервал его до того, как он дошёл до описания всеобщего благоденствия в этом маленьком локальном аду, тонущем в негативных потоках лей-линии. Очарованность Купера городом временами вызывала у меня нешуточные опасения, как и его взаимодействие с шерифом, а Альберт Розенфильд своими пространными комментариями только подливал масла в огонь.

Конечно, моя настороженность относительно Гарри (вот бывает же) Трумена можно было бы вполне списать на банальную ревность – дескать, он встретился с агентом Купером раньше, они прониклись братскими чувствами на волне общей профессии, успешного и в достаточной степени лихого начала расследования, Купер для Трумена - новая кровь, новый подход, свежий взгляд со стороны и невероятный во всех смыслах опыт общения с абсолютно нестандартным представителем человечества. Трумен же для фбровца тоже оказался в новинку - это ощущалось достаточно отчётливо – его подход к людям, к делу, к деталям, его несвойственная ("недопустимая", по мнению Альберта) при такой профессии и его положении мягкость, близость к общине. Всё это было необычно для привыкшего чаще работать в одиночку городского агента ФБР.

Стоит, однако, заметить, что наша первая встреча с шерифом Труменом, судя по всему, не принесла удовольствия и приятных впечатлений нам обоим, оставив лично в моём понимании и представлении некую недосказанность и не имеющую никакого отношения к расследованию напряжённость между нами. Куперу всё было ни по чём, он словно не видел того, как сошлись к переносице брови моего тёзки в то утро, когда он притащил меня знакомиться со всеми в участок. Мне казалось, у Трумена хмурится даже его чудаковатая ковбойская шляпа, а для полноты образа ему не хватало только скрестить на груди руки. Но враждебность ощущалась и так, впрочем, я крайне сомневаюсь, что он хотя бы пытался её скрыть от присутствующих. Враждебность, недоверие, настороженность. Я не смотрел ему в глаза слишком долго, разумеется, но за мгновение, которое всё же позволил себе разглядывать лицо местного шерифа, я с удивлением и, пожалуй, смятением прочитал на нём чёткое, ясное и вполне себе однозначное, смахивающее на угрозу заявление "Он мой".

Помню, я вскинул брови и тупо уставился аккурат в звезду шерифа, автоматически пожимая протянутую всё же им – он ведь правильный и вежливый представитель города – руку. Первым порывом было оглянуться на Купера, посмотреть на его реакцию, хоть что-то же должно было отразиться на его лице, неужели он не видел? И, быть может, даже отвести его потом за локоть куда-нибудь в сторонку и как-то максимально тактично (что я несу, я же не умею так) поинтересоваться, что это значило? И всё же шериф не пристрелил меня из табельного оружия прямо на месте, и мы занялись просмотром файлов и повторением всего того, что они успели найти, чего успели наворототить.

И я увлёкся, разумеется, потому что приехал сюда именно за этим. Потому что чары Твин Пикса, методично, упорно, успешно, но так чертовски натянуто сталкивающего между собой своих коренных жителей и угодивших в капкан очарования приезжих, не подействовали на меня (пока?). Потому что все эти межличностные проблемы, существенно усложняющие и без того совсем непростую жизнь всё же интересовали меня в последнюю очередь. Я был чародеем. И только потом чародеем мужского пола с присущими этому самому полу насущными желаниями и проблемами. Слава богу, пока что я думал совсем другой головой и сохранял контроль и доминирование над своими потребностями.


Купер поднял меня с пола и усадил относительно вертикально, оперев спиной о стену. Наш возмутитель спокойствия, хренов охотник на пришельцев, налил мне воды, после чего Дейл всучил мне стакан и на что-то отвлёкся. Я сжал стекло ватными, совершенно не своими пальцами и попытался сосредоточиться на этой прохладе. Чёрт, да с таким же, а то и куда большим успехом мистер Специальный Агент Номер Один мог вылить мне эту воду на голову.

Я поморщился – как-то слишком много становилось кругом этих специально специальных агентов ФБР на одного несчастного меня. С таким количеством проблем одному чародея не разобраться.

- Жаль вашу сестру, - пробормотал я невпопад, пытаясь прийти в себя окончательно и хоть как-то наметить план дальнейших действий.

Фокс Малдер верил в существование пришельцев. Верил, твёрдо и ясно, в то, что один из них (и достаточно опасный) здесь. Не будь я Гарри Блекстоуном Копперфильдом Дрезденом, я бы решил, что он просто шизик, поехавший на своей работе, как сейчас поголовно делают почти все. Стресс, неудовлетворённость жизнью, неоправданные ожидания... Но я был чародеем. Я за свою жизнь видел вещи куда серьёзнее и страннее пришельцев. И, хэй, даже если вы параноик, это не значит, что невидимые демоны не хотят выесть вам лицо. Я не мог с чистой совестью абсолютно исключать даже такую возможность. В конце концов, за пришельцев из космоса он мог легко принять пришельцев откуда-то либо ещё.

- Кто вы, чёрт возьми такие? – видимо, Малдер тоже очухался достаточно, чтобы собраться и перестать быть пассивным наблюдателем и подавателем стаканов с водой упавшим в обморок непонятным мужикам. К тому же реплики Дейла вряд ли подняли ему настроение или придали позитивного взгляда на жизнь. Он сделал шаг назад и уставился на нас обвинительно. – Что ты такое?

На последней реплике он поднял палец (хорошо, что не пистолет) и уткнул его куда-то в район моего носа. Я молча и бездумно уставился на его кончик, пытаясь совладать с головой – в ней всё ещё всё кружилось от переизбытка новой информации и только начинал утихать гул чёртовых семечек, падающих с небес.

- Зависит от того, что вы видели, - многозначительно отозвался я, отпивая из врученного мне стакана. Надо сказать, от глотка воды действительно стало легче, по крайней мере говорить.

- Много всего... - тихо и вяло отозвался мистер Специальный Агент Номер Два и тяжело опустился на стул, закрыв лицо упёртыми в поверхность стола руками.

Дверь в конференц-зал приоткрылась и внутрь заглянула Люси Моран, местный секретарь и страстный любитель того самого слащавого низкосортного сериала:

- Вы тут так долго шумите, - пропищала она своим голоском, украдкой поглядывая на скрючившегося за столом Фокса. Наверное, она думала, что делает это скрытно, неясно, но на самом деле ничто не прибавляет дополнительного акцента вашим действиям, как подобная попытка это действие скрыть. Люси вообще была очень... показательной. – Я решила, что вам пригодится по чашечке кофе. И новые пончики привезли.

С этими словами она толкнула дверь посильнее и вплыла в помещение, держа в руках поднос с тремя чашками кофе. Неотрывно следующий за ней Энди нёс вездесущие нескончаемые, грозящие угробить нас диабетом пончики.

- Почему мистер Дрезден на полу? - заговорщицки понизив голос на сотую тона, она чуть-чуть склонилась к Куперу и скосила на меня глаза. Люси думала, что делает это тайно.

Малдер вдруг снова ожил и обернулся на эту странную рыжую женщину, всё ещё держащую поднос в руках. Энди всё так же стоял сзади, то ли прикрываясь ей, словно щитом, то ли ожидая какого-то особого знака действовать.

- Мы ведь все вас слышим, вы же понимаете? - чуть ошалело задал он вопрос, взглядом ища поддержки сначала у Купера, а потом и у меня. Видимо, на этого парня она производила схожее с моим впечатление.

Я предостерегающе помотал головой, очень медленно и стараясь не смотреть прямо на него. Люси вытаращила на него глаза, после чего с каменным выражением лица и гордо подняв голову шумно поставила (почти уронила на самом деле) перед ним свой поднос. Скорчила ему рожицу и удалилась. Помощник шерифа Бреннен, сохраняя абсолютное молчание, одарил Фокса презрительно-неодобрительным взглядом, шлёпнул рядом с кофе коробки с пончиками и вышел вслед за своей пассией.

Я закатил глаза.
Вся эта театральность была порой просто невыносима.

+1

7

На мгновение я почувствовал себя несколько странно – так, как будто бы я был единственным в этой комнате, которому не было доступно какое-то тайное знание, в то время, как все остальные были в курсе.
Хотя, именно так все и обстояло. Я мог только лишь догадываться и строить предположения о том, что именно случилось с сестрой Малдера – как и выдумывать тысячу и одну теорию того, что же так сильно испугало его, стоило тому взглянуть в душу Дрездена.
Я покосился сначала на одного, а потом на другого. Гарри уже более или менее начинал приходить в чувства, а вот Фокс являл собой более удручающее зрелище. Но как только я успел задаться вопросом о том, что же такое нужно было увидеть, чтобы в один момент растерять всю свою решимость и спокойствие, как вдруг дверь в зал резко и неожиданно распахнулась – хоть и ворвавшиеся изо всех сил пытались сделать это как можно более непринужденно и ненавязчиво.
Честно говоря, получилось у них это так себе.

Услышав реплику Люси, я едва подавил желание тяжело вздохнуть.
На самом деле, несколько недель назад направляясь сюда, в Твин Пикс, я и не подозревал о том, насколько этот городок почти на самом краю страны захватит меня с головой своей атмосферой – а, в особенности, своими жителями.
Привыкший к торопливому ритму больших городов, я совершенно позабыл о том что в маленьких городах дела обстоят совершенно иначе. Твин Пикс же своим внутренним устройством напоминал общину – по типу тех, которые существовали столетия назад. Люди тут жили совершенно иначе – межличностные связи пролегали здесь настолько плотно, что напоминали тугой клубок. В этом я лишь сильнее убеждался изо дня в день.
И если в больших городах все ощущается куда более плавно и спокойно в связи с куда большими масштабами, то в маленьких городках даже самое простое и незначительное на первый взгляд событие становится достоянием общественности. Возможно, в больших городах люди куда более равнодушные и безразличные. Возможно, их просто трудно чем-либо удивить по-настоящему.
В Твин Пиксе же все эмоции имели свой неподдельный искренний окрас. Если тут любили, то всей душой; если ненавидели, то настолько сильно, что порой нельзя было избежать кровопролития.

Тем не менее, иногда это было обременительно.
С тех пор, как к расследованию присоединился Дрезден, я начал ощущать эти налеты раздражения чуть более часто, чем мне бы того хотелось. На контрасте с ним и по ходу нашего общения, я все более ощущал эту не совсем здоровую атмосферу, царившую в городке, которая все остальное время тщательно маскировалась под радушие и бесконечное гостеприимство. Воможно, это и было той самой лей-линией, о которой Дрезден рассказал мне в самый первый день своего пребывания в Твин Пиксе. И своим присутствием Гарри как будто бы раскрывал мне глаза на окружающую действительность, которая на самом деле была не такой уж радужной, какой казалась на первый взгляд.
Не только темный лес, что окружал городок, скрывал своих демонов. Их было полно и в душах местных жителей.

– Мистеру Дрездену стало нехорошо, но сейчас уже все в порядке, Люси, не стоит беспокоиться. Всего лишь небольшое недомогание, – потерев переносицу, ответил я, поднимаясь на ноги.
Реплика Энди чуть сбила меня с толку, а затем резкий стук металлического подноса о стол едва ли не заставил вздрогнуть от неожиданности. Посмотрев в сторону Гарри и поймав его взгляд, я молча покачал головой, чуть улыбнувшись, а затем шагнул к двери, за которыми уже успели скрыться внезапные вторженцы.

Люси! – произнес я, выглянув в небольшой коридор. Не трудно было догадаться, что Энди с Люси не успели отойти достаточно далеко. – Агент Малдер приехал, чтобы обсудить одно строго конфиденциальное дело, – специально сделав упор на этих словах, проговорил я заговорщическим тоном, чуть понизив для убедительности голос, – поэтому я рассчитывал на то, что…

– Куп, все в порядке? – услышал я вдруг голос Трумана, в котором отчетливо слышались нотки искреннего участия – но и еще явственно ощущались оттенки угрозы и настороженности. Я почти не сомневался в том, что шериф был бы первым, кто, почуяв что-то неладное, вышвырнул непрошеных гостей не только за порог своего участка, но и за границы штата.
Труман, как никто другой, ревностно защищал свои владения и стоял стеной за спокойствие всех жителей Твин Пикса – настолько, что иногда даже некуда было от этого деться.

– Гарри, я как раз хотел сказать, – улыбнувшись, поспешил я успокоить Трумана. – Мы займем кабинет минимум на ближайший час, – кинув короткий взгляд на наручные часы, произнес я, а затем продолжил: – Нужно всего лишь обсудить несколько вопросов… Ничего особенного. Надеюсь, это не будет проблемой? – добавил я, чуть вздернув брови, и выжидающе взглянул на Трумана.
На несколько секунд в коридоре наступила такая тишина, что, казалось, можно было различить, как на другом конце коридора в небольшой комнатке, оборудованной под кухню, кряхтит кофеварка. Даже Люси и Энди замолкли, коротко переглянувшись друг с другом.

– Да, конечно, Куп, никаких проблем, – наконец, ответил Гарри, каким-то нервным движением поправив не нуждающуюся в том шляпу. – Зови, если что-то понадобится…
Прекрасно! Большое спасибо, Гарри, – кивнув, выпалил я и поспешил закрыть двери кабинета до того, как мне успели что-то сказать в ответ. Заперев дверь на защелку, я затем резко развернулся, взглянув по очереди на остальных присутствующих, и шагнул к столу.

– Итак, джентльмены, – произнес я, а затем, опомнившись, покосился на дверь и чуть понизил голос. – Итак, что мы имеем? – проговорил я, взяв одну из кружек с кофе. По правде говоря, этот кофе не шел ни в какое сравнение с тем, что мне довелось испробовать утром – я даже замер на пару секунд, чтобы вдохнуть полной грудью этот аромат, а затем сделал глоток, прежде чем снова начать говорить.

– Агент Малдер, возвращаясь к началу, – произнес я, подойдя ближе и присев на край стола. – Вы утверждаете, что напали на след некоего пришельца – и каким-то неведомым образом этот след привел вас именно сюда. А, как гласит небезызвестное правило №39 – совпадений не существует, – я сделал многозначительную паузу, чтобы сделать глоток кофе и из-за кружки взглянуть поочередно на Малдера и Дрездена.

– О чем вы, черт возьми? – пробормотал Фокс, взглянув в сторону Гарри, но я, положив ладонь ему на плечо, остановил его до того, как он успел сказать что-либо еще.
– Вам, как агенту из подразделения «Секретные материалы», наверняка должно быть известен проект «Синяя книга», – продолжил я, не обращая внимания на его реплику и глядя на Малдера крайне внимательно.
– Конечно, я знаю о нем... – уже чуть более раздраженно отозвался Фокс, а я вдруг вспомнил, что, по крайней мере, один человек в этой комнате может быть не в курсе того, о чем речь.
Гарри, – начал я, обращая свое внимание на Дрездена, – «Синяя книга» это проект исследований поступающих сообщений о неопознанных летающих объектах. В течение почти двух десятилетий ВВС пытались выяснить, существуют ли на самом деле НЛО и – если они существуют – выяснить, представляют ли они какую-то угрозу национальной безопасности США. Так вот, – продолжил я, вновь взглянув в сторону Малдера, – мой бывший напарник – Уиндом Эрл – одно время работал над этим проектом, но его отстранили незадолго до роспуска. После этого произошло много событий – в том числе и не очень приятных. В конечном итоге после одного инцидента Уиндома признали невменяемым и отправили в психиатрическую лечебницу, из которой он некоторое время назад сбежал, – я сделал небольшую паузу, поочередно взглянув на Гарри и на Фокса. – А теперь, когда выяснилось, что вы, агент Малдер, по горячим следам преследуете пришельца, я не мог не вспомнить Уиндома и его связь с проектом «Синяя книга». Возможно, все это каким-то образом взаимосвязано, – отпустив, наконец, плечо Фокса, добавил я, многозначительно отпив кофе из кружки.

+1


Вы здесь » iCross » Сюжетные эпизоды » the truth is not what it seems