Harry Dresden
Гарри
telegram: @barberry_jim
Dale Cooper
Купер
telegram: @barberry_rich

- Эй-эй, парень, может, ты бы полежал еще немного? – как врач Стивен советовал бы ему полежать не немного, а прилечь насовсем, но тут и идиоту стало бы ясно, что в медицинских паттернах с этим человеком или местом что-то совсем не так, как все привыкли. Стивен не спешил считать это место неким посмертием, хотя это полностью бы оправдало смертельную рану, потому что хоронить раньше времени самого себя он точно не собирался.
Смотреть на эти раны Стивену было не слишком приятно. Он мог бы сказать, что видел в своей жизни и не такое, но это не означало, что он получал от этого удовольствие. Вот и пытался удерживать взгляд на уровне глаз Шимады, или смотреть на двух других, и еще не упускать из поля зрения женщину, и – очередное «еще» - потолок. Точнее, не так. Стивен не смотрел на потолок, но видел, как другие смотрели, а периферийное зрение свидетельствовало о том, что там зеркало. Смутные тени он замечал, и тени эти двигались синхронно с ним, а потом с женщиной тоже.

--------------------------------------------------

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Альтернатива » Gela Alta


Gela Alta

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://images.vfl.ru/ii/1491986873/451f6c56/16829588.jpg
http://images.vfl.ru/ii/1491986873/fa273829/16829591.gifhttp://images.vfl.ru/ii/1491987026/4da3a5e7/16829619.jpghttp://images.vfl.ru/ii/1491986873/7ac6bc5c/16829590.gif

кто
› Stephen Strange
› Khan Noonien Singh

где и когда
› глетчер Гела Альта, Гренландия; море Баффина; Нью Йорк

что
Глетчерный лёд — лёд, возникающий из снега в областях выше снеговой линии.
Сложно распознать новую опасность, если возникает она не в густонаселенных районах Земли, а где-нибудь там,
где даже спутники нечасто делают свои снимки. К счастью, у доктора Стрэнджа есть информаторы, и методы свои у него тоже есть - всегда отлично работали, должны сработать и сейчас.
Должны, только если в этом уравнении переменная в виде Хана не будет оказывать влияния на результат, но разве можно на это рассчитывать?
"Я никогда не смогу тебя понять".
Что на самом деле ты обретаешь в глетчерных льдах Гренландии?

+2

2

Начало апреля 2017, Нью Йорк

- Никто не разберется с этим лучше, чем ты, - говорил Тони Старк, глядя своим фирменным взглядом из-за полупрозрачных линз дорогих брендовых очков.
Тони Старк, конечно же, в этом был прав, если смотреть на его фразу исключительно объективно, отнимая контекст, но в жизни ни шагу невозможно сделать без того самого контекста. Они со Стивеном сидели в лобби одного из лучших городских отелей, рядом с баром, потому что до сих пор не очертили четко линию своих межличностных отношений. Приглашать ради этого разговора Стивена к себе Тони не мог: выглядело бы это так, словно он вызывает подчиненного и дает ему задание, доктор не был ему подчиненным, и нисколько не желал играть такую роль. Приходить в Санкторум самому Старку тоже не хотелось, ведь тогда именно ему пришлось бы выступать в непривычной роли просителя, которому Стивен оказывает одолжение. Так и вышло, что встреча происходила на нейтральной территории, маскируясь под приятельски-деловой ланч; и стоило только Старку прислать сообщение насчет этого накануне, как доктор уже знал примерно, чего именно может ожидать.
Потому-то он и не удивился, когда после краткого по-рабочему вступления насчет приятного дня и благоприятной обстановки в городе, Старк заговорил о новой угрозе, чье даже приблизительное описание давалось ему затруднительно. Стивен слушал внимательно и понял основное: угроза пока что носит только потенциальный характер, шансы на ее реальность невысоки, однако именно поэтому нужно все выяснить и, если потребуется, принять меры сейчас, до того, как стало слишком поздно. После недавних событий все Мстители старались быть взрослее, прозорливее, жить не одним только настоящим моментом и битвой, а заглядывать в будущее. Мир не простит им больше крупных жертв, не простит разрушенных городов и убитых людей, и правильно сделает, что не простит. Стивен Стрэндж, к счастью, всегда понимал, насколько важно сохранять покой людей, не замешанных во всем этом, давать им уверенность в завтрашнем дне и безопасность в настоящем. И тут Старк был прав, это именно по его части - проверять, предотвращать, рушить планы, пока их даже не начали реализовывать. Это он мог.
От него ждали согласия. Кивка, или фразы, или даже подписи на договоре - такой уж у Старка был вид. Да со стороны и Стрэндж не слишком отставал: ему приходилось надевать костюм или повседневную одежду, когда он выходил из Санкторума, и почему-то всякий раз он старался выглядеть... презентабельно. Мог бы связать этот факт с тем, как интересно обернулось знакомство с некой мисс из Лондона - и ведь правда, кого не повстречаешь на улицах чисто случайно. Уж лучше быть готовым ко всему, и раз сегодня доктор выглядит будто бизнесмен или дипломат, то он собирался немного потянуть время, подумать, а заодно и обеспечить себе поддержку, пусть и нематериальную. То, что он может уладить эту проблему, не означает, будто он обязан делать все в одиночку, как будто никого другого в целом мире больше не существует. И если привлекать тех, кто не в курсе о гипотетической угрозе, он не будет, чтобы лишний раз не растревоживать людей и организации, то не пользоваться услугами тех, кто узнал об этом первым, было бы по меньшей мере глупо.
Думал Стрэндж быстро. В первую очередь ему понадобится информационная поддержка. Свои собственные ресурсы он готов задействовать в полном объеме, и он знал, что его люди - его маги - сделают то же самое, если поставить перед ними задачу. Однако для чего обходиться своими силами, если можно для подстраховки и чужие привлечь? Объединить в некотором переносном смысле магию и технологию, прибегнуть к помощи аналитической системы компьютеров Старка, если это понадобится. Доктор оперировал понятиями "в случае необходимости", и тому подобными, чтобы убить двух зайцев сразу: заручиться поддержкой и в то же время не спугнуть Тони, не дать ему даже подумать, будто без его компьютерных игрушек Стрэндж не сумеет справиться. К этому доктор прибавил еще и транспорт - если верить данным Щита, то может статься так, что Стивену придется побывать в самых отдаленных уголках мира, а путь туда неблизкий, и портал... Нет, ничего не может быть лучше портала, однако точность его установки и его габариты все же имели некоторую величину. Не существовало ничего невозможного, как и не существовало возможности сделать абсолютно все.
К некоторому удивлению доктора, которое он, конечно, не спешил выдавать, Старк легко соглашался на все условия. Хорошо хранил лицо, или действительно испытывал то безразличие, что было на нем написано, но никаких ответных требований не выдвинул и просто кивал, говорил, что это само собой разумеется, и что он готов все предоставить, в том числе и сам мог поучаствовать в экспедиции, если будет нужно. Стрэндж в свою очередь тоже кивал, умалчивая о том, что ему в его нынешнем положении только не хватало Железного Человека за спиной. Или чтобы Хан увидел этого Железного Человека вблизи, а не через интернет.
Хан, с делом которого доктор до сих пор существенно не продвинулся, хотя и подключил все свои ресурсы, был аргументом весомым, таким, с наличием которого нельзя было не считаться. Сидя за высоким стулом в лобби и обдумывая перспективы и необходимость сотрудничества с Мстителями, Стрэндж думал еще и о том, как все это воспримет его космический гость. Не было сомнений в том, что скрыть от Хана работу над другим делом, не получится. Тот был исключительно догадлив, кроме того, доктор решил, что врать ему будет небезопасно, и хрупкое доверие, которое между ними кое-как образовалось, рушить сейчас он не готов. Поэтому придется сказать ему, заверить, что доктор может работать с двумя проблемами одновременно, ну и что-нибудь еще придумать. Сложно было признать это, но доктор опасался нетерпения Хана, беспокоился за его состояние, и думал, а не решит ли он, что с него хватит. В интернете, куда Хан имел такой же свободный доступ, как и на улицы некоторых городов, появлялось много информации о тех же Мстителях, о Торе и его брате, и если Хан подумает, что кто-нибудь из них мог бы стать ему полезным... За последствия доктор не ручался.
Ему придется учитывать Хана в любых планах. И не только его наличие, но и его мнение, которое на этот счет могло оказаться любым.
Еще один нюанс: доктор не торопился рассказывать о Хане другим. Мстители, возможно, заслуживали знать, потому что Хан сам по себе представлял угрозу, и вполне реальную, а не гипотетическую, как та, которую они обсуждали с Тони. Но Стрэндж лично взял на себя ответственность за этого человека, и до сих пор ничего ужасного не произошло. Он молчал, потому что иначе пришлось бы признать, что причина этой угрозы - он сам. И какой он будет после этого защитник Земли? Вот именно. Потому Стрэндж рассчитывал, что отыщет способ вернуть Хана в его мир, и таким образом избавится от необходимости что бы то ни было объяснять. Палка была о двух конца - с другой ее стороны находился вариант, в котором Хан выходит из-под контроля Стрэнджа и превращается из его проблемы в общественную. Тогда к нему будут справедливые вопросы насчет того, как же он мог не просто допустить это, но еще и держать остальных в неведении. Пока что он не знал, как будет отвечать, и надеялся, что до такого никогда не дойдет.

Возвращаясь домой после удивительно плодотворной встречи с мистером Старком, Стивен не пользовался порталами для того, чтобы небольшая прогулка проветрила ему голову и дала возможность побыть наедине с самим собой, пускай и посреди большого города. Закон сохранения энергии - вот о чем были его мысли; и если здесь все прошло хорошо и даже приятно, то он не будет слишком изумлен, если дома с Ханом все начнет складываться совершенно по-другому. С ним так было постоянно, Хан умел одним своим видом держать доктора в постоянном напряжении, и Стивен вовсе не смог к этому привыкнуть. Порой им удавалось проводить время почти как друзьям: Хан был блестяще образован, вести с ним беседы даже на самые сложные темы не составляло труда - доктору нравилось узнавать его точку зрения на многие моральные аспекты жизни здесь, на Земле, и его видение всегда оказывалось интересным, конкретным и в какой-то мере логичным. Подчинялось оно, конечно, иной логике, но Стивен даже мог ее понять, и он чувствовал, что от этих бесед сам развивается, начинает мыслить немного иначе. Критерии объективности у него слегка смещались, чувство справедливости размывало свои границы: доктор переставал быть субъективным по отношению к своему собственному миру, но лишь самую малость. Еще недостаточно для того, чтобы беспокоиться, но в самый раз, чтобы пересмотреть отношение к политике, религии и другим, не менее сложным вещам.
Но это все касалось простых бесед, а сегодня им предстоял вполне конкретный разговор, когда доктору придется признать, что он не только не представляет, как справиться с трудностями перемещения Хана обратно, но еще и должен отвлечься от решения этой загадки. Он пока не представлял, как много времени это может занять, но чутье подсказывало, что за день-два он не управится, если хочет серьезно относиться к своей работе. Может быть, удастся заинтересовать этим Хана, тогда для того промедление окажется не столь тягостным, но и у этой медали была оборотная сторона. Чрезмерное любопытство, с которым Хан, особенно поначалу, набрасывался на все новое, и та удивительная скорость, с которой он впитывал это в себя. Воистину, он был необычным человеком, он во много раз превосходил среднестатистического землянина, а что до гениев этого мира... Стивен не брался сравнивать или утверждать, но разумно предполагал, что во многих вопросах Хан мог дать фору не только Шерлоку Холмсу, но и тому же Тони Старку.
И хорошо, если ему никогда не придется проверять эту теорию на практике.
Ровные асфальтовые тропинки ньюйоркских джунглей скоро вывели Стивена к его дому, Санктум Санкторуму. Проходя мимо парадной двери, вечной запертой и не слишком приметной, он думал о том, наблюдает ли Хан за ним через окно, да и внутри ли он вообще? Стивен не ограничивал его передвижений с тех пор, как отыскал для него рассеивающий внимание артефакт, но настоятельно рекомендовал возвращаться на ночь, и Хан соблюдал эти рекомендации. Между ними установились неписанные правила, основанные на доверии и взаимных услугах так же, как в корпорациях основываются на печатях и директорских подписях. Стрэндж не поднимал взгляд и вообще играл роль обычного прохожего, потому что для входа использовал заднюю дверь; а по пути к ней он думал о том, что жизнь под одной крышей с этим человеком его порядком изменила. Он держался в напряжении все время, и не всегда был этим недоволен - присутствие Хана будто подстегивало, не давало опускать руки, заставляло постоянно держать планку. Однозначно, они оба от этого что-то получали, и даже то, что Стрэндж в известной мере опасался своего соседа, играло скорее положительную роль, чем отрицательную.
Войдя внутрь здания, доктор столкнулся с тишиной, Хан не спешил ему навстречу, зато явно соскучившаяся мантия левитации накинулась на своего хозяина на первой же лестнице, и тот готов был поклясться - кусок волшебной ткани по-настоящему обнимает его. От этого даже настроение поднялось, и несмотря на то, что артефакт был неговорящим, Стивен ощущал от него постоянную поддержку и дружелюбие, действительно незаменимые вещи.
Оказавшись в кабинете, Стивен уселся в кресло и взял со стола деревянный глобус, активируя его жестом руки. Это был простой магический предмет, не артефакт даже, но он здорово помогал, показывая именно то, что Стивен хотел видеть. Сейчас над Азией, Европой и Северной Америкой возникли круглые расписные пластины золотистого света - щиты, защищающие планету. Доктору всегда казалось, что Старейшина поставила их довольно странно, оставив без прикрытия значительную часть материков: Австралию с Новой Зеландией, Африку и часть Южной Америки. Кроме того, в том же положении находились Северный и Южный полюса и изрядная часть океанов. Почему? Неужели никто не предполагал, что существуют формы жизни, умеющие приспосабливаться к воде или пустыням?.. Это было загадкой для доктора, но он старался с ней справиться - так, за Южную Америку можно было почти не беспокоиться, его усилия поддерживали защиту и там, просто другого склада, но вот все остальное…
- Ничего, и ваше время тоже придет.
Он раскрутил глобус, а потом, прихватив его с собой, отправился на поиски Хана - подумал, что лучше этот разговор будет начать именно ему. Как минимум на правах хозяина положения.
Тот находился в библиотеке, с ноутбуком вместо книг - место и поза, в которой доктор заставал его чаще всего. Поздоровавшись, он поставил глобус на столик, а потом присел на подлокотник кресла напротив Хана и начал так, как считал наиболее удобным:
- У меня есть новость, которая тебе, должно быть, не слишком понравится. Придется отвлечься на кое-что другое от того, над чем мы с тобой работаем. Полагаю, это не займет много времени, так что надеюсь, что ты отнесешься к этому с пониманием, - он кивнул на глобус, где цветные маркеры все еще не погасли. - Это защита этого мира, и в одном из мест, где она слаба, что-то происходит. Я должен понять, что именно и чем оно грозит, обезвредить, ну и на этом все. Звучит не особенно трудно, да?

+1

3

Переселившись в убежище доктора в Нью-Йорке, Хан продолжал работать над тем, чтобы вернуться в свое измерение, вытащить своих людей. Он примерно предполагал, что сейчас творится в рядах Звездного флота. Самый опасный преступник (по их мнению) сбежал, и теперь может оказаться где угодно и нанести удар с самой неожиданной стороны. Скорее всего, охрану того самого ангара усилили, а его людей, возможно, перевели в другое место, оставив на их месте что-то для приманки. Людей довольно легко просчитать, не так уж и много у них возможностей и путей для разрешения той или иной ситуации, и обычно они идут по самому простому пути, хотя думают, что тем самым запутывают своего противника, ожидающего чего-то более изобретательного. Хан всегда учитывал любое развитие событий, методично раскладывал ситуацию на составляющие, узнавал каждого участника, если операция была сложной. Порой так же многое зависело и от личностных качеств руководителя, если не все. И будь он там, около ангара или даже просто в своем измерении, давно бы уже исполнил свой план, каким бы сложным и многоступенчатым не пришлось бы его сделать. В свое время ему пришлось попотеть, чтобы уйти от адмирала Маркуса, но все-таки и это удалось, хотя этот примитивный солдафон был на сто процентов уверен, что обложил бывшего завоевателя со всех сторон. Нет, Хан никогда не сдается, почти не устает, и стоит поставить перед ним цель, как он достигнет ее, во что бы то ни стало. Пусть на это понадобятся месяцы, годы или даже десятилетия. Один был минус – Хан не мог на такой долгий срок отложить свое возвращение. Представители звездного флота, конечно, не живодеры, им не хватит силы духа, чтобы уничтожить целый вид, и на этот случай можно было не беспокоиться. Но с его экипажем за это время могло произойти все, что угодно. Хан чувствовал, будто бросил их на произвол судьбы, ощущал все возрастающую ответственность. Было бы логично остаться здесь, забросить попытки к возвращению и покорить этот примитивный мирок, но он просто не мог. При всей совершенности его вида, ученые, когда-то создавшие Хана, оставили ему один легкий недостаток – забота о своих людях. Что было очень логично. Защита своих заложена в каждом человеке. Если бы это убрали из генетического кода их вида, то тогда возможно, Хан воевал бы со своими людьми, а не с населением планеты, и тогда они бы просто уничтожили друг друга, в чем вообще не было никакого смысла. И даже если отбросить то грызущее чувство, которое не отпускало бывшего завоевателя последние месяцы, и посмотреть на ситуацию с логической точки зрения, то становится ясно, что завоевание этого мира или любого другого будет намного проще, если за Ханом будут следовать его люди, настолько же умные и одаренные. Так что пока все упиралось в поиск решения этой проблемы, который пока ничего не приносил, кроме дополнительных мыслей о том, что стоит завербовать доктора так, чтобы он этого не заметил. Человек, который может перемещаться в пространстве, куда угодно, это очень полезный помощник. К тому же Стрэндж тоже достаточно умен, осторожен и весьма интересен не только как собеседник, но и как личность. Большинство людей Хан воспринимал лишь как средство для достижения цели, но рядом с доктором чувствовал себя если уж не как с равным себе, то где-то около того. Все-таки не зря они имели одно и то же лицо, возможно, многие из умственных способностей также имели место быть и у Стрэнджа. В чем Хан все больше убеждался, особенно, когда выдавались беседы на самые разные темы. Конечно, он неустанно напоминал доктору, что его необходимо вернуть в родное измерение, но последнее время завоеватель сбавил обороты, пробуя давать Стрэнджу немного свободы. Кто знает, может быть, так он скорее найдет решение. Тем более, сейчас перед Ханом открылись перспективы куда более привлекательные. Возможно, доктор и не понадобится для возвращения его домой.
В Санкторуме перед завоевателем открывались самые древние знания этого мира, возможности, которые тяжело переоценить, артефакты, способные на нечто большее, чем просто рассеивание внимания или создание портала. Хану больше не приходилось видеть, как доктор проходит сквозь пространство, тот бережно охранял свои секреты, и хоть создал видимость того, что у пришельца из другого мира довольно много свободы, на самом деле это было далеко не так. И Хан это прекрасно понимал, как и то, что доктор всегда напряжен рядом с ним, тщательно подбирает слова и старается всегда все держать под контролем. Это даже забавляло, но лишь на первых порах. Со временем Хан проникался неким уважением к этому человеку, поэтому постепенно сбавлял давление, в свою очередь давая свободу доктору. Ведь только так можно было узнать что-то еще, какой-то секрет, который, возможно, поможет либо лучше разобраться в его постоянном собеседнике, либо решить основную проблему переноса в другое измерение. К тому же Хану было интересно услышать от доктора его собственную точку зрения на некоторые вопросы без прикрас и усердного подбора слов. Ну а когда доктор пропадал по своим «героическим» делам, Хан с полной отдачей изучал все, что мог найти, как в сети, так и в самом убежище. Он изучил каждый артефакт из тех, что были доступны, все больше убеждаясь, насколько на самом деле могущественен доктор, но вряд ли он сам еще полностью овладел всей силой. Среди древних реликвий попадались и те, которые могли бы помочь переместится, но все они требовали слишком высокой цены. Людские жертвы не волновали бы Хана, но уверенности в том, что это все не напрасно, не было. Артефакт мог и не сработать, мог сработать, но не так, как это нужно. А люди нужны были Хану, в го планы не входило уничтожение планеты, которая вполне могла приютить его вид, а затем стать полностью подконтрольной. Да и если он начнет угрожать жителям Земли, тогда активизируются все эти пресловутые «герои», каждого из которых Хан тоже тщательно изучил, надеясь, что можно использовать их в своих целях. Но никто не обладал нужными способностями, за исключением разве что Богов Асгарда, как-нибудь стоило побеседовать с Локи – умный, хитрый и беспринципный, ко всему прочему имеющий кучу рычагов давления, он идеально подходил для того, чтобы умело направить все его силы в нужное русло. Хан оставил подобный вариант на всякий случай. Ему не были полностью известны возможности Локи, но кто знает, с кем этот хитрый Бог мог его свести. Так же простором для действий обладали и Люди Икс, также населяющие этот мир. Среди них имелись и создатели порталов, но пока добраться до них было довольно проблематично. К тому же оставались и подчиненные доктора – маги, обладающие всеми теми же способностями, что и Стрэндж, пусть и несколько слабее его, но все-таки этот вариант тоже не стоило сбрасывать со счетов. Вообще, открывающиеся перспективы этой реальности, мира, где люди могут обладать совершенно разными способностями, поражали и очень сильно привлекали. Если собрать их всех под одно знамя и умело управлять, то у Хана в руках окажется практически непобедимая армия. А если он сможет перемещаться сквозь пространство, тогда и его собственный мир не устоит перед такой мощью. Все же стоило заняться тем, чтобы постепенно переманивать сильных этого измерения на свою сторону, и явно надо было начинать с того, чтобы оказывать разного вида помощь в борьбе с теми, кто хочет прибрать Землю к своим рукам. Нет, теперь уж Хан точно такого никому не позволит, этот шарик, населенный самыми разнообразными видами людей будет его. А отсюда он уже прекрасно сможет выполнять свою истинную цель и приведет Вселенную к равновесию – без войн, лишь мир.
Постепенно бывший завоеватель собирал досье на каждого необычного человека, что удавалось найти, все они могли так или иначе послужить его целям. Особое внимание он также обращал на Энтони Старка. Гений, сейчас потерявшийся сам в себе, тоже был весьма привлекательной целью, пообещай ему полный покой и мир без угроз, и он уже в кармане. Чтобы не привлекать внимание доктора своими исследованиями, Хан приступил к делу, когда тот покинул убежище, полностью погружаясь в сотни статей, файлов, видео. Нужно было найти еще кого-то, приближенного к Мстителям, чтобы в полной мере послушать истории этих людей от человека, хорошо их знающего.
Хан настолько увлекся, что не заметил, как пролетело время. Звук открывшейся двери вернул его в реальность. Стрэндж, похоже, вернулся, и, судя по легкому шороху и приглушенному разговору, его снова встретила мантия левитации. Завователь с трудом понимал отношение доктора к этому своенравному предмету, но артефакт был довольно полезный. Хан не стал отрываться от дела, прекрасно слыша, как доктор поднимается к нему. Что же, с кем бы он там не встречался, это явно снова ведет к полному погружению Стрэнджа в другое дело. Сейчас же он идет сообщить, что поиски метода возвращения в родное измерения Хана придется отложить на неопределенный срок. И тут не надо быть гением, чтобы предположить подобное развитие событий, в последнее время это как-то уж слишком часто случалось. Вскоре действительно придется полностью абстрагироваться от доктора и искать собственные пути.
Хан откинулся на кресле и закрыл крышку ноутбука, за которым работал, переводя взгляд на вошедшего доктора. К сожалению, все его выводы оказались верными. Но может оно и к лучшему, пока Стрэндж в очередной раз будет спасть мир, бывший завователь беспрепятственно поищет способы к тому, чтобы все привести к равновесию.
-  Ты прямо нарасхват, - Хан выдохнул, голос его звучал ровно, но все равно не без ноток раздражения. – Ну, раз где-то требуется твое присутствие, кто я такой, чтобы оставлять тебя для решения моих проблем, тем более, это все же твой мир, да и мой на время. Если что-то с ним случится или с тобой, я тут застряну навечно. А это не входит в мои планы. Однако сейчас я не хочу оставаться в стороне. Что бы там ни было, тебе помощь не помешает, а мне уже осточертело сидеть тут без дела. Мой выдающийся разум нуждается в подпитке, в действии, без постоянного мысленного процесса он ржавеет, говоря языком простым. Так что, одного я тебя не отпущу, может, это дело позволит взглянуть на ситуацию более масштабно, поможет в наших поисках. Но даже если послужит лишь отвлечением от основных целей, это тоже хорошо. Затем со свежими мыслями мы сможем вернуться к нашим делам, - «а помогая тебе, я смогу укрепить свое положение в твоих глазах и глазах Мстителей, для начала». – Возражения не принимаются. Если там ничего сложного, то пусть это будет просто прогулкой. Размяться мне точно не помешает.

+1

4

Иногда во время разговоров с Ханом, тех именно, что касались вопроса его перемещения в родной мир, Стивен чувствовал себя словно школьник у доски, перед учителем. И хотя в школьные свои годы он никогда не тушевался в такие моменты, потому что всегда знал, что ответить, некоторая робость всегда его охватывала, и то чувство, которое Стрэндж не мог и не может сейчас назвать одним словом – когда ты хорошо знаешь, что стоишь перед человеком, который может сделать с тобой что угодно. Ну, положим, теперь эти «что угодно» деформировались и выглядели иначе, но ощущение было тем же. Такое, будто Стивен что-то должен Хану, и до сих пор не может этот долг ему выплатить. Отчасти все было именно так, ведь Стивен был не только единственным способом Хана убраться с Земли, но и причиной, почему он вообще тут появился. И даже когда маг думал обо всем этом наедине с мантией левитации – с самим собой, хотя одинок он больше никогда не был, - он не мог понять, какова точка зрения лично Хана. С одной стороны, он должен был ненавидеть Стрэнджа за то, что по его вине он заперт здесь, но обратная сторона медали была такова, что если бы не Стрэндж – Хан долгие десятилетия коротал бы в криокапсуле, и неизвестно, покинул бы ее когда-то или нет.
В отношении этого человека неизвестности было как-то чересчур много, и Стрэндж постоянно ловил себя на мысли, что хочет как можно скорее избавиться от Хана, но в то же время Хан н был очевидно опасен. Все, что мог предъявить ему Стивен – это увиденное будущее, в котором Хан сражался как суперсолдат, прикрывался им и Шерлоком, а потом сбежал. Этого чрезмерно мало для каких-нибудь существенных обвинений, к тому же, любой разумный организм защищает свою жизнь в случае опасности, и доктор сделал бы точно так же, но… Страх перед Ханом был у него подсознательным, интуитивным. У магов ведь развито шестое чувство, вот оно и не давало доктору спать спокойно, пока под небом этой планеты ходил звездный пришелец.
Сейчас привычным усилием воли Стивен подавил это ощущение зависимости, в очередной раз мысленно сказал себе, что они с Ханом равны, и чуть склонил голову к плечу, выслушивая его. Все-таки как же странно это было – смотреть на него так, словно на самого себя. Те же черты лица, просто мимика по-другому выражена, и волосы без седины, вечно приглаженные назад, чтобы не мешали. Стрижка это была не армейская, хотя кто знает, как принято в других мирах, однако все остальное – взгляд, манера держаться, прямая спина, голос – выдавали в нем капитана, а то и полковника, если приравнивать к земным должностям. И, если приравнивать, то кем был в этой иерархии сам Стивен?.. Он хотел верить, что генералом, но слишком часто испытывал в своей позиции опасные сомнения.
К концу речи Хана Стивен поймал себя на том, что удивленно поднимает брови и одновременно хмурится: верный признак того, что он озадачен и недоволен, но сразу спорить или отказывать Хану он не стал. Попросил его только:
- Дай мне подумать минутку, – и действительно задумался, торопливо взвешивая в уме все варианты.
Однозначно, ему на руку было это желание Хана участвовать, потому что не так давно Стрэндж сам размышлял о том, что его лучше бы держать все время рядом, чтобы иметь возможность если не контролировать, то хотя бы видеть и присутствовать в его поле зрения, как некий сдерживающий фактор. Но это работало только в случае, если идею выдвигал Стрэндж, потому что выгода тогда была его исключительной прерогативой. А вот теперь того же хотел сам Хан – а ведь доктор думал, что его придется на это уговаривать, - и Стивен не мог просто кивнуть и согласиться. Он видел в желании Хана участвовать подтекст, опасность, двойное дно. Его полностью устраивало данное Ханом объяснение, но что-то заставляло его волноваться о том, что какую-то часть мыслей Хана он все-таки проворонил.
И эта минута на размышления нужна была доктору для того, чтобы найти собственный промах, но сделать этого ему не удалось. Слишком много всего было в его голове, слишком много забот, и согласие Хана здесь казалось скорее плюсом. В любом другой ситуации Стивен приложил бы все усилия, чтоб вывести его на чистую воду, но сейчас кивнул головой: нужно было спешить.
- В принципе, я не против. Но давай договоримся на берегу, то есть сейчас. Возможно, будут ситуации, в которых тебе придется беспрекословно мне довериться и делать все в точности так, как я говорю. Я не утверждаю, что обязательно случится что-нибудь подобное, может мы и правда отделаемся малым и сойдет больше на развлечение, но на всякий случай знай: в экстремальной ситуации я жду от тебя полного повиновения.
Даже если бы Хан сейчас согласился и дал свое слово, Стивен не ощущал бы себя полностью в безопасности. Может ведь и солгать, высоких моральных принципов за Ханом доктор прежде не замечал, но это устное согласие нужно было магу не для того, чтобы верить Хану, а чтобы в случае неповиновения иметь полное право забросить Хана либо в зеркальное измерение, либо через портал домой, в Санкторум. С точки зрения Стивена, это развязывало ему руки, ну и заодно давало возможность проявить некоторое беспокойство за судьбу своего товарища. Или подопечного – доктор до сих пор не всегда знал, как правильно Хана теперь величать.
Удостоверившись в том, что Хан хорошо понимает, что Стивен имеет в виду, он еще раз кивнул головой и углубился в подготовку. К этому делу Хана он не привлекал, но не запрещал ему сидеть рядом и смотреть – для человека непосвященного в этом не было ничего интересного. Доктор по большей части копался в книгах и вертел магический глобус, проводя с ним различные манипуляции, пока не выявил наконец самые слабые места в защите планеты. К сожалению, все они были и труднодоступными, и если Стивену не составляло проблемы попасть через портал практически куда угодно, то та техническая помощь, которую он хотел видеть от Тони Старка, нуждалась в наземной транспортировке, потому что если доктор все оценивал правильно, то им следует ждать чего-то вроде нового междумирного портала. Об этом маг умалчивал, чтоб Хан в силу своей необразованности не полагал на этот гипотетический портал больших надежд, но слишком много врать ему не приходилось, ведь подробности были сокрыты от Стивена так же, как и от всей остальной планеты.

К следующему утру у Стивена уже был более-менее готовый план действий. Разобравшись с глобусом, он перешел к более тщательному изучению карт, потому что здесь важна была точность, и полночи стараний привели к тому, что на руках у него были координаты, явно указывающие на некую точку у берегов Гренландии, да еще и с той ее стороны, что была обращена к Северной Америке. Поселений коренных инуитов там уже почти не было, и все, что Стрэндж знал об этих местах – туда дважды в год на промысел отравляются рыболовецкие суда, там установлено несколько буровых платформ, там шлейфовый лед и очень, очень холодно.
Глупо было рассчитывать, что это будет легко, но все-таки Стивен ожидал чего-то вроде Африки или отдаленных закутков России, но уж точно не этого. Хуже был бы только сам Северный полюс, но Гренландия тоже недалеко от него ушла. По крайней мере, метеорологические сводки оттуда ужасали силой шквального ветра и холодом, который сковал весь этот огромный остров.
И именно туда он собирался отправиться.
Сперва доктор собирался не беспокоиться и путешествовать порталом, но потом понял, что в данном случае этот вариант не подойдет. Он знает точку, в которую нужно перемещаться, но если попасть прямо туда, где он возьмет информацию обо всем, что окружает эту точку? Спутникам Гугл, снимавшим местность, доктор не верил ни на грамм, потому что его собственный Санкторум для этой аппаратуры выглядел как ничем не примечательное здание, и раз он смог обмануть спутники, то другие тоже могли бы. Он должен увидеть все своими глазами, понять положение дел и расстановку сил, если там вообще будет на что смотреть, и уже там, на месте, принять решение.
- В твоем мире много льда? – поинтересовался он у Хана, пока варил кофе на двоих, держа объемную турку над открытым огнем. – Когда-то Земля вся была им покрыта, это было в Ледниковый период. Слой льда в самых тонких местах достигал нескольких километров в толщину, даже на экваторе, где теперь самые жаркие места. Над Гренландией этот слой во много раз меньше, но тоже внушительный, скоро сам посмотришь.
Если только ты не передумаешь, – Стивен мог бы сказать это вслух, но знал, что Хан не передумает, а еще что сам ни в коем случае не будет к этому его подталкивать.
Разлив кофе по кружкам, Стивен бросил последний взгляд на висящую в воздухе карту Гренландии, и взялся за телефон – он предпочел бы просто появиться посреди башни Старка, но Тони настоятельно просил его использовать сотовую связь.
Возможно, это были слишком крутые требования, и Стивен даже готов был их снизить, но к его удивлению Старк не брал слова назад, а легко согласился арендовать для Стивена целый корабль с командой. Корабль должен был быть большим, бронированным, способным плавать через лед, пробивая себе дорогу там, где ничто другое просто не могло перемещаться, и запрос этот казался доктор уж слишком высоким. На его осуществление Тони попросил пять дней, но в ходе короткой перепалки они условились на трех.
- Мы с тобой попадем на корабль, когда он будет у крайней точки, напротив берегов Канады. Тогда нам не придется торчать на борту слишком много времени. Но потом придется плыть до Гренландии, я не рискну делать портал на движущуюся платформу, пускай и такую огромную, как корабль ледового класса. А дальше… возможно, просто посмотрим, может быть, сойдем на берег, кто знает.
А в итоге оказалось - ни то, ни другое, но о том, как все обернется в ближайшем будущем, Стивен не мог даже близко догадываться.

+1

5

За свою долгую и насыщенную жизнь Хану приходилось встречать совершенно разных людей: трусов и глупцов, ослепленных славой, занимающих своё положение лишь по странному стечению обстоятельств; невероятно талантливых и действительно способных, которых убирали с дороги за попытки исправить систему, тем самым лишив выгоды кого-то из верхов. По сути все они были одинаковы, к каждому можно было подобрать свой ключик, у каждого можно было найти слабость и использовать ее себе на пользу. Людьми, как впрочем и большинством представителей разумных рас весьма легко управлять. На окружающих Хан обычно смотрел со снисхождением во многом превосходящего их существа. Мало кто мог приблизится к нему по уму, способностям и уж точно все были уязвимы. Так называемая ахиллесова пята находилась у каждого. За столько лет Хан мог выделить лишь немногих из людского рода, кто доставил много проблем и смог стать поистине интересным противником. Команда Мстителей, охранявших Землю, и к ним еще несколько подобных групп могли бы стать сложной задачей, когда завоеватель перейдет от ожидания и планирования к действиям. И в их числе, естественно, будет Стрэндж, возможно, единственный за многие годы человек (хотя будем честными, не совсем обычный человек на сто процентов, учитывая его способности), который мог если уж не разгадать истинные намерения Хана, то по крайней мере подозревать в верном направлении. Доктор постоянно был рядом, опасался и наблюдал. Хан даже не был уверен, что в этом странном убежище нет прослушки или видеонаблюдения, которые показывают хозяину, что делает его гость из другого измерения. Не то, чтобы Хана это как-то волновало, он всегда оставался осторожным и естественно не имел привычки говорить вслух, как и вообще говорить лишний раз, если ему это не было выгодно. Но это их едва уловимое соперничество, а также изучение поведения друг друга не давало заскучать, расслабиться и выпустить Стрэнджа из поля зрения. К тому же тот являлся проводником не только в родной мир Хана, но и связующей нитью с Мстителями, поэтому как следует узнать своего "соседа" было уж точно не лишним. Тем более личностью Стрэндж был прелюбопытной. Насколько Хан мог судить по той информации, что удалось нарыть на могучих героев Земли - все они отличались от общей людской массы тем или иным качеством, и при этом все равно оставались людьми. Взять хотя бы недавний раскол, который тоже можно было использовать себе во благо, но пока Хан в это не углублялся, сосредоточившись в основном на стратегии наблюдения и завоевании доверия.
Скорее всего, доктор и дальше будет относится к нему с опаской, но возможно, через него удастся выйти на того, кто менее осторожен. Да и помощь в каких-то определенных делах должна сыграть на руку, всегда так было и будет. Совместные операции сближают даже врагов, а что говорить о двух людях, которые невероятно похожи друг на друга. Однако всему свое время, и пока реакция доктора на предложение Хана была красноречивее его слов. Стрэндж осторожничал, и правильно делал, если учесть то, что задумал Хан. Но пока, подобные подозрения с его стороны были малооправданы. Если Землю уничтожат - Хан отсюда уже не выберется, не говоря уже о планах на завоевание. Поэтому он, как и доктор вполне искренне заинтересован в том, чтобы сохранить этот голубой шарик в целости, как минимум на то время, которое ему понадобится для адаптации в этом мире. Кто знает, может, в конце концов, Хан станет именно тем, кто толкнет развитие этой цивилизации вперед с такой силой, что уже через пару лет они начнут бороздить космические просторы. Постепенно, шаг за шагом, Хан может сделать из этой планеты родной и привычный для себя мир. Понадобится время, возможно, даже слишком много, но что еще делать на единственном клочке жизни посреди пустоты? Если уж ему не дали выполнить предназначение в том измерении, в котором его создали, то почему бы не сосредоточиться на своих целях здесь.
Хан внимательно наблюдал за тем, как скрупулезно доктор обдумывал его предложение, ища подвох, просчитывая варианты, и улыбался про себя, относясь к такому подходу весьма уважительно и надеясь, что Стрэндж согласится. Он не мог отказать, аргументы приведены точные, но возможно именно это его и останавливало. Порой люди нелогичны и непредсказуемы, но лишь порой, потом все равно можно выровнять ситуацию. К счастью, в этот раз не пришлось применять многоходовые схемы по убеждению и влиянию. Доктор все-таки дал добро на его участие в этой "миссии". Хан видел: Стрэнджу по каким-то причинам тоже было выгодно его присутствие, а значит, их соседство постепенно переходило в деловое сотрудничество, что было на руку бывшему полководцу. К тому же, ему действительно надоело сидеть в четырех стенах. Организм требовал физической нагрузки, требовал хоть какого-то действия, помимо хождения по улицам Нью-Йорка. Неважно, что там за задание приготовил Стрэндж. Смена обстановки еще никогда не бывала лишней. Мозг, каким бы гениальным он ни был, все равно начинает постепенно застаиваться. Однако согласие не было безоговорочным, Стрэндж выдвинул условие, которое оказалось довольно неприятно Хану, если не сказать больше. Подчиняться другому человеку он никогда бы не стал, поскольку даже среди высших был главным, а уж после того, что пришлось пережить под пятой адмирала Маркуса, и вовсе хотелось рассмеяться Стрэнджу в лицо. Но после секундного размышления Хан осознал, что здесь не идет речь об эксплуатации его разума, способностей и прочего, без его на то согласия. Доктор лишь хочет обезопасить тылы, если придется импровизировать, и это вполне нормальная реакция. К тому же все равно можно будет аккуратно вставить ту или иную дельную мысль. Стрэндж тоже далеко не дурак, как уже не раз отмечал Хан, прекрасно понимает, что стратегический опыт бывшего полководца необъятен и может помочь в любой нестандартной ситуации. Так что это подчинение скорее напоминало взаимовыгодное сотрудничество, пусть и все равно оставляло довольно неприятный осадок.
-  Я согласен. Но ты также должен учесть, что мое мнение может быть полезно по некоторым вопросам. В остальном же: твоя операция - твои правила.
Хан лишь тихонечко хмыкнул и пожал плечами, показывая, что пусть он бы сам с радостью принял командование, но раз уж так выходит, то он продолжит наблюдать за всем со стороны.
А дальше началась тщательная подготовка. Точнее готовился доктор, а Хан лишь смотрел, делал выводы, понимая, что их путешествие вряд ли закончится обычной прогулкой. И пока Стрэндж был полностью погружен в свои дела, его гость проводил свои исследования, чтобы понять, что происходит, почему так напряжен доктор и что их ждет. От Стрэнджа мало чего можно было добиться, впрочем никаких существенных подробностей от него Хан и не ждал, все показывали мимолетно замеченные карты, координаты, постоянная связь с Тони Старком. С ним бы Хан лично встретился, жаль ,что он не будет присутствовать на задании. В конце концов стало ясно, что земляне получили некую информацию о нападении, но кто и зачем? Этого даже сам Стрэндж не знал. И именно это следовало проверить.
Тем не менее, несмотря на занятость доктора, который с головой закопался в книги и карты, он все равно находил время для обсуждения некоторых вопросов, на первый взгляд совсем отрешенных, но возможно, это помогало ему сосредоточиться на деле.  А Хан не был против, черпая из его слов крупицы информации, которые постепенно складывали для него картину происходящего.
-  Это сложный вопрос, - бывший полководец нахмурился, внимательно рассматривая доктора. - Мой мир намного больше твоего, в сотни и десятки раз. Хотя тут как посмотреть, правда? - он легко усмехнулся. - Если учесть, что ты можешь перемещаться между измерениями. Конечно, есть планеты полностью покрытые льдом, оставленный жизнью навсегда, или она настолько глубоко, что почти не видна на поверхности. Я родился на Земле, а когда меня разбудили - все равно попал на эту же планету, так что в моем мире не так много льда, Стивен, ровно как и в твоем. Наши миры почти неразличимы по природе, чего нельзя сказать о технологиях, - Хан снова вздохнул, жалея, что здесь нет даже самого захудалого шаттла, который не нужно подготавливать к взлету месяцами.
Продумывание стратегии, сбор данных и прочее не заняло много времени. Видно было, что Стрэндж как можно скорее хочет во всем разобраться, а значит, угроза вполне реальна.
Ко времени отбытия сам Хан был полностью готов, даже захватил теплые вещи, хотя по сути, человеку, который может спокойно выжить без воздуха в самой агрессивной среде, мороз не страшен. Но выделятся из общей массы тоже не следовало. Ему все еще было интересно, как доктор оправдает перед командой их внешнее сходство, которое явно бросится в глаза самым внимательным.
Переход через портал уже был довольно привычным делом. Они мгновенно оказались на борту огромного ледокола, по борту которого туда-сюда сновала команда, изрядно подмороженная местным климатом. Хан же холода не ощущал, лишь осматривал все вокруг, оставив доктора общаться с капитаном, их встретившим. Он все же решил не вызывать лишних пересудов и сразу направился в свою каюту.
И лишь когда все формальности были улажены, доктор сам к нему пришел. Возможно, хотел проверить - не захватил ли Хан управление, пока его сосед отсутствовал. Но бывший полководец лишь мельком взглянул на внушительное оборудование в грузовом трюме, на котором красовалось гордое "Старк Индастриз", оценил возможности корабля и его работоспособность, некоторые узлы механизмов вызывали сомнения, но не критичные, а оставшееся время посвятил тому, что обустроился в каюте.
-  Все в порядке? - небольшой вежливый вопрос, чтобы начать беседу и понять расстановку сил на данный момент. - Из всего, что ты говорил раньше, понятно: пока не известно, что ждет нас впереди. Но может есть какие-то предположения? Все же я предпочел бы вступать в битву хоть что-то зная о возможной угрозе, а ведь она есть, можешь даже не отрицать. Возможно, я могу помочь не только своим присутствием, но как и говорил - советом. За все время подготовки и судя по спешке, ты взволнован, Стивен, не похоже на обычную прогулку. Что тебя тревожит? Что сокрыто во льдах Гренландии?
На миг Хану пришло в голову, что там, возможно, некий объект, который землянам надо защитить любой ценой. Что же, в любом случае, это путешествие начинает набирать обороты.

+1

6

Казалось бы, такая тщательная подготовка должна была придать доктору уверенности в собственных силах, но ее-то он как раз и не чувствовал. Подготовка действительно неплохая, Старк свою часть соглашения выполнил сполна и к нему не было ни единой претензии. Но спешка могла сказаться; это Тони занимался технологиями и кораблем, а там сложно что-нибудь напутать, Стивену же приходилось работать с куда более тонкими материями, просчитывать вероятности и подготавливать магические формулы буквально на все случаи жизни - а все из-за того, что никто в целом мире не мог сказать наверняка, с чем придется столкнуться во льдах глетчеров Гренландии.
Да еще и Хан… Доктору понравилось его согласие - какая-то часть его сознания не верила, что Хан спокойно примет необходимость кому бы то ни было подчиняться, пускай  даже и в экстренных ситуациях. Но он принял, и на его встречное условие Стивен только кивнул: он и не собирался полностью игнорировать своего гостя. Стрэндж очень хорошо знал, насколько Хан умен, как быстро проходят реакции у него в мозгу и насколько высок его КПД, и было бы очень глупо не использовать все это, раз уж оно было рядом. А уж теперь, когда Хан сам предлагает такой вариант… Только одно “но” - в этом случае доктору придется полностью ему довериться. Если он захочет, чтобы Хан помог с решением того или иного вопроса, посвятить пришельца в этот вопрос придется от и до. Никаких тайн, никаких белых пятен.
С первого взгляда это не опасно, но доктор Стрэндж привык уже смотреть дальше, чем всего лишь на пару шагов вперед.

Все было готово, но Стрэнджу так не казалось. Его не покидало нарастающее ощущение беспокойства и идиотское чувство, будто он что-то забыл, о чем-то не подумал. Последнюю ночь он практически не спал, ища варианты того, что это могло быть, и использовал для этого не только свою голову, но и магические ресурсы. Результат нулевой, и утром ему пришлось признать, что в этот раз риск будет большим, чем когда-либо раньше. Но он все равно справится, просто потому, что больше некому.
Сначала Стивен связался с Тони. Они будут поддерживать постоянный контакт, к сожалению, через радиоаппаратуру и спутники, а не с помощью магии, но доктор тоже не был всесильным. Потом Стрэндж поставил первый портал в Канаду, где они с Ханом провели всего несколько часов, прежде чем корабль ледового класса “Старк Индастриз” стал виден на горизонте. Из-за тяжелой маневренности корабль не должен был приближаться к берегу, и Стивену пришлось хорошо поработать над тем, чтобы не промахнуться с порталом. Хорошо бы вышло, если бы они свалились прямиком в холодную воду где-то в двадцати метрах от мощнейших турбин корабля!..
Но нет, Стрэндж не промахнулся, и вышли они прямиком на корабельной палубе. Моряки и военные были осведомлены о том, кого и куда им нужно везти, но все равно были удивлены или напуганы - несмотря на то, что за последнии годы в мире произошло много невероятных событий, многие еще не привыкли к тому, что это происходит на самом деле, а не только на экранах телевизоров во время выпуска новостей.
Впрочем, чужие реакции мало заботили Стивена. Он должен был отрегулировать курс корабля и предупредить капитана и двух помощников о том, что столкнуться они могут с чем угодно. Когда Хан выразил желание уйти в каюту, Стивен только кивнул. Ему не очень нравилось, что его подопечный - или как бы он мог назвать Хана еще? - будет проводить время где-то отдельно, но… куда он денется с плывущего океаном лайнера?.. Разве что бросится в воду и поплывет, но даже при всем превосходстве Хана Стрэндж не верил, что в этом случае тот выживет. Просто он не мог перестать волноваться о вещах, достойных беспокойства, даже если реальной сиюминутной опасности с их стороны не отмечалось.

Скорость судна благодаря оборудованию Старка была внушительной, но все равно не стоило рассчитывать на то, что до Гренландии доберутся быстро. Никакого другого транспорта туда не существовало - аэродромов для посадки самолета там нет, а вертолеты не справились бы с погодным условием, и волей-неволей приходилось мириться с вынужденными задержками.
Стрэндж ставил на то, что плыть придется сутки или даже двое. Потом они пришвартуются у нефтедобывающей платформы, и дальше… Корабль останется там, а Стивен с Ханом и еще, может быть, несколько рекомендованных Тони Старком человек, переместятся на остров.
Что будет там - он не брался даже предполагать.
Спустившись на бытовую палубу, Стрэндж поплутал немного коридорами и переходами, а потом нашел отсек с жилыми каютами. Крейсер был чертовски велик, и заблудиться тут - плевое дело, поэтому, входя в каюту Хана, Стивен решил предупредить его не гулять слишком далеко. Но начал совсем не с этого.
- Спешка продиктована логикой. Чем быстрее мы избавимся от угрозы, тем меньшими окажутся последствия для Земли. По-хорошему действовать нужно было начать намного раньше, но… Не знаю, как я упустил это, что без Старка и не заметил. И если бы я сам знал что-то конкретное... - доктор прошел вперед и присел на край койки. В каюте места было совсем не много, она не создана была для комфортных путешествий и обычно тут жили только моряки, неприхотливые и непривередливые. Стрэнджу здесь не нравилось - мало пространства. Открытый тут портал обоими концами упирался бы в перегородки. - Нечто извне угрожает планете. Возможно, из космоса, но скорее из другого измерения, потому что космическое вторжение заметили бы. Вокруг Земли постоянно вертится уйма спутников, и если бы они не смогли увидеть летящий объект, то дыру в озоновом слое уж наверняка бы обнаружили. Над Гренландией их нет - оттуда не запускают космические аппараты, ближайшая база только в Канаде.
О, как бы ему хотелось иметь чуть больше конкретики!.. Но чего не было - того не было. Покачав головой, Стивен признал, что ему не известно ничего, что могло бы помочь составить хотя бы какой-то план.
- Это может быть что угодно. Кто угодно. Наша миссия не боевая - мы разведчики, Хан. Или, скорее, оперативная группа.

На корабле они провели немногим больше суток, прежде чем капитан по внутренней связи попросил Стивена на мостик.
- Должно быть, подходим к платформе, - сказал Стрэндж, заглянув к Хану и приглашающим жестом позвав его за собой.
Он оказался прав - вдали виднелась светло-серая с оранжевыми предупреждающими знаками платформа. Казалась она небольшой и хлипкой, но чем ближе оказывался сбавивший обороты двигателя корабль, тем сильнее она вырастала в размерах. В конце концов оказалось, что это громадина не меньше авианосца, целый город на воде, где постоянно жило около двухсот человек персонала платформы.
- Это станция для добычи нефти, - объяснил Стивен Хану. - Она держится на одном месте благодаря двигателям, и способна автономно существовать несколько лет, ведь за топливо может использовать добытую нефть. Но главная ее особенность в том, что станцию можно разобрать за двенадцать часов. Это из-за того, что в этом районе часто откалываются айсберги, а столкновения с айсбергом станция не выдержит.
Ждать швартовки не пришлось: корабль остановился за несколькосот метров от станции и они отправились туда на катере. Стрэндж, Хан и несколько человек Тони Старка - кажется, они работали на “Щит”, но доктор не был в этом полностью уверен. За время пути он несколько раз приставал к этим людям, чтобы убедиться, уверены ли они в том, что способны и хотят составить ему компанию, но то ли они были уверены, то ли Старк напрочь запретил им отказываться - а никто назад сдавать не торопился.
Хану Стивен не задавал этих вопросов. С ним было все ясно.
Точно так же, как и Хан, Стивен почти не чувствовал холода. Его спасала мантия левитации, чьи функции, как оказалось, одной левитацией далеко не ограничивались. Кроме этого имелось несколько десятков артефактов, которые Стрэндж захотел прихватить с собой на всякий случай, и их общий магический фон тоже позволял ему чувствовать себя комфортно. Совсем не то, что было на Эвересте, когда Старейшина закинула его туда в одной только одежде ученика и с кольцом Слинга на пальцах!.. Сейчас кольцо тоже было при нем, но не на руке, а спрятанное на шее - чтобы не потерять, потому что без этого можно было забыть о возвращении с Гренландии.
- Все готовы? - доктор обвел свою небольшую группу из пяти человек включая Хана требовательным взглядом. - Тогда прошу вас, - он отступил и, надев кольцо, принялся за портал попутно напоминая: - Старайтесь сохранять тишину, не отбиваться от группы и не стрелять, пока не будет чрезвычайной необходимости. Лавина нам не грозит, но грозить может кое-что и похуже.
Вдохнув поглубже, как перед прыжком в воду, Стивен первым прошел через портал.

Воздух здесь был морозным, хуже, чем на платформе или корабле, но ветер не так старался подхватить их и унести куда подальше, как прежде. Мантия за спиной, конечно, продолжала трепыхаться как какая-то сигнальная тряпка - увы, но при всех ее преимуществах, менять цвет она не умела. Стивену пришлось мириться с ролью своеобразного маяка, но снять мантию он не согласился бы ни за что: слишком полезна она была. И как щит, и как транспорт, и как мыслящее существо в конце концов.
Все остальные были одеты нормально - их теплые куртки были грязно-белого цвета, чтобы легко выходило маскироваться под лед и снег. Уж чего-чего, а льда и снега на этом недружелюбном берегу было хоть отбавляй. Где-то в Гренландии есть жилые поселения, Стивен знал об этом, но слишком далеко отсюда. Здесь их встретил только ледяной шлейф, слежавшийся снег, не скользкий, но неприятных, и холмистый рельеф впереди.
- Приветствую вас на глетчере Гела Альта, господа.
Затем он указал вперед, на первые возвышенности, выглядящие как вмороженные в землю айсберги.
- Вот наша первая цель.

+1

7

Пока Стрэндж продолжал готовиться к операции, Хан обдумывал его слова, касательно возможной угрозы. Если защитники Земли так всполошились, кинув на "разведку" достаточно большие технические и людские ресурсы, то явно следовало ожидать чего-то любопытного. Тем более, если враг извне, значит, его возможности похожи на "магические" силы Стрэнджа и кто знает, какую выгоду может принести плодотворное сотрудничество. Но это только в том случае, если противником окажется разумный гуманоид, с которым можно будет нати общий язык и договориться. Хан еще не думал над тем, готов ли он сдать Землю со всеми ее ресурсами и людьми со способностями взамен на возврат в собственное измерение. В конце концов, там его вряд ли ждали с распростертыми объятиями. Нет, за своими людьми нужно возвращаться с армией. Но не стоило исключать, что враг, скрывающийся на севере может обеспечить нужными технологиями и знаниями. Поэтому Хан собирался оценить все на месте и, как всегда, извлечь выгоду из любого поворота событий. Враг также может оказаться обыкновенным монстром, способным только убивать, добывая себе пищу, но и в таком случае зверя можно приручить или использовать его части для исследований. Последнее время Хан все же испытывал некоторую нехватку в научной работе. Любое открытие могло помочь ему так или иначе.
Стрэндж по-прежнему ему не доверял, но оно было к лучшему. Как только Хан постепенно начнет оказывать помощь, как делом, так и собственными знаниями, возможно доктор станет снисходительнее в своем к нему отношении. К тому же общаться и узнавать о том мире, который видел доктор, было весьма занимательно. И их разговоры помогли скоротать время путешествия. Хан также изучал устройство механизмов землян, гуляя сначала по кораблю, а затем по нефтедобывающей станции. Все это было безнадежно устаревшим по сравнению с тем временем, откуда прибыл Хан, но тем не менее любопытство изобретателя его не оставляло. Порой складывалось ощущение, что он попал в музей истории Земли, а порой он находил некоторые технические решения весьма любопытными, просчитывая в голове варианты, как их можно улучшить и доработать. В очередной раз подумывая о том, чтобы познакомиться со Старком. Интересно, Стрэндж допустит их встречу? А если нет, то придется найти другой путь познакомиться с гениальным изобретателем этого времени. Учитывая, сколько у мистера Старка слабостей - это будет не сложно.
Благо путешествие заняло не слишком много времени. Мозг Хана работал с такой скоростью, что ему быстро наскучило созерцание доисторических механизмов и программного обеспечения корабля. По сути, он больше маялся от скуки, и поэтому для развлечения также общался с командой, ловко заставляя их выдавать некоторые секреты, мелочи, но подобное манипулирование хотя бы также позволяло скоротать время. Хан чувствовал, как напряжен Стрэндж, поэтому старался лишний раз его не отвлекать от чтения "магических" книг. Но порой задавал некоторые вопросы, касающиеся предстоящей операции, чтобы осознавать насколько продвинулись в подготовке. Насчет спешки он все прекрасно понимал, чем быстрее земляне обнаружат угрозу, тем легче будет ее нейтрализовать, но сам Хан стресса по поводу предстоящих событий не испытывал, так как не был способен на подобные эмоции. Он просто был собран, наблюдал, запоминая каждого будущего члена их отряда, выявляя их слабые и сильные стороны, примерно планируя на кого можно будет положиться, а кого лучше вообще не стоит задействовать. И хоть все они были хорошо обученными бойцами, изучая их личные дела, добытые у Стрэнджа, Хан мысленно расставлял их как шахматные фигуры на доске, планируя также, кем можно будет пожертвовать в случае непредвиденных обстоятельств.
Отсутствие конкретики по поводу предстоящего задание не внушало доверия, но похоже, это место и было выбрано для дислокации противником, чтобы никто ничего не заметил, что в очередной раз говорило в пользу ума, либо самого прибывшего, либо того кто подослал на Землю возможную угрозу. Даже учитывая разведывательный статус миссии, Хан уже сейчас мог откровенно и уверенно заявить, что одной разведкой они вряд ли ограничатся. Скорее всего, их будут ждать, и противник уже готовит жаркий прием.
Странное чувство не покидало Хана, пока они находились на нефтедобывающей платформе, ему часто казалось, что за ним наблюдают, пару раз он замечал, как местный персонал ведет себя странно. Встречал рабочих, которые должны были отдыхать после смен, в тех местах, куда вообще редко кто заходит. Пытался осторожно выяснить в чем причина подобного, но как ни старался, ничего не вышло. Будто люди вообще не помнили, как они оказывались в том или ином отсеке платформы. Он не стал делиться своими наблюдениями с доктором, у которого и так хватало проблем, в конце концов Стрэндж сам мог отправлять рабочих следить за ним. Однако Хан допускал также возможность, что враг уже за ними наблюдает, через других людей, через каждого, кто встречается им на пути. И все это делается осторожно, почти незаметно, что доказывает огромную силу того, кто может проникать в разум людей на таком огромном расстоянии. А ментальное воздействие это всегда отличный прием, чтобы подчинить себе население на ранней стадии, и Хан вполне мог бы использовать это, если бы смог поговорить с противником.
Все то время, пока они находились на нефтедобывающей платформе, Хан подозревал, что одним наблюдением дело не ограничится. Совершить диверсию, когда вокруг тонны легко воспламеняющегося вещества - раз плюнуть. Но ничего так и не произошло. Поэтому Хан до конца так и не определил, кто именно контролировал людей и стоит ли сообщать об этом Стрэнджу, а может лучше оставить секрет при себе. По крайней мере пока никакой опасности укрытие этой информации не несло.
Как только весь их отряд в полном обмундировании шагнул через портал навстречу морозному воздуху и сильным порывам ветра, Хан, наконец, ощутил тот самый азарт, который охватывал его всякий раз перед боем или перед возможностью узнать что-то новое, что поможет в дальнейших его операциях. Вместе с тем, как светящаяся окружность портала, постепенно свернулась и исчезла, пропало и чувство постоянного наблюдения.
Хан выдохнул, бегло осматривая каждого бойца отряда, а затем перевел взгляд на указанную вершину. Сам бывший полководец добрался бы до нее в два счета, но люди понятное дело будут немного тормозить общую скорость. Его также беспокоило, что вокруг в основном снежная равнина, почти отсутствуют укрытия и в случае опасности - вся группа, как на ладони. В таком случае оставалась надежда на Стрэнджа и его способность сплести защитное поле. Только оно и сможет спасти, если отряд подвергнется прямой атаке. Но, принимая во внимание, слежку на протяжении всего их пути, возможно, прямого столкновения и не случится. Сейчас самое время уведомить доктора о своих наблюдениях. Если за всем этим стоял он, то Хан сразу это заметит, а если нет, то это многое скажет о противнике.
На удивление, погода стояла ясная, члены отряда следовали друг за другом на определенном расстоянии, контролируя окружающую обстановку визуально и с помощью навороченных для этого измерения приборов. Убедившись, что к ним сильно никто не прислушивается, Хан обратился к Стрэнджу, рассказав о том, что, как минимум, на нефтедобывающей платформе за ними следили и поинтересовавшись, не сам ли доктор за этим стоял. При этом внимательно наблюдал за его реакцией.
-  Пару раз мне приходилось встречать рабочих в неподходящих для них местах. Возможно, мы уже давно на крючке, и впереди ждет хорошо подготовленная ловушка. Надеюсь, у детишек, - он легко кивнул в сторону остального отряда, - есть игрушка, которая определит засаду.
Естественно, угрызений совести по поводу утаивания информации Хан не испытывал, это было стратегическое и продуманное решение.
Путь до нужной возвышенности был не из легких, особенно для людей, хотя они героически не показывали своих слабостей, Хан все равно все прекрасно видел, но на них в общем-то ему было плевать, главное, чтобы из-за этой компашки не пострадал сам Хан или Стрэндж, которого терять, по крайней мере пока, бывший полководец не намеревался.
Примерно на половине пути погода начала резко ухудшаться, порывами ветра буквально сносило с места, а недавнее ясное небо заволакивало тучами. Хан, конечно, не был специалистом по местному климату, но даже ему показалось, что условия меняются как-то слишком стремительно.
-  Что-то не так. Все будьте начеку.
Вскоре из-за метели уже нельзя было разглядеть ничего на расстоянии вытянутой руки. Чтобы не потеряться, вся их группа была связана между собой веревкой, и несмотря на ужасные погодные условия, они продолжали путь. Благо их доисторические приборы все еще работали исправно, иначе люди точно бы полегли уже на этой, первой отметке.
Хан услышал только пронзительный свист, донесшийся сквозь шум метели.
-  Все в сторону!
Пространство, где только что находилась группа, словно огненным хлыстом рассекло, прожигая лед под ногами.
В следующее мгновение, один из отряда доложил, что к ним быстро приближается несколько целей, однако в пределах видимости не было никакого движения.
-  Они под землей!
Первый выскочил прямо со стороны Хана. Он не был уверен, что это вообще такое. Двигался нападающий уж слишком быстро. Бывший полководец крепче сжал оружие и открыл огонь. Веревка сильно сковывала движения, не давая как следует маневрировать, и улучив момент, Хан отвязался от остальной группы, стараясь не дать врагу преимущества, а также отдалить себя от отряда. Связь все еще работала, поэтому он легко определить кто, где, и вступил в схватку с противником, пытаясь как можно скорее его уничтожить.

+1

8

Эта местность здорово напоминала доктору Эверест, с которым он познакомился неожиданно для самого себя и совсем не имея подобных планов. Прошло уже немало времени с тех пор, как он пообещал самому себе избегать мест, подобных той горе, полных снегов, льдов и морозного ветра, прошибающего насквозь. И вот что вышло - он идет на ледник по собственному желанию. Конечно, многое изменилось, доктор теперь настоящий маг, а не ученик, как был тогда, он умеет постоять за себя не только перед осязаемым врагом, но и перед гипотетическим, да и холод ему больше не так страшен - скорее просто неприятен. Но несмотря на это Стивен чувствовал себя скованно и напряженно, постоянно ждал подвоха и настораживал все свои ощущения, чтоб вовремя заметить опасность.
Он планировал добраться до взгорья, а на противоположной его стороне разбить небольшой лагерь, где люди могли бы подождать, пока он (или он с Ханом) сходит в разведку. Все-таки у Стивена было куда больше шансов здесь уцелеть: он мог взлететь в воздух благодаря мантии, а мог вовсе сбежать через портал, если только хватит времени его устроить. Но до взгорья еще нужно было дойти.
То, что Хан собирается что-то ему сообщить, доктор понял заранее благодаря усиленной интуиции, однако он не был готов к тому, что именно мужчина скажет. Стрэндж медленно кивнул, приняв к сведению новую информацию, и нахмурился еще больше. Сам он слежку не заметил, как и не заметил ничего странного ни на корабле, ни на платформе. Люди, которые сейчас шли с ними, были надежными и проверенными - нечего сомневаться. Но самым худшим было то, что доктор рассчитывал встретиться с магической или даже инопланетной угрозой, но не с чем-то человеческим, "нормальным". Если Хан прав (а это более чем вероятно), то кто-то распорядился начать слежку за Стрэнджем и его спутникам, а значит, впереди их ждать может что угодно и кто угодно.
- Не стоит беспокоиться, - он медленно кивнул. - Мы готовы встретить любую неожиданность.
И, естественно, это оказалось не так.
Доктор тоже почувствовал опасность, но не мог предположить, что она будет исходить из-под земли. Он поднялся в воздух, чтобы осмотреть окрестности получше, потому что метель и мрачные тучи очень этому мешали, и ветер тут же швырнул в лицо колкий воздух, который с трудом проходил в легкие. Впечатление было таким, словно кто-то всеми силами пытается отогнать их с Гела Альты, причем силами природы. Маг знал некоторых, кто умел управлять бурей или льдом, но не всем этим одновременно.
Снизу раздался окрик Хана, и доктор приготовился, моментально создавая в руках длинный кнут из чистой энергии. Кнут этот по-прежнему оставался одним из его любимых видов магического оружия, а сейчас был еще и наиболее полезным, поскольку мог бить на большое расстояние, или захватывать в кольцо. Но в этот раз ударить Стрэнджу так и не довелось. Нечто светящееся и очень похожее на магию самого Стивена рассекло воздух и ударило по земле, снег начал плавиться с шипящим звуком, словно кто-то швырнул его на раскаленную сковороду, а люди из группы оказались по разные стороны от пока небольшого разлома во льду.
Доктор выругался. Он только сейчас понял, что под ними не твердая и надежная земля или камень, а тысячелетиями намерзавший ледник. Если нечто умело управлять льдом, то это было великолепным преимуществом.
Из-под льда оно вылетело почти одновременно. Доктор со своей высоты так и не понял, что это такое - непохожее на живое существо, больше всего напоминающее ледовые скульптуры, однако гибкие, поскольку они пытались не только проткнуть людей, застав врасплох, но и придавить своим весом, повалившись сверху. Вряд ли это было разумным, но и выстрелы не слишком-то брали плоть непонятного происхождения. Стивен торопливо спустился ниже и перерубил одного из ледяных истуканов напополам ударом энергетического хлыста. Место сруба оплавилось, как будто хлыст был горячим, и две образовавшиеся половины слабо шевелились, словно до сих пор пытаясь исполнить свое предназначение.
Поняв, какая тактика наиболее эффективна, доктор взялся ее применять. По счастью люди, которых Старк отправил с ними, были очень понятливыми, и вскоре отступили по сторонам, предоставив разбираться магу. Вначале Стрэнджу казалось, что из них никто не пострадал, но потом, когда с ледышками было покончено, заметил, что один из них все-таки повредил ногу. Крови не было, но выглядело колено паршиво, и Стивен предположил, что у него перелом.
- Я сделаю портал на платформу.
Лишаться человека не хотелось, но доктор понимал, что им повезло, что никто не умер. Перед тем, как провести пострадавшего в портал, Стивен попросил его не вдаваться в подробности нападения - он помнил слова Хана о слежке и не хотел, чтобы информация раньше времени стала известной.
Вернувшись, доктор с некоторым сомнением осмотрел оставшихся. Хан был, как и прежде, спокойным, и казался даже немного недовольным тем, что ему не довелось как следует подраться. Остальные выглядели собранно, но… Что-то было не так. Стивен чувствовал, что они взволнованы и чуть напуганы, что было не удивительно, однако присутствовало и что-то еще. Теперь он еще больше уверился в правильности своего плана, но все-таки немного изменил его:
- Отойдем в сторону от курса. Остановимся там.
Слева от них, вглубь глетчера, как раз тянулась невысокая каменная возвышенность, с трудом пробивающаяся сквозь лед, и она могла послужить хоть какой-нибудь защитой от неистового ветра. У них была одна палатка на всех, просторная и очень крепкая, так что за остающихся в ней людей Стивен не беспокоился. Зато слегка переживал за Хана, потому что до сих пор не решил, должен ли взять его с собой на разведку. В конце концов остановился на том, что лучше взять. Интуиция Хана работала очень хорошо, сообразительность тоже, он был в разы выносливее и сильнее людей, да и интеллект у него был впечатляющим. Не говоря уже о том, что Хан мог рассердиться, если бы Стивен предложил ему остаться.
- Мы отправимся одни, чтобы больше не рисковать людьми, - сообщил он Хану, когда они устроили палатку. - Обойдем то место, глянем, что с другой стороны. Я рассчитываю найти пещеру или камни, или что-нибудь подобное. А что делать дальше - сориентируемся уже на месте.
Доктор почти не ошибся. Когда они с Ханом обогнули ледяной пик, за ним нашлась пещера, но не обычная каменная, а ледяная, впечатляющая размером и шириной входа. Лед здесь был отполирован так, словно множество рук ежедневно к нему прикасались, он был чистым на вид, прозрачным и белым из-за снега , налипшего с обратной стороны, а под ногам практически не скользил, но доктор не понимал, почему. Пещера уходила вперед на несколько десятков метров, а потом раздваивалась и ее рукава исчезали за поворотами. И, естественно, там было невероятно темно.
- Мхм... - доктор тронул ледяную стену, повернулся лицом к Хану. - Ну, друг мой, какие  у тебя предположения?

+1


Вы здесь » iCross » Альтернатива » Gela Alta