Harry Dresden
Гарри
telegram: @barberry_jim
Dale Cooper
Купер
telegram: @barberry_rich

Пол - один сплошной указатель. Стоит двинуться или просто голову повернуть, как мельтешение черно-белых стрелок возьмется уводить тебя за собой. Стоит посмотреть уверенно и прямо - начнет казаться, будто шатер вокруг колышется то ли от ветра, то ли от дыхания. Присмотришься - нет, все как и прежде, ничто не шевелится, но вот же, только что, ты сам видел... Было бы тяжело, если бы Стивен в свое время не прошел короткую, зато значительную школу от Старейшины. Сейчас он ухмылялся едва заметно: чем бы ты ни было, тебе уже не переплюнуть её. Там он такое видел - такие вещи, такие пространства, измерения, формы и очертания, цвета, и звуки тоже... куда там этому! Пока пол под ногами и ничего вокруг не закручивается в негармоничный водоворот - все в порядке.
Минус: Стивен не слышал собственных шагов. Только что он подал голос, звал ту женщину (была ли вообще женщина?), и голос слышал хорошо. Шаги - нет, хотя определенно они должны звучать. Может быть, музыка подавляет остальные звуки?..

--------------------------------------------------

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Незавершенные эпизоды » [Fright Night] Come to me


[Fright Night] Come to me

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s2.uploads.ru/t/67wiF.gif
http://s0.uploads.ru/t/FC6EM.gif
http://sg.uploads.ru/t/Kn6kv.gif

кто
Charles Xavier в роли Jerry Dandrige
Mark в роли Mark

где и когда
› пригород Лас-Вегаса, через неделю после событий фильма

что
› Джерри мёртв. Но в его случае жизнь каждый раз лишь новое начало. Он ждёт жертву, ждёт крови, чтобы восстать.
Марк жив. Но в его случае жизнь потеряла цвета и поблёкла после событий той самой ночи. Он пытается понять смысл всех этих событий.
Но что будет, если Джерри вновь призовёт своего последователя?..Позволят ли ему переступить порог?..

+2

2

Умирать было... нежелательным вариантом. Во всяком случае, всерьез Джерри этого не планировал. Надлежало пробудить клан, ввести в семью новичков и уничтожить всех неугодных. Тем не менее, смышленый Брюстер умудрился сжечь древнего вампира и вдобавок пробить сердце насквозь хрестоматийным осиновым колом, своим поступком несколько меняя ход событий. Скорее, даже оттягивая. Досадно. Дэндридж умирает далеко не в первый раз. Схема одна, меняются лишь способы. Поначалу ему было любопытно, какой выбор враг сделает в следующий раз, однако, перепробовав, пожалуй, абсолютно весь арсенал, стало действительно скучно. Пустая трата времени, с обеих сторон. Особенно учитывая, что с того момента, как Джерри истлел и осел на земле мириадами пепельных искр, прошла уже неделя. Семь дней бездействия. Удручающей тишины. Мнимого людского спокойствия и благости вокруг. К счастью, Дэндридж живет на земле уже не одно столетие и за отведенное ему время научился терпению, смиренному ожиданию. В конце концов, для возвращения нужна всего лишь пара капель крови.
И Джерри получает желаемое. Плотная тишина опустевшего, разоренного дома с выбитыми стеклами, наконец, обрывается взвившейся под потолок возней и топотом. Двое: мужчина и девушка. У нее изящная фигурка, облаченная в платье цвета морской волны, круглое личико, яркий огонь вьющихся волос и испуганные, голубые глаза. Он коренастый и низкий, с высоким лбом, неправильными чертами лица, глаза мутные, безумные. В руках мужчины блеснул нож, он замахивается, не раздумывая. Девушка пронзительно кричит. Истошное "помогите!" буквально сотрясает стены заброшенного дома, но разбивается бессмысленным эхом. Никто не услышит. Не придет. Не спасет. Глухой удар по плоти, переломанный визг. Жертва еще жива, мечется в агонии, срывает голос в приступах острой боли, шока и страха. Кровь струей стекает по бледной коже, впитываясь в отсыревшую землю. Убийца, конечно, не знал, что через мгновение его пик торжества прервется вместе с жалкой жизнью, но на дне его больных глаз прочно поселились смятение и ступор, когда рассеянный всюду пепел, взлетая вверх, черным вихрем обретался в высокую фигуру...
Джерри вернулся из мертвых целым, невредимым, а также обнаженным и наполовину залитым кровью. Останки растерзанных хаотичным рисунком ложатся наземь. В этот раз перерождение вышло на редкость удачным, ведь дом все еще принадлежал ему, как и вещи внутри. Необходимо было привести себя в порядок: принять душ, найти новую чистую одежду. Будничное, невозмутимое поведение вампира сопровождала радость окончания томной тоски. Наконец-то! Даже осознание того, что изначальный план придется выполнять заново, не могло испортить прекрасное настроение Дэндриджа. Первым в списке, к слову, было возвращение последователей. Легче всего собрать последних. Остаточный запах страха шлейфом тянется от дома будто нитью, а неповрежденная память недавно обращенных позволит с легкостью манипулировать ими. Вот только кто будет первым? К Эми лучше не соваться. Девочка для красоты, наполовину марионетка, к тому же, наверняка находится вместе с Чарли. Эд? Совершенно бесполезен, он был бестолковым и при жизни, и после нее, не справляясь с простейшими заданиями. Пародию на мага легче убить, чем воспитать из него добротного союзника. Разочарование близится, когда в памяти Джерри вдруг всплывает имя. Марк. Мальчишка из машины, пойманный за курением травки. На первый взгляд, в его личности не было ничего притязательного, цепляющего, однако приняв саму суть вампира, Марк может стать достойным членом клана и идеальным во всех отношениях. "Вопрос решен", - мысленно кратко помечает для себя Джерри, и уголки его губ вздрагивают в едва заметной улыбке. Теперь нужно было напомнить о себе.
Мягкий, серебристый, лунный свет струится сквозь легкие облака ночного неба на землю, обрывками чертит путь, почти любовно гладит плечи и скулы, пока Джерри приближается к нужному дому. Внутри, вероятно, все спят, за дверью ни звука, но, по меньшей мере, одному из жильцов придется принять гостя. В противном случае, будет гораздо хуже. Каждый шаг бесшумен и легок, Дэндридж буквально плывет по воздуху, пусть и мучимый жаждой крови. Позже он обязательно восполнит силы, утолит буйствующий голод внутри, но только тогда, когда рядом появится спутник. На успех, к слову, Джерри не рассчитывал. Он был практически уверен, что Марк даст согласие.
Стук в дверь - три коротких, громких удара. Дэндридж жесток, ему всё равно, кто отдаст свою кровь во имя восстановления сил древнего вампира, поэтому если мальчишка впустит его дальше порога, последствия предотвратить уже не сможет. Когда Джерри слышит одиночные шаги со второго этажа на первый, осторожное приближение, чувствует колебающийся запах волнения вперемежку с интересом, улыбка неосознанно появляется на бледном лице. Бессменный образ - темное, вязкое очарование и умение убеждать.
Секунда до встречи, истекающая... сейчас.
- Здравствуй, Марк.
[NIC]Jerry Dandrige[/NIC]
[STA]pure bloodlust[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2oQgy.gif[/AVA]
[SGN]

If you're having girl problems I feel bad for you son
I got 99 problems and a bitch ain't one

[/SGN]

Отредактировано Charles Xavier (2017-02-16 20:18:13)

+1

3

Если бы Марк знал, что в ту ночь он вернётся, возможно, всё было бы иначе. Если бы Марк только догадывался, что его кошмар не закончен, возможно, он бы принял помощь Брюстера и его приятеля-колуна в кожаных штанах. Если бы Марк знал… он бы не смотрел сейчас в окно на приближающийся к дому силуэт.

Эта неделя была странной. Шелест листвы, капельки росы, свежий ветер и крики птиц. Солнце играло причудливыми бликами, и Марк засматривался, вспоминая свои ощущения, когда солнце было практически украдено у него. Свет. Тепло. Раскалённый асфальт. Мелочи жизни, на которые мы не обращаем внимания каждый день, ежеминутно. Мелочи, которые начинаешь ценить, когда их у тебя отнимают.
Протянутая рука и в ней зажат косячок. Нетерпение повисло в воздухе.
- Хэй, Марк? Не уснул?
Насмешливый голос Тедди уже начинал раздражать. Марк выдавил из себя ухмылку и взял косяк из протянутой руки, чтобы не вызывать подозрений и не прослыть странным. На него и так уже недобро косились приятели, замечая в поведении странности, как когда-то было с Чарли.
Двор заброшенного дома согревал своим покоем и тишиной. Марк не был в школе с той самой грёбанной ночи, а теперь охотно курил, пытаясь забыть всё, что тогда было. Он растворялся в дыму, охотно занимаясь саморазрушением, когда его внезапно настиг вопрос Тедда:
- А куда пропал Бен?

Дорога домой заняла слишком много времени. Марк брёл, смотря себе под ноги и пиная попавшиеся на пути камни. Вопрос о Бене не выходил из головы. И никому, никому во всём мире Марк не мог рассказать, что его лучшего друга лишил жизни вампир, сжав острыми когтями беззащитную шею и породив невероятный брызг крови. Бен был далеко неидеальным. Порой ленивым, порой он говорил глупости, но он был добрым и занятным, очень улыбчивым.
Он не заслужил такой участи.

Дом встретил холодной пустотой, хотя раньше Марк думал, что это лучшее место на свете. Навстречу вышел отец, разводя руками и хитро улыбаясь, из-за его спины выглянула мать, сурово хмуря брови. Намечался серьёзный разговор.
- Ты в школе давно не был, - сообщил отец, а Марк даже не испытал положенного волнения. Когда-то давно, в прошлой жизни, он бы уже придумывал отмазки и поспешно извинялся, теперь же просто стоял, ожидая выволочку.
- С девчонкой гулял? – ещё хитрее усмехнулся отец, по привычке сваливая любые проблемы Марка на девчонок и секс.
Так вот  как его видели окружающие. Кровь этого проклятого вампира Джерри послужила как отрава. Все те события или часть образов из жизни вампира, что передались ему, внезапно вызвали множество вопросов. Вопросов к окружающим, вопросов к себе. И картина получалась очень уж невзрачной.
- Да, с девчонкой, - быстро соврал Марк, переминаясь с ноги на ногу и нервно сжимая ручку спортивной сумки.
- Или курил опять? – мать выступила вперёд, недовольно складывая руки на груди. – Мне соседи говорят, что ты травку куришь! Это всё твой ненаглядный Бен, да?
Опять всплыло имя Бена. Боль. Марк отвёл взгляд и покачал головой. Проще признать свою вину и сдаться, чем позволять себе расклеиться и пуститься в никому ненужные исповеди.
- Разберись с ним уже! – приказала мать отцу и покинула прихожку.
Повисла неловкая пауза.
- Марк… - позвал отец, неспешно приближаясь. – Ну что с тобой? Всю неделю сам не свой. Не ешь почти ничего, исхудал как! Школу прогуливаешь. А у тебя выпускной класс…
Марк поднял взгляд, практически не слыша слов этой банальной речи. Меня укусил вампир, пап. Он забрал жизнь моего лучшего друга, но зачем-то сохранил её мне. Зачем? Почему? И… он был потрясающим, пап.
Слова, которые никогда не будут сказаны вслух. Марк понял, каким его видят окружающие люди и понял, что надо играть свою роль. Он улыбнулся, невинно пожал плечами и перешёл на шёпот, словно сообщая отцу ну очень важный секрет.
- Понимаешь… есть одна девчонка…
Взгляд отца тут же изменился: появляется интерес.
- У нас с ней… - Марк изобразил неразборчивый пас руками. – Ну не клеится! Знаешь, бывает такое, ну что не получается…
Отец, явно всё понимая, удивлённо округлил губы, а затем кивнул.
- Я-то всё понимаю, сам в твоём возрасте был! – заверил он, обняв Марка за плечи. – Но ты всё же на школу не забивай, ладно? И курить бросай! Пока мать лютует, сам понимаешь, что наказан и из дома…
- Я понял, только школа. Обещаю, - кивнул Марк и, устав от этих разговоров, поспешил покинуть коридор.
- С тобой точно всё в порядке?
- Да всё хорошо, - успокоил отца Марк. – Просто слишком много друзей…
...погибло…
-… переехало…
…от лап кровожадного вампира…
- …от жизни в этом городке
…ненавижу Джерри
-…мне одиноко…
…Джерри
-…Джерри…
- Какой Джерри? – с интересом спросил отец.
Марк ретировал в свою комнату.

Родители уже легли спать, а Марк всё сидел в темноте и смотрел фильмы, абсолютно не вникая в суть. На столе стоял невостребованный пакет чипсов, где-то в шкафу ждала своего часа банка пива. Но всё это, как веселье и прочие радости, осталось где-то в прошлой жизни.
На автоответчике оставил сообщение Чарли. Ему позвонил отец Марка, помня, что они дружили, и Брюстер сразу понял причину такого странного поведения приятеля. Однако именно с ним Марк не желал общаться вовсе, называя то фриком, то придурком, хотя вроде именно Чарли спас его жизнь.
И всё же им не о чем было говорить. Порой Марку казалось, что он злится именно за то, что у него отняли шанс остаться там, в том доме по соседству с Брюстерами.
В какой-то момент всё переменилось. Марк ощутил, как по спине пробежал холодок, и оторвался от экрана. Словно по наитию он подошёл к окну, различая на залитой лунным светом дорожке одинокий и до боли знакомый силуэт.
Юноша в ужасе отшатнулся.
Если бы Марк знал, что в ту ночь он вернётся, возможно, всё было бы иначе. Если бы Марк только догадывался, что его кошмар не закончен, возможно, он бы принял помощь Брюстера и его приятеля-колуна в кожаных штанах. Если бы Марк знал… он бы не смотрел сейчас в окно на приближающийся к дому силуэт.
В панике Марк бросился к столу, стараясь найти под горами бумаг и мусора крест, присланный Чарли. Предмет нашёлся, и юноша спрятал его в карман, шепча губами молитвы, которые никогда на Джерри особо и не действовали. От страха и ужаса Марка затрясло, он сжался и опустился на пол, вжимаясь спиной в стену.
Уходи, Джерри! Уходи… Прошу, уходи! Я не хочу, не хочу, не хочу!
Вскинув голову, Марк увидел своё отражение в гладкой поверхности шкафа. А ведь отражение Джерри тоже тогда отобрал у него вместе с душой. Всматриваясь в самого себя, осознавая, что вампира ничего не остановит, и что скоро он умрёт, Марк внезапно понял, что боится вовсе не смерти. Он боится не Джерри, не его клыков.
Он боится себя. И того, что сорвётся и кинется навстречу к этому дьяволу, прося его вновь убить себя.
Это неправильно. Так не должно быть! Эта тварь убила Бена… Марк, очнись!
Вечная жизнь, совершенное тело, томный голос опасного и жестокого создателя, страх к которому вызывает странные чувства внутри. Его присутствие в себе, голос, жажда. Шелест листвы, капельки росы, свежий ветер и крики птиц. Солнце. Солнце...
Однако когда раздался глухой стук, Марк встал на ноги. В его душе происходила настоящая борьба, и он хотел, на самом деле хотел вновь увидеть Джерри, того самого, который жил много лет и видел мир другим, да и его воспоминания о той ночи приобрели особый сладостный вкус. Все эти дни Марк мучил себя и бежал от них. Теперь же, устав бороться, он решил спуститься к дьяволу, что застыл у порога.
Юноша задержался на миг лишь у спальни родителей, мысленно прощаясь. Встреча с Джерри – приговор, и назад дороги уже просто нет. Он спустился, неспешно приблизился к двери, замирая лишь на миг, и провернул ручку, открывая.
- Здравствуй, Марк.
От одного лишь этого голоса бросило в дрожь. Волевым усилием Марк заставил себя переступить порог и захлопнуть дверь. Даже если Джерри разозлится, он не готов впустить его в свой дом и обречь родителей на смерть.
Джерри, – произнёс Марк, поднимая взгляд и замирая. Перед ним стоял живой и невредимый вампир. Всё так же прекрасен и дьявольски опасен. – Джерри, забери меня.
Эти слова сами сорвались с губ, Марк даже не успел осознать, как. Достав из кармана оставленный Чарли крест, юноша выбросил его прочь, всматриваясь в черноту глаз вампира. В тот момент он испытал страх. Инстинкты трубили и кричали, но было поздно.

+1

4

И на мгновение кажется, будто всё это сцена. Действие происходит, отыгрывается прямо сейчас, но неугомонный режиссер требует смену декораций, немедленно. Пусть плавную и незначительную, аккуратную до того, что едва ли заметно, но она обязательно должна быть. Потому-то и загорается новым, холодным, серебристым цветом луна. Мерцает, будто хищный глаз, манит и притягивает. Ведет за собой. Бескрайнее полотно над головой, именуемое звездной ночью, напротив, темнеет. Подобно наглому вору, скрывает звезды, гасит, поглощает в густой, непроглядной тьме. Летний воздух теплый, тяжелый, почти удушающий. Пожалуй, такой ночи не было уже около... семи дней. Хотя Джерри не имел привычки присуждать себе то, что происходит не по его воле, сегодня было приятно думать, будто душная, непроглядная ночь спелась с ним и теперь услужливо добавляет красок в новый акт продолжающейся жизни. В конце концов, занавес давно поднят и название прозвучало. Главный актер вернулся. Настала пора возвращать тех, кто стоял по его правую руку, вровень на переднем плане.
Марк юн и прекрасен. Природа дала ему прекрасные физические данные вкупе с симпатичным, симметричным лицом, а уже сам юноша, имея норов и амбиции, успешно приумножил то, что имел. Мальчишеское тело стало крепким и спортивным, миловидность обратилась в мужскую харизму и столь притягательную для девушек уверенность, отсутствие отказов лишь утвердило его самоощущение. Наиболее удачный расклад. Среди нового клана он был бы первым, вне всякого сомнения, реализовав возможность главенствовать, вести за собой, указывать путь. Сначала незначительно и жестко, возможно, применяя право силы, затем на уровне уважения и признания. Еще через некоторое время подобное войдет у него в привычку и внутри новообразованной семьи он обретет лишь одного-единственного, искомого хозяина. Так, как должно быть. Красивая, изумительно плавная в своих поворотах сказка даже для древнего, опытного вампира. Вспоминая о своих мечтах и планах, Джерри улыбается, чувствуя полную готовность попробовать снова.
Но действительно ли созрел Марк? В прошлый раз его, конечно же, никто не спрашивал. Всего мгновение отделяло одно решение Дэндриджа от другого: либо бездумно убить, напившись крови по первобытному зову жажды, либо позволить начать новую жизнь, оставаясь рядом. Окончательное осознание того, что он всё делает правильно, приходит в это мгновение. Марку хватает смелости закрыть за собой дверь, ведущую в дом, не позволяя Джерри войти, но вампир и не гневается. Даже полностью понимает, ведь когда-то, около тысячи лет назад, он сам был всего лишь человеком. Джерри думал иначе, чувствовал глубже, дорожил душой и прислушивался к горячему, живому, трепещущему в груди сердцу. У него были мечты, стремления, цели в жизни. Он боялся не успеть, упустить, проиграть. Хотел всего и сразу, цвёл летами и молодостью, упрямо ловил удачу за золотистый хвост… пока укус вампира, высшего существа вне времени и пресловутой смерти не перевернул его хрупкий, обыденный мир раз и навсегда, заставив написать для себя совершенно новый, оригинальный сценарий.
Юноша опасается, тонкий запах страха и легчайший флёр, но всё же сомнений тянется с его воротника, впадинки между ключиц. Джерри улавливает его, запоминает, связывает с представшим образом. Марк говорит «забери меня» и делает еще шаг навстречу. У него было время подумать, а решение оказалось принято в пользу вампира. Свое новое начало, бессмертную, могущественную суть он хочет больше, чем остаться смертным, продолжать существовать внутри привычного общества. И это, признаться, радует. Даже льстит, ведь, по сути своей, Дэндридж не успел показать ему хотя бы часть прелестей бытия вампиром. Впрочем, всё еще впереди. И высказанное желание повисает в воздухе пока еще не выполненным ритуалом, когда Джерри, наконец, улыбается вместо ответа иначе. Хитро, соблазнительно, обнажая белые, заострившиеся резцы. Глаза его наполняются переливающейся, густой тьмой до конца, лишают остатков человечности. Вот он я, твой зверь. Прими меня. Почитай меня. Следуй за мной.
С сорвавшейся мыслью, громкой и вкрадчивой, звучащей будто вслух, а не в его сознании, Дэндридж поднимает руку и касается кончиками пальцев щеки юноши. Оглаживает вскользь, торопливо, продвигаясь ладонью вперед и вскоре обхватывая за голову, привлекая к себе вплотную. Второй рукой вампир скользит вдоль мальчишеского бока, перехватывая за пояс, отрезая путь к отступлению в дальнейшем. Больше ни шага назад. Запах с кожи, вернувшееся человеческое пленит, раззадоривает. Взывает к жажде, которая и без того посекундно беснуется под кожей. Джерри выжидает последнюю секунду прежде, чем склонится к шее и вонзит острейшие клыки в юную плоть, взрезая бледную, нежную кожу. Кровь брызнет наружу, наполнит рот, тело в руках задрожит и зайдется судорогой. Больно, да, но лишь первые мгновения. Дальше будет легче. Лучше. Приятнее. Марк сам станет монстром, который будет без труда заманивать в сети жертву своим очарованием, темным магнетизмом, а потом забирать жизнь, утоляя вечный, непокорный голод.
Глоток за глотком. Жадно, торопливо, отбрасывая всё разумное как можно дальше, отпуская внутреннее чудовище. Не убить, переродить – единственная действующая задача. Отстраниться и инстинктивно облизать собственные губы получается спустя несколько непропорционально долгих минут, ничуть не раньше. Джерри воистину торжествует, довольствуясь приятным послевкусием где-то на кончике языка и ждет. Ждет, когда безвольный, белеющий Марк на руках обратится в подобного ему. Откроет глаза, наполненные черной пеленой, взглянет на этот мир так, как когда-то взглянул впервые, почувствует зарождающуюся внутри силу. Интересно, каково это: дважды стать вампиром? Пожалуй, Дэндридж спросит об этом, когда представится возможность. Или же юноша решит поделиться сам. В конце концов, новообращенные часто весьма любопытны.
- Проснись, дитя мое, - сладко, тихим шелестом шепчет у самого уха вампир, удерживая в крепких, почти отеческих объятиях. Остатки человеческого запаха растворяются в ночном воздухе. Смерть шаг за шагом отступает в поражении. Пора. – Встречай свою новую жизнь.
[NIC]Jerry Dandrige[/NIC]
[STA]pure bloodlust[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2q8m1.gif[/AVA]
[SGN]

Welcome to Fright Night. For real.

[/SGN]

+1

5

Марку страшно, даже когда он просит Джерри забрать его с собой. Марку страшно, потому что он стоит лицом к лицу с чудовищем, кровожадным и жестоким, которому ничего не стоит впиться клыками в его шею, разорвать кожу и забрызгать кровью входную дверь родного дома жертвы. Чтобы наутро отец или мать обнаружили засохшие пятна и лужи, зашлись криком, пугая весь город. Джерри просто может убить его, как это было с Беном.  Только теперь Марк думает о том, что его просьба может только рассмешить вампира или, что хуже, разозлить. Хотя Джерри явно не из тех, кто злится. Он всегда держит свои чувства и эмоции под контролем, не открывая их другим, оттого он опаснее и страшнее любого другого хищника.
Марк понимает, что надо бежать. Но уже слишком поздно, да он и не хочет, хоть от страха всё сводит внутри. Всё равно его нынешняя жизнь едва ли тянет по своим параметрам на благополучную. Едва ли что-то изменится, даже если он сможет скрыться в доме. Хотя, кого он обманывает? От Джерри не скрыться, это Марк осознаёт где-то на уровне инстинктов.
И вот реальность далека от его ожиданий. Нет никаких долгих разговоров с Джерри, нет радости от перспективы обращения, нет ничего того, чем дразнил и тешил себя Марк в эти дни. Джерри красив, но настолько же он ужасен внутри себя. Опасный, жестокий… Марк понимает, что хочет увидеть его на охоте.
И главное, вампир не сердится за выходку с дверью и улыбается в ответ на просьбу. Марк тут же ощущает лёгкое облегчение, страх отступает, и он практически успокаивается, ничуть не жалея о том, что вышел навстречу. Ему столько всего хочется спросить, сказать, да просто хоть как-то расшевелиться, но вместо этого он зачарованно смотрит, как удлиняются клыки вампира.
«Интересно, у меня будет так же? Почти не помню, что было в тот раз».
Глаза Джерри заволакивает темнотой, и Марку кажется, что тьма сгущается вокруг него.  Она подползает, липкая и тягучая, пряча их от всего остального мира, и становится жарко от гаммы эмоций, хотя ночь довольно прохладная. Марк растворяется во взгляде вампира, он уже готов поклясться в своей верности, только бы Джерри забрал его отсюда, вырвал из этого проклятого замкнутого круга.
Марк не жалеет, что закрыл дверь. Он рад, что Джерри не войдёт в дом и не увидит часть его прошлой жизни, что не сочтёт глупым и не посме1тся.
Путь назад отрезан навсегда.
Джерри протягивает руку, и Марк ощущает обжигающее и торопливое прикосновение к щеке. Это ощущение абсолютно новое, незнакомое, и пьяняще-приятное. Марк ловит себя на мысли, что готов потереться щекой о ласкающую ладонь, но Джерри притягивает его ближе, и юноша невольно задерживает дыхание. Вторая рука вампира скользит по телу, явно отрезая путь к отступлению, но Марк при этом ощущает что-то похожее на возбуждение. Очень сильное возбуждение, когда кровь закипает и от страсти кружит голову.
Перестань… хочет прошептать Марк, просто потому что ему непривычно так греться в чужих руках. Хочется оттолкнуть, хочется прижаться и раствориться. Руки Джерри сильные, хватка решительная, и Марк инстинктивно впивается пальцами в его плечи.
Он всё ещё думает, что недостоин этого. Что кто угодно должен стать вампиром, но не он. Джерри ведь не пожалеет о своём решении?
В этот момент возвращается страх. Марк помнит боль от первого укуса, помнит, как жестоко и грубо тогда вампир впился в него, словно нарочно заставляя помучиться. Он дёргается, но хватка Джерри сильна, и лишь тихо втягивает воздух, когда клыки входят в кожу.
Это больно. Больно от разрыва кожи, больно от любого движения Джерри, больно от ощущения забираемой крови. И раны горят, но Марк не может даже кричать. Он лишь сильнее сжимает плечи хищника, тяжело дышит и делает попытки оттолкнуть его в инстинктивной борьбе за жизнь, но силы давно уже не равны. Боль теряется где-то вдалеке, истязая теперь всё тело. Марк ощущает, как жизнь покидает его по капле, как утекает, а сознание ведёт и слабость охватывает тело. Он оседает, и его держат только сильные руки Джерри. Собственные давно соскользнули с плеч вампира, и наступила темнота.
Проснись, дитя мое,
Приятный глубокий голос буквально вырывает из этой тьмы. Марк глубоко и шумно вдыхает, а после распахивает глаза, понимая, что его вновь пронзает боль. Она отступает, постепенно, неспешно, и парень  вновь хватается за чужие плечи, чтобы увереннее встать на ноги и осмотреться, увидеть мир абсолютно по-новому.
Встречай свою новую жизнь.
Губы Марка изгибаются в улыбке, а в глазах отражается неподдельная радость. Он видит мир и совсем не так, как раньше. Более чётко, более ярко. Он слышит лучше, а в теле постепенно собирается что-то похожее на силу и мощь. Он больше не человек, определённо, и проклятие в его крови приносит настоящую неподдельную радость.
Ты сделал это! – восторженно говорит он, чуть отстраняясь и смотря на Джерри. – Сделал! Охренеть!
Контролировать лексикон пока не получается, а сам Марк еле сдерживается от того, чтобы не заключить вампира в объятия. Страх отступает полностью и приходит ощущение бескрайней настоящей свободы.
И наступает время вопросов.
А куда мы теперь? – спрашивает Марк, даже не рассматривая варианта, что его бросят. – Как ты вернулся? Сколько вообще тебе лет?
Внезапно Марк оборачивается к своему дому и понимает, что входа назад ему нет, и что крайне неразумно было бы пропадать молча.
Чёрт, надо было оставить записку и прихватить вещи для вида, словно я сбежал, чтобы не искали… Джерри, мы же уедем?

+1

6

Если бы Джерри получил возможность воскресить каждого, кого успел обратить в вампира за тысячу лет, имя им было бы «легион». Это люди разных национальностей и возрастов, взрослые мужчины, юные девушки, в том числе несколько пожилых, справедливо считающихся за мудрецов. Даже будучи еще совсем молодым, Дэндридж никогда и никого не кусал просто так, без причины. Без заслуги. Обычному человеку нужно было привлечь его внимание, быть чем-то большим, чем случайным свежим пятном на бесконечном полотне «жизни» вампира. Не дарил он новую жизнь и из жалости. Не касался неизлечимо больных или глубоко несчастных, брошенных, страдающих, обделенных. Джерри всегда находил причину сам и потому еще ни разу сознательно не пожалел о своих выборах. Напротив, ритуал доставлял ему своеобразное удовольствие от самого начала и до конца. К примеру, та же реакция. Дрожащие бедняжки, пораженные против воли, плакали, ударялись в панику, отчаянно желали вернуть утраченную человечность. Люди злые и мстительные, получив силу, гораздо превосходящую их прежние возможности, ликовали и жаждали лишь одного – расправиться с обидчиками, притом совсем не важно, были ли это школьные хулиганы или ушедшая к другому девушка. Марк выражает эмоции иначе. Он радуется. Однако не превозносит новую мощь, нет. Он счастлив стать кем-то новым и также начать жизнь, как говорят у людей, с чистого листа. Будто птица, много лет томящаяся в клетке, он, наконец, смог расправить крылья и теперь волен выбирать, куда лететь. Одно-единственное условие: у "птицы" заведомо есть могущественный хозяин. Впрочем, Джерри нигде не задерживается надолго, он путешествует и пробует нечто новое постоянно, а где он, там и его верные последователи. Это даже не обсуждается.
Поток вопросов ожидаемо сыпется. Юноша горит энтузиазмом, он хочет знать всё и еще одну каплю больше, но для начала должен понять, что у вампиров в запасе бесчисленное количество времени. Дэндридж улыбается уголками губ, хитро и лукаво, всматривается в парня с интересом и только после размеренно произносит:
- Я расскажу тебе всё, разумеется, - вампир смыкает губы, затем вдумчиво облизывает их и дополняет мысль. – По дороге в Лас-Вегас.
И их чудесное во всех смыслах приключение могло бы начаться прямо сейчас. Найти лишь подходящую машину, бесстыдно присвоить себе и можно отправляться в путь. Однако… Джерри уже хотел разворачиваться в сторону дороги, собираясь подыскать автомобиль, как вдруг чуткий слух уловил движение за дверью дома Марка. Сначала оно было тихим, затем стало громче. Еще через минуту шум превратился в перестук двух пар ног по ступенькам лестницы. Щелчок автоматического замка. Легкий скрип парадных створок. На пороге дома осоловевшие от сна, но явно обеспокоенные родители Марка. Дэндридж, разумеется, оборачивается и смотрит на них. В нем медленно, из стороны в сторону расхаживает хищник. Утробно рычит и требует крови, призывая к тому, что глупые люди виноваты сами, нечего было высовываться под полную искрящуюся луну и привлекать внимание голодного, как стая волков, вампира. Рассудок, подверженный более человеческому суждению, терпеливо пояснял, что трогать мать и отца новообращенного Марка не стоит – во-первых, риск доверием, во-вторых, негласное обещание самому себе. Изначально Джерри зарекся их трогать из собственных побуждений, а потом то же самое вверил юноше, побуждая того служить верой и честью, на полностью лояльных основах. Убить и растерзать значило бы потерять авторитет, статус действительно благородного и принципиального высшего существа. Дэндридж смотрит пронзительно, почти не моргает. Медленно переводит взгляд с родителей Марка на него самого и обратно. Две стороны единой сущности ожесточенно борятся…
- Кто вы? Марк, почему ты не в постели? – первой отходит от шока мать, делая шаг вперед, на улицу. Она выглядит испуганной и смертельно бледной: глаза огромные, раскрытые широко, губы, напротив, узкие и бескровные. Небольшие руки сложены на груди, комкая ночную сорочку. Она искренне не понимает ситуации, но щедро подливает масла в огонь. Джерри сосредоточенно решается. С каждым перерождением он извлекает для себя что-то новое, и на сей раз приходит осознание, что просто союзников мало. Нужны те, кто с радостью отдаст за него жизнь. Не бросит, не отступит в страхе. Будет рядом до конца, даже вопреки животному паническому инстинкту. Следовательно… для Марка нужен жест великодушия.
- Не волнуйтесь, - низким, бархатным голосом произносит вампир, наконец, сдвигаясь с места и выходя навстречу, ближе шаг за шагом. Он знает, что юноша прямо сейчас неотрывно, напряженно следит за ним, но лишь это и нужно. Наблюдать. Верить. Иначе всё сорвется.
- Марк должен уехать, - Джерри подходит вплотную. Глаза его наполняются серебрящейся тьмой, а холодные пальцы касаются сначала жесткого плеча мужчины, затем тыльной стороны ладони женщины. Сейчас он сочувствующий, добрый и искренне желающий блага приятель, живущий некогда за несколько кварталов отсюда. – Он получил комнату в одном из общежитий Лас-Вегаса и теперь хочет перебраться туда, чтобы выучиться на юриста. Всё будет хорошо, я прослежу.
Ласковый гипноз действует незамедлительно. Напряженные линии на лице обоих разглаживаются, страх сменяется медленным пониманием и невысказанное препятствие, замершее в воздухе, растворяется.
- Спокойной ночи, - всё также сладко желает Джерри, когда отец и мать Марка уходят обратно в дом, закрывая за собой дверь. У самого вампира шумит в ушах, жажда крови застилает глаза и лишь ощутимым усилием воли ему удается вернуть себе контроль целиком. Благо, позволяет богатый опыт.
- Пойдем, - как ни в чем не бывало обращается Джерри к сподвижнику. Он, наконец, плавно разворачивается, смотрит вперед и медленно, вальяжно двигается. – Нужно найти машину.

[NIC]Jerry Dandrige[/NIC]
[STA]pure bloodlust[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2swhh.gif[/AVA]
[SGN]

Welcome to Fright Night. For real.

[/SGN]

+1


Вы здесь » iCross » Незавершенные эпизоды » [Fright Night] Come to me