правила гостевая книга шаблоны анкет список ролей нужные персонажи реестр активности
Jackson Jim Rich Derek Stiles

— Джон, — голос снова звучит ненавязчиво, словно откуда-то из мыслей. — Посмотри на меня, Джон, — не знаю зачем я требую его внимания. Может затем, чтобы наконец доказать ему очевидное? Не затем я тебя оставила одного, Джон, чтобы ты собственноручно подставил свою голову на отсечение. Шерлок видел мою запись, я уверена, но для всего нужно время. Джону оно тоже было нужно, но его ведь и не было. Оно настолько скоротечно, что.. Я честно верила, надеялась, что у меня его будет чуть больше. Я до последнего ждала, что все обойдется. Я улыбаюсь и чувствую, как не могу сдержать собственных эмоций. Совсем на меня не похоже. Словно бы я переживала чужие чувства — этот "кто-то" не мог дать им волю, и вместо него это сделать должна была я. Вот зачем я сейчас была здесь. Мэри› › ›

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Сюжетные эпизоды » [Star Trek]Все, что для жизни нам надо - толстый слой шоколада


[Star Trek]Все, что для жизни нам надо - толстый слой шоколада

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://funkyimg.com/i/2muzZ.gif

кто
› James T. Kirk & Spock
› Leonard Н. McCoy & Pavel A. Chekov

где и когда
› Энтерпрайз, через пару недель после [Star Trek] I'll always be invaded by you.

что
› На корабль пробирается диверсант, который хочет дискредитировать Спока, дабы его уволить. В итоге, методом коварства и ловкости, в еду Спока подмешано вещество, по своему химсоставу такое же как шоколад, что влечет за собой опьянение старпома. В таком состоянии его находит капитан, который тут же мчится в медотсек, где застает Боунса и Чехова. Команда спасения Спока готова, можно приступать к операции!

+1

2

После происшествия на заснеженном планетоиде прошло около двух недель. А если быть точным, то одиннадцать суток, восемь часов  и тридцать пять минут, ну и конечно же "текли" секунды, вернее даже бежали. Все стало более или менее налаживаться  и между тобой и Кирком  не было этой холодной обиды. Вы снова могли нормально разговаривать друг с другом, хотя порой ты подвисал в своих  мысленных рассуждениях насчет капитана и того, что он испытывает к тебе. Да, после того как Джеймс чуть не погиб на базе среди снега и льда, ты решил, что нельзя больше находиться в ссоре с ним. Ибо тот момент, когда ты снова  чуть не потерял капитана заставил тебя понять, что Кирк дорог тебе, и не просто капитан и друг, а нечто большее, хоть ты в этом еще и не разобрался. Вообще, судьба в которую ты в принципе не верил, а считал, что каждый сам творит свою жизнь, а неведомые силы не коим образом на это повлиять не могут. Словно издевалась над вами, чередуя проблемы с вами в главных ролях. То варп-ядро выходило из строя, то растения-маньяки, то межгалактические дикари. И все это на ваши с Джимом головы. За одно только можно сказать спасибо, вы каждый раз умудрялись миновать смерть. Хотя за это скорее всего нужно благодарить доктора МакКоя, без которого вы уж точно бы не справились. И вот каждый раз когда что-то случалось с Джеймсом внутри что-то начинало болеть, ныть, было не по себе, и вообще ты просто становился сам не свой. Ни о какой эмоциональной стабильности и речи не могло быть. Терять Джима ты не хотел и как понял с его утратой ты бы очень сложно справился, если бы справился... Но какое облегчение было, что это все позади и вы снова на корабле и ты надеялся, что  хоть   какое-то время ничего больше не произойдет, и Кирк не подвергнется опасности. Но не зря ты думал о вашем чередовании так сказать, но обо всем по порядку.
Сегодня не было альфа-смены, и с утра можно было поспать, а потом не спеша насладиться завтраком. Возможно это был распорядок Джима, особенно после того как вы вчера очень долго играли в трехмерные шахматы. Никто из вас не хотел проигрывать, поэтому вы тщательно продумывали каждый ход, придумывали различные комбинации, чтобы обойти противника. И надо сказать за то время, что вы не общались  с Кирком - это было первое проведенное время наедине. И надо признать, что ты скучал по этому, скучал по Джиму. Неожиданно, но факт остается фактом. так вот, а твой распорядок был прежним - ранний подъем, медитация, вулканская чайная церемония... Кстати, теперь ты каждый раз, когда пьешь этот чай, вспоминаешь тот вечер, когда все закрутилось-завертелось. А еще губы капитана на твоих. Ты не думал почти об этом в остальное время, но вот чайная церемония в красках рисовала перед тобой картинку вашего поцелуя. Хотя это и не было поцелуем, ведь в этом процессе участвуют двое, а ты не ответил Кирку и тогда выходит, что... Но тебе все равно было на то, чем в итоге это являлось, слияние губ то было, значит поцелуй. После чая ты обычно делал какие-то записи на датападе, после чего отправлялся на завтрак. Конечно можно было воспользоваться репликатором в своей каюте, но ты предпочитал утром общество. Берешь свой стандартный набор, а после садишься на свое привычное место. Не то чтобы оно было подписано, но многие уже просто знали, что оно твое и не садились туда. С другой стороны стола - пожалуйста, но  около стеночки - нет, занято, даже если свободно
Сегодня твоим соседом был странный юноша, вернее незнакомый тебе. Хотя память у тебя хорошая, жаловаться не на что, однако на Энтерпрайз столько эсинов, что всех и не упомнишь. К тому же он вел себя так раскрепощенно и обычно, что ты даже на мгновение и правда усомнился в своей памяти. Быть знакомым и не помнить. Жуть! Паренек весело болтал о том, о сем, а ты мысленно отметил то, что он наверное всего лишь на несколько лет старше Чехова. ты отвечал на его реплики как всегда в свойственной тебе манере, вроде бы тебя и не напрягал это разговор, но это пустая трата времени, к тому же не о чем. И создавалось впечатление, что парень-то это понимал, но его не капли это не смущает. А конец вашей трапезы и того дал сбой во всей твоей системе обычного питания. Дело в том, что энсин закончил раньше и отсалютовав, удалился, но при этом чуть не свернул стол, при этом повалив столовые приборы со стола, и твой десерт, ты редко его брал, но сегодня хотелось чего-то сладкого. Он был фруктовым, а там была глюкоза так нужная организму для выработки энергии. Энсин весь покраснел, и начал извиняться, а потом сказал, что принесет новый. Ты отговаривал как мог, но кажется парень уже этого не слушал, потому что бежал к репликатору. Все, что тебе оставалось тяжко вздохнуть и ждать. Кстати, последнее пришлось делать ни так долго, паренек оказался шустрым, и через минуту и тридцать шесть секунд стоял у стола с новым десертом. Ты его поблагодарил, а энсин еще раз извинился и чуть не надумал кланяться, но ты вовремя прервал это. На поглощение фруктового лакомства ушло три минуты семнадцать секунд. Надо сказать, что вкусовые качества данного десерта улучшились, или появился какой-то новый ингредиент, но ты чувствовал что что-то в лакомстве изменилось, слава космосу, что в лучшую сторону. Иначе бы выходка энсина была бы весьма уместной, не пришлось бы пробовать не качественную еду. С каждой минутой потребления десерта становилось как-то очень хорошо, ты чувствовал какой-то подъем сил и эмоций, и это было странно, но ты списывал все на то, что в кой-то веки все хорошо, и у тебя просто хорошее настроение. На выходе из кафетерия, ты столкнулся с Ухурой, радостно поприветствовал ее, и отсалютовал, чем вызвал непонимание на лице девушки.
- Что-то не так, Нийота? - интересуешься ты, а после снова расплываешься в улыбке, и твое  сознание тоже, в голове как-то туманно. Старший офицер по связи смотрит на тебя недоверчиво, в глазах плещется удивление, но ты ничего не говоришь на этот счет, только говоришь, что тебе нужно идти и тут же выходишь в бесконечные коридоры звездолета. Тебе нужно было... А куда тебе нужно было?! Ты забыл конечный пункт своего назначения. Это было странно. Обычно такого с тобой не бывало, и где-то на задворках сознания ты это понимаешь, понимаешь что что-то ни так. Но не придаешь этому значения и движешься туда, куда несут тебя ноги. Через пару минут ты оказываешься в турболифте, а еще через несколько очень долгих минут как тебе казалось, ты стоял у комнаты капитана корабля. Воспользовавшись своим кодом доступа в каюту Кирка, ты без труда попадаешь внутрь и застаешь еще спящего Джима. Ты окидываешь взглядом комнату, со вчерашнего вечера тут ничего не изменилось, тот даже шахматы не убрал, так и остались стоять, видимо для того, чтобы утром он мог снова полюбоваться своей победой. Да,  Джим вчера смог выиграть у тебя в этой нелегкой партии, и ты даже не ворчал на этот счет, ну почти. Не долго думая, ты подходишь к кровати и садишься на край, наблюдая за спящим капитаном. Что в этот момент в твоей голове пошло не так, ты не знал, но опять же, на задворках сознания горела большая красная надпись "STOP!", ну или "SOS!". Но ты ее отлично игнорировал и делал то, что тебе хотелось. А на данный момент тебе хотелось улечься в кровать рядом с капитаном. Что ты собственно и делаешь. Еще и ворчишь о том, что места мало, и чтобы Джеймс подвинулся.
- Джеймс Тиберий Кирк, не соизволите ли Вы подвинуть свою ягодичную мышцу чуть дальше, и дать мне поместиться на этой кровати, не подходящей по размерам для двоих. - сначала парень что-то недовольно бурчал, и даже не среагировал на твое присутствие, видимо посчитав, что все это происходит во сне, а не в реальности. Тебя такое положение вещей не устроило, поэтому устремив пристальный взгляд в потолок комнаты, ты нащупал рукой край одеяла под которым спал капитан, и без каких-либо мысленных колебаний откинул его, раскрывая Кирка. А что если бы он там спал обнаженный, что тогда? Наверное, бы ты позеленел. А может быть и нет. По крайней мере сейчас, когда ты смотрел уже на него, на то как он ежится от прохлады, и пытается рукой нащупать одеяло, ты даже не думал смущаться.
- Проснись и пой, проснись и пой... Попробуй в жизни хоть раз... - весело говоришь ты, и поворачиваешься на бок. Что нужно было попробовать ты и сам не знал, решил пусть капитан сам придумает, а после подперев голову рукой, смотришь как Джим открывает глаза, и не сом совсем понимает, что творится вокруг. - Капитан, вы проспали альфа-смену! как Вам не стыдно! - шутишь ты, - а я пришел лично Вас разбудить. Иначе, работа без Вас встала... и никто ничего не хочет делать. Как же мы без нашего любимого и обожаемого капитана.... - на последних словах, язык начинает как-то странно заплетаться. Это еще что такое!? Тебя это удивляет и самого, но ты опять же сильно на этом не циклишься. - Неужели успех вчерашней игры вскружил настолько Вам голову, что Вы забыли о своих прямых обязанностях? Я в отличии от Вас успел уже столько всего переделать, что Вам за мной просто не угнаться, капитан! - трещишь без умолку, не даешь Джиму даже слово вставить, да что там, ты даже нормально ему проснуться на даешь. Примчался тут зачем-то к нему, но это все твои ноги, ты тут не причем.  У тебя были другие планы. И тут ты вспоминаешь, что хотел пойти в лабораторию, по пути заскочив на мостик, где что-то выспросить у Сулу про... Тут снова провал. Неужели память все же подводит. - Вы же цените мою заботу о Вас, мой капитан?! что я лично пришел разбудить Вас, справиться о Вашем состоянии. А еще я могу приготовить Вам бодрящий вулканский чай... Кажется Вы говорили, Джеймс, что он Вам пришелся по душе....- а вот тут ты все же заливаешься зеленой краской, потому что столь и странное твое сознание, подсовывает все ту же картинку вашего поцелуя. В этот момент капитан оказывается уже в сидячем положении, и ты можешь рассмотреть его спину, она так манила, к ней так и хотелось прикоснуться, и наверно бы ты это и сделал, если бы Кирк так резко не встал с кровати, откинув на тебя остатки одеяла, которые прикрыли тебе лицо. Возмущенно откидываешь его, и замечаешь на себе полный непонимания взгляд Джима, кажется он растерян.

Отредактировано Spock (2016-12-27 00:46:31)

+2

3

Как и полагалось по личному уставу Джеймса Тиберия Крка, несколько дней после их "спасательной операции",  капитан провалялся в полубессознательном состоянии в лазарете. В редкие просветы сознания слышал только трехэтажные маты Маккоя, который так и обещал засунуть ему что-нибудь в задницу, приковать наручниками в постели, оторвать голову, оторвать руки, оторвать ноги, надрать уши, скормить трибблам, кастрировать... список был бесконечен, иногда казалось, что угрожать членовредительством Боунс может нескончаемо долго и ни в одном пункте не повторится. После того, как Джим очнулся и со всей уверенностью (и огромными голубыми невинными глазами), заявил, что все в порядке, ему вес равно не поверили. Несколько дней еще провалялся в медотсеке, умирая от скуки, попутно доставая весь младший медицинский персонал. Под конец второго дня Маккой выгнал из лазарета его пинками, сообщив, что постельный режим он может соблюдать и в своей каюте, но хоть там некому нервы трепать.

А еще вдогонку запретил любой алкоголь, мол регенерационный процесс еще не закончился и этиловый спирт на неокрепший организм в условиях дремучего космоса может оказать  нежелательное воздействие на остальной организм. ("ЧЕ?" "Ниче, третья рука вырастет! Из середины задницы!"). Насчет отрастания дополнительных конечностей Кирк не особо-то и поверил, но проверять тоже не особо хотелось, а то вдруг Боунс в свободное от брюзжания и алкоголя время занимается производством самопальных медицинских препаратов и за неимением нужного количества подопытных трибблов, тестирует их на Кирке? Нужно это дело проверить. Так что Джим изнывал от скуки в каюте, буквально считая часы до того момента, когда можно будет снова полноценно впрячься в работу. А то ведь... ну да, он скучал по Споку. После всей этой заварухи его старпом стал как-то даже теплее к нему относится... так, как раньше, может даже мягче. И почти каждый вечер приходил к нему играть в шахматы, они снова вернулись к своим неторопливым, размеренным беседам обо сем на свете.

В такие вечера Кирку хотелось жмурится как большому довольному коту, которого гладят теплой рукой по шерстке, он едва  сдерживался что-бы все время не улыбаться во все зубы при виде Спока. Надо же, а он идиот чуть все не разрушил своим признанием. Хотя, наверное это только сейчас казалось, что такого отношения хватит, что этих крупиц внимания и дружеских бесед будет достаточно для того, чтобы быть счастливым. Внутренне Джим понимал, что ошибается, что еще немного времени и ему вновь нужно будет больше. Потому что уже сейчас так невыносимо хочется касаться, обнять, быть ближе. И да, он прекрасно помнит вкус его губ, то, какие они сухие, нежные, неуступчивые... и хочется еще. Но нужно чертовски сильно держать себя в руках, чтобы не сделать очередную глупость. Сейчас Спок осведомлен о чувствах Джима, поэтому на отчаяние и случайность все дальнейшие возможные внеуставные действия похожи ну никак не будут, так что Джим совершенно не знал, что делать...и делать ли...

Это должен был быть последний день его вынужденного больничного. Вот за что Джим не особо любил все эти отпуска, так это за то, что появлялась возможность выспаться вволю, тело отвыкало от режима и он мог дрыхнуть беспробудно по двенадцать часов подряд, а это ужасно уничтожает собственную дисциплину. В этот раз он спал и просыпаться в скором времени не собирался, хотя тут уж дело в том, что они со Споком вчера уж слишком допоздна засиделись за шахматами, сыграли несколько напряженных партий и время пролетело совершенно незаметно. Впрочем, со Споком время всегда пролетает  слишком быстро, особенно когда Джим помимо того, что концентрируется на игре, еще и старается не пялиться так откровенно на своего старпома и отгонять из головы некоторые уж точно неуставные картинки. Тяжело быть Джеймсом Кирком, очень тяжело. Капитан не был идиотом, не был оптимистом, он просто как-то иррационально верил в то, что  в какой-нибудь момент все станет хорошо, ну если его не убьет случайно съеденная арахисовая паста - это будет самая нелепая смерть.

Сквозь сон он слышит голос Спока, или ему кажется, что слышит, или ему сниться голос Спока... Ох, ему так часто это снится, и не только голос... Поэтому он только немного завозился.устраиваясь поудобнее, было бы обидно окончательно проснуться, когда сон обещал быть очень хорошим. Но вот появление в своей кровати второго тела  удивляло. Очень удивляло. А потом куда-то пропало одеяло, стало прохладно, Джим поежился и эта прохлада начала его медленно, но верно выдергивать  из цепких лап сна. Отвратительное ощущение пробуждения из чего-то такого сладкого и теплого... И голос Спока, который становится все громче... и что-то в нем определенно не так. Джим разлепляет глаза и видит перед собой внимательный, даже чуть озорной взгляд старпома. - Я сплю или я умер и попал в рай? - шепчет почти неосознанно. Первые мгновения он думает. что это лучшее пробуждение в его жизни, просыпающийся мозг еще не прогрузил до конца логику, так что первый порывом было потянуться к Споку, поцеловать его, прижаться всем телом и быть счастливым.

Но ничего не может быть так сладко и радужно, Кирк вздрогнул, слушая речи вулканца. Что-то было странное в голосе. - Спок, ты же знаешь, что сегодня последний день моего больничного! Если бы я сегодня отправился на альфа-смену, Боунс бы  что-нибудь мне оторвал. - привычно объясняет, но осекается. Спок же это прекрасно знает, Спок вообще знает все на свете, и обо многих вещах даже больше Джима. Что происходит? Кирк хлопает глазами, на словах "любимого и обожаемого капитана" у него едва не начинает дергаться глаз. Он чуть было не подскочил и не завопил "Кто ты и что ты сделал со Споком?", но сдержал себя. Может со сна ему просто показалось, привиделось или послышалось? А может Спок решил пошутить? Хотя... Спок...пошутить? Забравшись с утра пораньше в кровать к своему капитану, который, впридачу,  мечтает о романтических отношениях с ним. Подобная авантюра скорее в духе самого Джима, но никак не вулканца. И черт! Он слишком разговорчив! Поначалу Джеймс вообще не может ни слова вставить в потом монолога. Здесь что-то не так.

Джим никогда не был логичным, и вот сейчас, когда рациональная, умная часть его мозга просчитывала варианты того, что могло произойти с его вторым офицером и как это лечить, оставшаяся часть его сознания так и понукала прикоснуться, уловить этот шанс, когда Спок не закован в свою "броню" логики и спокойствия, он такой...открытый и точно не будет против, это может единственный шанс... Черт, словно чей-то коварный заманчивый голос шептал и шептал, соблазнял и соблазнял  поддаться своим чувствам. Но мысленно Джим надавал себе по лицу. Что бы ни случилось с его старпомом, он явно не будет рад вольностям капитана, когда придет в себя. - Конечно, я так рад, что ты обо мне заботишься. - и тут Джим не соврал, он улыбнулся, сел на кровати, не сводя взгляд с вулканца, как всегда привычно сперло дыхание от восхищения.  Но лучше не отвлекаться, нужно как-то понять, что происходит и исправить это все.

Только Джим попытался сообразить что к чему, и при этом не выглядеть слишком подозрительным, запиликал его комм. - Секунду. - послал еще одну улыбку вулканцу, потянулся на кровати, доставая пищащий комутатор, приложил к уху. - Кирк слушает.  - если его вызывали не в его смену, значит точно что-то случилось. -Капитан. -  послышался слегка взволнованный голос Ухуры. - Да, лейтенант. Что-то случилось? - вот теперь уж точно не исключен подобный вариант. - Вы видели сегодня мистера Спока? - так, вот теперь в голове Джима зашевелились очень нехорошие мысли. - Да, конечно. - Джим постарался, чтобы суть разговора не достигла ушей вулканца, так. на всякий случай. - Вы не заметили, что он ведет себя нетипично странно? Я бы даже сказала как будто он сам не свой? - если уже Ухура это заметила и волнуется...  - Спасибо, лейтенант. Я учту. - ну а что еще он мог ей ответить и не выдать себя. Вздохнул, отложил комм, посмотрел на Спока. Его слишком расслабленное лицо, зеленоватые пятна румянца на щеках и слишком темные глаза... он одновременно и похож и не похож на самого себя.

-Если ты так много чего успел сделать с утра - то это чудесно! Я горжусь своим старшим помощником! Можешь тогда отдохнуть немного! Прямо здесь.
- Маккой, точно, ему нужен Доктор и нужно сделать так, чтобы вулканец не покинул его каюте. не сбежал и не потерялся в бесконечных коридорах Энтерпрайз. - Сейчас, мне нужно на пять минут выйти, я скоро вернусь. Подождешь меня тут, правда? - Джим старается говорить как можно мягче и непосредственнее, улыбается чертовски искренне, хотя внутри все перекручивает от беспокойства. потому что произойти могло что угодно... от яда, до появления странного двойника и разделения личности. А вдруг Споку угрожает реальная опасность, а капитан тут  смотрит на него и лыбится. Черт, нужно  это исправлять. - Сейчас буду! - поспешно еще раз заявил и выскочил из каюты, прикрыв за собой дверь, да еще кодовый замок заблокировав на всякий случай. И понесся по коридору из жилого отсека в лазарет.

Как был - в одних трусах влетел в царство главврача, запыхавшийся, раскрасневшийся, паникующий - Боунс! Со Споком что-то случилось! - скороговоркой выпаливает, не дав своему другу сказать ни слова . - Он пришел ко мне... странный такой... он улыбается....и говорит...много говорит! И кажется. он что-то напевал! И Ухура... онаа сказала, то что-то не так! - торопится высказать, проглатывает окончания слов, никак не может отдышаться. - Он сейчас в моей каюте, но может это не он! Вдруг это двойник? Или что-то еще! Боунс давай быстрее! Вдруг он может умереть? - Джиму сейчас кажется, что времени теряется невыносимо много впустую, хочется ухватить доктора за руку и тащить за собой на буксире. Но, черт, он же капитан, он должен сохранять хладнокровие в первую очередь. Выдыхает, стараясь взять себя в руки, выпрямляется как-то усилием воли приводя дыхание в норму и старается не кипишевать, верит, что друг поймет хоть что-то из его разглагольствований и поможет, черт возьми, и побыстрее! - Здравствуйте, Чехов. - ой.

+3

4

Отсутствие кэптина сильно сказывалось, на общем составе. Да и его настроение, когда он и первый помощник, себя довольно странно вели столько то дней. Для Чехова это было, ну очень не обычно. Да, он не из тех кто читает атмосферу, но даже он, почувствовал что, что-то не так, (а не потому что Сулу ему подсказал). И сие действовало на нервы, резкие перемены, всегда сильно отпечатываются. Чехов переживал за кэптина и старшего помощника. Они же были такими хорошими друзьями, разве нет? Чего вдруг, между ними словно зима в Сибири? Холодная и суровая.
Но, кстати холод и суровость, повлияли на их отношения. Видимо, что бы помириться, им обязательно надо было едва ли ни умереть. Как же ругался докта, кажется, что даже пуще прежнего. И даже оптимистичный комментарий Павла (после криков и угроз), "За то они помирились, Докта!", никак не повлиял, может быть даже хуже сделал. Однако же, что ни делается все к лучшему!
В перерывах или выходных, навигатор частенько заглядывал к кэптину, приносил ему и Маккою каких-нибудь вкусняшек, которые он делал собственноручно. Еда с репликаторов, не особо вкусная, Павлу больше нравилась та, которую готовили своими руками. Энсин надеялся, что это и лечение докты, быстро поправить здоровье их Кирка.
А еще, если быть совсем честным, кэптин был одним из поводов, лишний раз заглянуть в мед.отсек, кажется, что после той поездки на родину, их с Маккоем отношения улучшились. Их можно ведь назвать друзьями да? Павлу нравилось общество доктора, оно...успокаивало, что ли. Вот глядишь на Боунса, который так, с чувством и душой кричит на всех, на сердце, как-то так спокойно становится. Будто бы это восстанавливает баланс во Вселенной.
Ладно, если совсем-совсем по правде говорить, то дела у Чехова шли не самым лучшим образом. Но, пока не будем об этом. Павлу не нравится думать о этих проблемах, лучше запихнуть их куда-нибудь подальше, в самый дальний ящик своего сознания, если не можешь просто удалить.
Сегодня Павел прибыл в мед.отсек по зову Маккоя, надо было пройти мед.осмотр, о котором навигатор постоянно забывает. Нет, если он себя хорошо чувствует, то зачем лишний раз тревожить их нервного доктора? Подцепи, он какую болезнь, то сразу бы понял.
- Честно сэр. Я чувствую себя просто отлично. Не думаю, что есть какие-то поводы, для беспокойство. - широко улыбнувшись, проговорил Чехов, но...не отвертишься же, взявшись за подол форменки, кудрявый стянул ее с себя, кидая на кушетку. И в таком вот виде, его застукал внезапно вбежавший кэптин.
- О Господе, тогда надо скорее к нему. Докта медосмотр можно и на потом отложить, давайте! - забыв про свою форму, Чехов первым выбежал в коридор. Возможно, кто-нибудь другой, задумался над тем, почему капитан прибежал в одних трусах, что это довольно странно, как и то, что Спок пришел именно к нему. Но, это же Чехов, второй после первого помощника, кто не читает атмосферы, не понимает намеков и пошлых шуток, благо не все воспринимает буквально.
Оббегая прохожих, навигатор мчался по коридору, под удивленные взгляды, но какая разница? Спок важнее!
- Коммандер Спок! Что с Вами сэр? Вы не здоровы? Вам плохо? Вам больно?? - влетев в каюту, Чехов не успевает за тормозить и падает прямо на кровать, точнее на расположившегося на ней первого помощника. В таком вот положении, их застали подоспевшие доктор и кэптин.
- Ай-яй-яй...простите! - Выпалил Чехов, отскакивая в сторону, - А что если, я сделал все еще хуже? - в огромных синих глазах проступили слезы, а от шока даже начался приступ икоты. - Простите сэр! Ик..! Я не хотел, ик.., я случайно! Простите мне мою неуклюжесть, больше такого не повторится, ик..! - Святые гондолы, как же неловко и стыдно. И ведь он (до него только дошло), в таком вот неподобающем виде, пустая его голова! Ик..!
Лишь спустя пару секунд, до него доходит, что Спок не выглядит таким уж больным, скорее даже какой-то довольный что ли.   Но! Если исходить из всего, что описывал кэптин, то вероятность того, что он все таки заболел не исключается. Однако если подумать логически, то все как-то странно? Даже слишком. Ик..!

Отредактировано Pavel A. Chekov (2016-12-29 13:39:56)

+2

5

Жизнь на борту звездолета «Энтерпрайз» никогда не стоит на месте. Когда ты долгие месяцы болтаешься в далеком космическом пространстве, в тесной консервной банке, с одними и теми же людьми, то даже если их порядка четырехсот человек, в конце концов, ты всех их запомнишь. Если не по именам, то в лицо. А если ты еще и главный медик в этом летающем дурдоме, то и по именам. Хотя, конечно, проще ориентироваться по отличительным чертам, будь то специфичный лордоз или  искривление хвоста. А на появление отдельных индивидуумов на горизонте вырабатывается определенная реакция, здоровый рефлекс, если хотите. А еще в таком месте просто не может ничего не происходить. Монотонность в таких условиях весьма губительна для физического и психического здоровья. Впрочем, МакКой бы с удовольствием обошелся без некоторых вариантов психологической встряски. Зачем далеко ходить? Вот одно лишь недавнее приключение их капитана и его зеленокровного эльфа на проклятом всеми богами ледяном булыжнике…. В те часы, когда состояние Джима еще не стабилизировалось, а кровотечение продолжалось, Леонард чувствовал себя как та самая королевская конница и та самая королевская рать, чувствовал себя двоечником, не выучившим урок, и ощущал бессилие, когда жизнь лучшего друга утекала как вода сквозь пальцы.
— Еще слово, парень, и тогда я обязательно заклею тебе рот, — добродушно и даже как-то ласково заявил МакКой, когда Джеймс-чертов-Кирк наконец пришел в себя и открыл свои невозможно-наглые голубые глазищи, а его первым же вопросом стало: «Как Спок». Значит будет жить, значит в норме. — Завязывай с этими попытками обо что-то убиться. Я старый и больной человек, Джим, мне нельзя так волноваться, — облегчение, испытанное им в тот момент, было сродни тому, что он испытал, когда Джим воскрес. Впрочем, это не помешало доктору заставить их неугомонного капитана проваляться пару дней в лазарете (пока медицинский персонал не взмолился о пощаде) с последующим запретом на активную деятельность в следующие четыре смены.
Среди людей существует такое мнение, что со временем привыкнуть можно к чему угодно. Так же считается, что иной раз проще принять что-то как данность — не спасет, но жизнь немного облегчит. За относительно недолгое время службы на «Энтерпрайз» доктор Леонард МакКой уяснил это правило очень хорошо. Он так же привык, что очень часто работать приходится в кризисной ситуации, и находился в постоянном ожидании новой аналогичной ситуации. Впрочем, ожидание редко затягивалось. Если приключения не шли к «Энтерпрайз», она сама летела к ним на встречу на максимальном варпе. И доктор не нуждался в доказательствах этой теории. Он и без того знал абсолютно четко, что космос — сплошное дерьмо усыпанное блестками, которое прочие романтизируют до крайности. Но нет, какой-то шутник наверху возжелал подергать нервные окончания одного небезызвестного доктора. В очередной раз.
— Вот скажи мне, Чехов, кто из нас двоих врач? Я или ты? Я же не учу тебя, как прокладывать курс, — МакКой насмешливо покосился на русского гения, которого ему наконец удалось отловить до начала смены и забрать на прохождение планового медосмотра. — Или наш храбрый портняжка просто боится уколов? Да будет тебе известно, большая часть заболеваний на ранней стадии протекает незаметно, так как вирусу требуется определенное время для того, чтобы окрепнуть. А между тем, я даже без первоначального сканирования могу сказать, что тут на лицо общее переутомление. Ты все так же продолжаешь заниматься ночами? — недовольно нахмурившись, поинтересовался доктор, и прихватив медицинский трикодер. Подойдя к энсину, он положил руку ему на плечо и пристально взглянул в глаза, стараясь говорить максимально мягко, чтобы донести в эту кучерявую голову одну простую истину. — Павел, все знать о корабле может только наш главный инженер, не стоит пытаться его в этом перещеголять...  — начал было свою поучительную речь МакКой, как вдруг двери лазарета раскрылись, пропуская в помещение всклокоченного Кирка — босиком и в одном нижнем белье — с порога начавшего тараторить. И конечно же о Споке. Леонард уже сбился со счета, сколько раз разговор с Джимом начинался со слов об остроухом. Спок то, Спок се. Последний стих, сложенный их перепившим капитаном, в честь задницы коммандера:
— Господи, Боунс, ты бы видел, как он склоняется над этой своей научной панелью! Хотя нет, лучше не надо. Мне начинает казаться, что на него и так уже весь мостик пялится, а он…
И вот опять. В первый момент ему показалось, что Кирк задохнется, с такой скоростью он выстреливал информационной очередью, забывая, судя по всему, даже сделать лишний вдох-выдох. А то, что он говорил, и вовсе вызывало сомнение в его вменяемости.
«Неужели рецидив? Последствия сыворотки? Кровь все же имеет побочный эффект? Господи, парень, только не это…»
— Джим, о чем ты? — но как ему не дали сразу и рта раскрыть, так никто и не озаботился тем, чтобы выслушать. — Чехов? Да вы, черт возьми, издеваетесь?! — возмущенно воскликнул доктор, когда энсин (видимо в силу своей молодости и повышенной эмоциональности на этой почве), забыв обо всем на свете, ринулся на помощь зеленокровному гоблину. Леонард выругался, припомнив бурную молодость и пару крепких южных словечек, прихватил из стола пару ампул, которые добавил к своей портативной аптечке и кинул Кирку медицинский халат, быстро покидая лазарет. — Надевай, быстро. Проклятый дурдом, клингон меня задери!
Хоть док и говорил постоянно, что стар, но это никак не сказывалось на скорости передвижения. Они нагнали унесшегося вперед Чехова уже у самой капитанской каюты. Леонард предполагал, что все может оказаться чем-то воистину идиотским: разыгравшимся воображением друга или простейшей вулканской простудой. И помоги тогда Господь Джиму, Павлу и этому остроухому. И вот картина маслом: Спок и Чехов в разворошенной постели, Чехов икает и разве что не трясет ушастого за плечи, жалобно заглядывая в глаза, а Спок с неприлично счастливой физиономией восседает тут же, зеленея ушами и влажно блеся глазами.
Брови МакКоя неудержимо поползли вверх. Ситуация была до крайности абсурдной, еще и Джим на заднем плане в халате сестры Чепел, но какое-то смутное подозрение, на уровне интуиции, тихо заскреблось в душе, заставив все же порыться в аптечке и извлечь трикодер. Желание побиться головой очень быстро начало завладевать добрым доктором, но он сдержался. Еще раз окинув эту картину профессиональным взглядом, Леонард решительно набрал в грудь побольше воздуха и рявкнул, привлекая всеобщее внимание:
— Ну-ка тихо! — и удовлетворенно хмыкнул, когда увидел, что паникеры молча взирают на него с одинаково пораженными физиономиями. — Если не успокоитесь, я вколю вам успокоительное и выставлю за дверь. Ты и ты, — он поочередно ткнул пальцем в Кирка и Чехова и указал на свободное место у перегородки, отделяющей рабочую зону от спальной. — Встали здесь. И, Джим, найди уже чертовы штаны. Чехов… забери у капитана халат и тоже надень. Спок, — МакКой закатал рукава формы и, включив трикодер, принялся водить им вокруг головы вулканца. — Вынужден признать, что пока в этой комнате ты выглядишь самым вменяемым… Поэтому спрошу: что такого ты сказал капитану, что он прибежал в лазарет почти в чем мать родила? И как ты себя чувствуешь?

Отредактировано Leonard Н. McCoy (2017-01-02 00:00:40)

+3

6

Какой борг тебя дернул пойти в каюту к капитану, да еще и улечься к нему на кровать, говорить и делать то, что вылетало из твоего рта, и делали твои руки. По уму, да и своему личному расписанию, которое ты составляешь каждую неделю, чуть ли не расписывая каждую минуту своего времени, ты должен был сейчас находиться в лаборатории, и что-нибудь изучать, проводить эксперименты, а не валяться у Кирка в кровати. Тебя это даже не смущало, а ведь должно было, ты хоть бы немного позеленел что ли ради приличия, понятное дело, что у вас теперь немного другие отношения....вроде как, ты еще и сам не понял до конца, что в итоге. Но это не означало, что ты мог себя вести подобным образом. Да, черт возьми, если бы ты еще это понимал, потому что разум кажется уплыл куда-то в другую галактику, и никак не хотел возвращаться, чтобы разобраться в чем тут дело и поставить все на свои места.
- Конечно, же я помню, мой капитан! я просто проверял помните ли Вы об этом! а то мало ли, вдруг помутнение разума, потеря памяти и все...Вы уже не прежний Джеймс Тиберий Кирк... - говоришь немного с сожалением, потому что где-то в голове, мысль о том, что Джим забудет все, что между вами так сказать было, тебя страшит. И нет, тут даже речь не идет о том, что выяснилось недавно, а ты думал в общем: вся ваша дружба, доверие и прочее. Тяжко без его поддержки будет. Хм, и даже странно, что в таком состоянии все же ты не умудрился печалиться о другом, значит проблески адекватного сознания были. Улыбаешься на слова о том, что твоя забота капитану приятна, и это взаимно, ведь когда Джим заботится о тебе, хоть ты этого особо не показываешь, но отмечаешь про себя, что тебя это волнует. Трудно было бы если бы Кирк был сухарем, как ты...и черт, как же он мучается наверное с тобой. Хотя в последнее время твоя черствость и безэмоциональность дает такие не хилые сбои. Виной твоей эмоциональной скомпроментированности, является Джим, и ты долгое время это не признавал, да что там, это только что возникло в твоей вулканской голове. Кирк отвлекается на коммуникатор, внимательно слушаешь его ответы, отчетливо слышишь, что говорит с капитаном женщина. И как только Джим заканчивает свой разговор, то смеешь предположить, что это была Нийота:
- Что понадобилось старшему офицеру связи от Вас? Что-то случилось? Проблемы на капитанском мостике? - если бы тебя не перебил Джим, то ты бы так и продолжал сыпать вопросами. Выйти на пять минут ему надо. Все же что-то произошло? или он лично понадобился Ухуре, внутри стало как-то не по себе, словно вид 8472 неприятно царапал грудь своей конечностью. - Хорошо, капитан, я здесь и никуда не собираюсь... - произносишь ты и удобно устраиваешься на кровати Кирка, тут и правда очень удобно. Как только Джеймс скрывается из виду, ты буквально считаешь секунды. Осматриваешь комнату, словно видишь ее впервые, и понимаешь, что тебе здесь комфортно, практически так же как у себя, ну может за исключением  окружающей температуры. Как только ты отсчитал триста секунд, то ты уставился на дверь, ожидая, что раздастся привычный шум и перед тобой окажется Джим. Но увы, и через тридцать секунд дверь не открылась, и через еще триста. А когда слышится характерный шум, открывающейся двери, ты ложишься поперек кровати, опираешься о левую руку головой, и готовишься встречать капитана с улыбкой:
- Кирк, я уже было думал... - но тут же резко замолкаешь, потому что в каюте появляется перебудораженный энсин Чехов. Для тебя загадка как он смог открыть кодовый замок Джима, внутри опять появляется то странное чувство, природу которого ты не понимаешь. Буквально с порога этот русский парнишка начинает сыпать вопросами, а ты даже не понимаешь с чего вдруг именно такие, и почему именно Чехов. А потом он падает к тебе в кровать, ну вернее кровать капитана. Ты инстинктивно поднимаешься на кровати и выставляешь руки вперед, ловя навигатора, чтобы он не дай Бог не упал как-то неудачно и не переломал себе все кости, а то потом МакКою придется ему все их вправлять, да и вам на мостике без этого гения оставаться никак нельзя. - Чем я обязан твоему появлению!? - плюешь на правила приличия, можно с ним и на ты. - Да все в порядке, хоп хэй ла лей!! нет никого на свете бодрей!! - весело проговариваешь, и все еще держишь Чехова в своих "объятиях". Ой, это ж какую картину-то  наблюдали Леонард и Джеймс, когда вошли в каюту. Ну, милости да и только. Ты смотришь на капитана, тут же отодвигаешь парня, и обиженно произносишь.
- Капитан, Вы говорили, что вернетесь через пять минут... Однако, уже прошло дважды по пять, а возможно и трижды. С появлением энсина Чехова в Вашей каюте, я перестал следить за временем... И почему Павел знает код вашего доступа?? - с недоверием смотришь на Пашу, потому на капитана, а после замечаешь Боунса. Ну, ты его увидел сразу, просто его присутствие решил обозначить только сейчас. - Доктор, а Вы какими судьбами ко мне? - впечатление, что ты уже сменил апартаменты, и прописался у Джима. - Ну, в смысле к нам? У нас что, какое-то собрание? нам нужно что-то обсудить?! - замечаешь, что на капитане теперь почему-то есть верхняя одежда, - Джим, тебе не идет этот халат, и смею предположить, что он принадлежит Кристине Чапел - снимите его немедленно!! - твое "ты - вы" по отношению к капитану так и скачет туда сюда. Наконец-то с твоей кровати, ну опять же кровати Джима, убирают Павла, и на смену ему приходит звездный доктор Леонард МакКой, который тут же начинает что-то там делать с твоей головой, используя трикодер. Еще он задает вопрос, тот же что и Чехов - о самочувствии. Да, что с ним может быть не так? Все прекрасно. Тебе это начинает не нравиться, поэтому ты отмахиваешься от рук дока и встаешь с кровати:
- Да все хорошо, жив здоров, чего и вам всем желаю, и думаю, что штаны Вам капитан ни к чему. - подходишь и нагло сдергиваешь с него халат медсестры, и тут же его кидаешь Чехову: - Ловите энсин, отнесете его в медотсек! Хм, и вообще, что тут за собрание? Если ничего важного и это может подождать, то прошу удалиться из моей каюты - ты точно уже запутался, где именно находишься. - Нам, нужно срочно кое-что обсудить с капитаном. - и кладешь ему руку на плечо, по очереди смотришь на дока, потом на навигатора. - Я что-то не то сказал? - почему-то тут же зеленеешь, и не от того, что тебе неудобно перед МакКоем или Чеховым, на удивление сейчас они тебя вообще не заботили. Смутился ты от того, что увидел, когда взялся за плечо капитана.  Мимолетное видение, мысль о тебе, о том какой ты. Каким он тебя видит. Заставила широко улыбнуться, но тут же убрать руку, во избежании получения еще какой-либо личной информации. Опять проблески адекватного сознания. И ты все еще ждешь пока эти двое покинут каюту.

Отредактировано Spock (2017-01-03 03:08:36)

+2

7

Наличие Чехова у Маккоя  не то, чтобы очень удивило Кирка, ну ладно. почти совсем не удивило. И он даже на полмгновения сделал вид. что ему не ловко и все такое. Если бы сейчас не Спок с симптомами непонятной смертельной болезни в его собственной каюте, то Джим бы уже вовсю играл бровями, делал пошлые намеки и вообще изо всех сил постарался бы выбесить Боунса и вогнать в краску Павла. Но. Сейчас у него были дела намного поважнее, на Маккое он сможет отыграться и позже, после того, как спасет Спока от неминуемой смерти.  Хлопнул глазами, мотнул головой. - Боунс! Скорее! Спок умирает! Ему срочно нужна помощь! Я не знаю, что делать! - Джеймс-король-драмы-Кирк во всей красе, точнее в трусах, но кого это волнует. Похоже, Чехов такой же паникер как и Джим, так что метнулся быстрее всех в сторону каюты капитана. - Вот видишь! Чехов и то быстрее тебя соображает! Ну давай же! - Джим чуть ли не подпрыгивает на месте, он готов прямо сейчас устроить массовую спасательную операцию и захватить парочку клингонских кораблей, если бы это только помогло.

-В жопу одежду! - ворчит, но халат накидывает на плечи, хотя Кирк в трусах был бы для экипажа меньшим потрясением, чем Кирк в белом халатике до середины бедра, да еще похоже и женском. Но нет времени о чем-то думать, нужно спасать Спока, так что взяв скорость не меньше варп-3 с места, Джим  вихрем пронесся по коридору и очень скоро ворвался в открытую дверь своей каюты, где уже вовсю ворковал над Споком  паникующий Паша. Так, стоп, Джим же вроди закрывал дверь... - Спок! Зачем ты душишь Чехова? -  Кирк тут  же возмущенно  фыркает. Конечно, то, что он увидел на собственной кровати - никак на попытку удушения не походило, это скорее было похоже на оъятия. И так, даже несмотря на опасность, грозящую Споку, у Джима в душе зашипела черная змеюка ревности, он прищурился как-то слегка зло. Ну как же, он-то думал, что Спок его во сне гладил, потому что это он.... а вулканец вон какой ветренный! - Боунс, видишь! Он как минимум  лапает тут всех подряд. Это нетипично!  И говорит что-то странное! И ведет себя! - тут же ябедничает доктору.

-Извини, эти двое меня задержали. Хотя, я вижу, ты тут тоже зря время не теряешь. - не упустил момента поехидствовать. - И кстати, да, Чехов. откуда вы знаете код моей каюты? - Джим сдвинул брови и псевдо-грозно посмотрел на  энсина.  Хотя ведь...не иначе, как Боунс разболтал, сам же шарится по чужим каютам, как сам говорит в целях предотвращения алкоголизма среди экипажа. Ага, а он сам, Кирк и Скотти не главные алкоголики, а просто дегустаторы, это именно так называется.  Но тут же отвлекся от этих мыслей, темный, непривычный взгляд Спока заставил вздрогнуть всем телом и забыть как дышать, и тут же содрать с себя халат, как только прозвучало замечание старпома. - Боунс, фу, ты таки дал мне женский халат! - Кирк пытается поспешно снять с себя одежду - Боунс, нафига мне штаны?! Займись своим суперлечебным делом и срочно! Видишь, с ним точно не все в порядке! - чуть ли не взвыл в итоге.

А потом так и замер, и плевать, что они со Споком тут не одни. Черт-черт-черт! Он должен думать о том, как помочь спасти своего старпома от неизвестного недуга, а не о том, как это было горячо, когда он сдергивал с него халат, и мысли тут же ускакали в совершенно другом направлении... Боже. почему Спок болен и почему эти двое тут? Было бы вообще круто это сдергивание одежды в совершенно другой ситуации. Так, Джим, не думай об этом, не думай, плохой Джим! Фу! - Эм...Спок, это конечно все круто, но это все еще моя каюта. Нет, я не против, если ты хочешь тут пожить...я могу тебе ее даже уступить... - принялся мямлить. выразительно зыркая глазами на Боунса. Черт возьми. почему у него все вечно через жопу? У него в каюте сейчас самый желанный вулканец, который так горячо стаскивает с него одежду, и это означает СОВЕРШЕННО НЕ ТО, чем кажется! Нет, определенно после всего, нужно снова выпить, нет, нажраться в хлам вместе с Боунсом и Скотти, и петь песни на русском языке. Да, отличный план. Главное, чтобы со Споком все было в порядке.

И совсем не собирается подчиняться Маккою и отходить подальше, тем более, что Спок вот рядом, касается пальцами его обнаженного плеча. Черт, это первый раз, когда Спок коснулся его не поверх одежды. И от этого прикосновения по всему телу словно электрические импульсы пошли, Джим вздрогнул посмотрел на своего старпома, в его душе разливалась теплота и беспокойство, сумасшедшее, потому что он становился определенно не супер-серьезным-собранным-капитанистым капитаном флагмана Звездного Флота, а паникующей принцессой, которая в своей истерике могла сожрать дракона и не подавиться. Спок улыбнулся. Спок. Улыбнулся. Божечки, Джим еще ни разу не видел его улыбку, никогда-никогда...и это офигенно, как же офигенски. Кажется, у Джима новый фетиш. И это проблема, потому что у него их итак уже целый вагон и все касаются Спока. Осталось надеяться, что Чехов не такой проницательный и не заметит, как слегка смешался капитан и как совсем слегка покраснел.

+3

8

Давно Чехов не чувствовал себя так, одновременно глупо и неловко. Кажется, что он здесь лишний и единственный кто вообще ничего не понимает. А еще эта икота! Так и не проходит. Ибо волнение так и не проходит. Коммандер Спок и правда ведет себя как-то, ну точно не так как обычно, а это "хоп хэй ла лей", - крутой, спокойный и умный вулканец, такого бы не произнес наверное да? Хотя, нельзя сказать, что они с энсином настолько часто и нормально общались, что бы юноша мог хорошо узнать его.
Вопросы о коде доступа, заставили навигатора смутиться и покраснеть. - Эм...я как-то проходил мимо Вашей каюты капитан, и совершенно случайно заметил как вы его набираете. И так же случайно забыл удалить его из своей памяти. - В его дворце памяти вообще куча всего находилось, кроме кода каюты капитана, там были коды и других. Что поделаешь, если запоминаешь все, что когда либо читал, слышал или видел. А особенно хорошо, это запоминается, если ты в этом заинтересован, если нет, то случайно запомненные данные отправляются в утиль. Причем не специально, так оно выходит. М-да, а код капитана не стерся. Нет, не том, что бы Чехов был заинтересован в том, что бы однажды вломиться в каюту Кирка, просто на всякий случай. Вот как этот!
А вдруг их капитану тоже когда-нибудь стало бы плохо? Не дай бог конечно, но все таки. Хотя, у Чехова есть еще такое устройство (которое он собрал сам), для взлома дверей, снова вопрос зачем он ему? Честно, Павел и сам не знает, просто как-то так получилось, у него в комнате вообще много всяких штук, которых он сделал сам не зная для чего. Просто так, что бы занять время. Диссертация стоит на месте, а ночью уснуть не удается, так что он занимает себя всем чем может. Юноше казалось, что он успешно все скрывает, а Маккой так сразу и легко заметил его состояние. Хорошо, что можно прикрываться диссертацией.
А последующая ситуация, заставляет Чехова удивленно икать, и переводить не менее удивленный взгляд с Спока на Кирка, с Кирка на Спока, - Все таки они такие хорошие друзья. - заключил навигатор, мысленно улыбаясь, а потом снова икая. Расправив врученный халат, энсин одел его, как и было велено (правда не совсем понимая зачем).
- Можно...ик...мне попить кэптин? - робко попросил Павел, и ему вроде как показалось, что ответ положительный, найдя графин с какой-то жидкостью (сок наверное, наивно подумалось юноше), не найдя бокала, кудрявый сделал несколько громадных глотков, надеясь, что избавиться наконец-то от икоты. Но напиток обжог горло, заставил его закашляться, а буквально через несколько секунд, по телу разбежалось приятно тепло, и навигатор глупо хихикнул. О, ему знакомо это состояние. Да-да, а вы что думали, что он, русский гений алкоголя никогда не пил? Было такое уже на его веку. Скотти угощал. Правда Чехов быстро пьянел, но тем не менее. Ну, а сейчас на голодный желудок было так что...
Докта и Маккой кажется были слишком увлечены старпомом, что даже не заметили того, как их навигатор успел упиться. Медленно и слегка пошатываясь, Паша подошел к Доктору, и потыкал его пальцем в плечо, совершенно забывая о той самой субординации.
- Докта, докта, докта. - тараторил навигатор до тех пор, пока Маккой наконец не обернулся к нему. - А я знаю, что с коммандером Споком. Он пьяный! - радостно улыбаясь оповестил русский, чувствуя невероятную гордость за то, что первым догадался.
- Но.. - уже нахмурив брови, продолжал Павел. - Это ведь коммандер, а не противный русский мент, он же не будет пить вот так посреди рабочего дня. Так, что...может быть, он просто отравился..чем-нибудь? - теперь когда он выполнил свой долг, донес свою мысль, на вернулся на указанное место, куда показывал ему Боунс. Встав рядом с капитаном, и чуть подозрительно прищурившись, уставился на Кирка.
- Кэптин, а кэптин? А чего Вы покраснели? - А вдруг это заразно? Вдруг кэптин, сейчас тоже станет "хоп хэй ла лей"? Кто знает-кто знает, может быть на всякий случай их надо в каратин отправить?
- Докта, а кэптин покраснел вдруг. Может быть он тоже чем-то заболел? - нет, ну он просто обязан оповещать обо всем Маккоя. К тому же, теперь на нем халат, так что он мысленно посчитал себя мед-сестрой. Мед-братом точнее. - Я буду Вашим.. - горло пересохло вдруг, чуть откашлявшись. - Мед-братом докта.

Отредактировано Pavel A. Chekov (2017-01-05 16:06:29)

+2

9

МакКой был прекрасно осведомлен о кирковской одержимости одним небезызвестным вулканцем. И прекрасно знал, что когда речь заходила о Споке — мозг их бравого капитана словно уходил в глухую несознанку, зато включался режим курицы-наседки (интересно, где бы он такого понахватался?) Сейчас ему на лбу только не хватало огромных красных букв — ПАНИКА. («Джим, если твой ненаглядный остроухий просто  чихнул — я вас обоих запру в лазарете. Его с простудой, а тебя с Кристиной и витаминными инъекциями!»)  Оставалось только удивляться, каким образом он умудрился заразить еще и Чехова. Но результат был на лицо. Спок улыбался и… шутил. Не хмыкал, не дергал бровью, не крутил своей головой, словно какой-то филин. Все эти реакции МакКой наблюдал часто. Но сейчас он разве что не смеялся через слово. У кого угодно подобная реакция не показалась бы чем-то из ряда вон. Достаточно вспомнить эпопею с поимкой триббла-мутанта. Ну, выпил человек, с кем не бывает. Но это же был Спок! Не  самый общительный, весьма занудный, порой катастрофически буквальный и ужасно правильный. Чертов вулканец, которого и алкоголь-то не должен брать. Хотя, если принять во внимание его двойственную биологию… И все равно, это же Спок! МакКою показалось, что в этот момент пошатнулось само мироздание.
— Спок, я вынужден забрать свои слова назад.
Когда МакКой говорит о том, что он самый разумный человек на этой ржавой посудине, по недоразумению носящей гордое звание флагмана Звездного Флота и зовущейся звездолетом, он, разумеется, гиперболизирует. И это ясно как день любому, кто имеет хотя бы зачатки разума. И, разумеется, говоря это, он никак не думал, что внезапно его слова получат реальное воплощение. Уж точно не так скоро. Он, же, черт возьми, просто любитель вставить метафору для красного словца и распить бутылку-другую славного бурбона. Но, кажется, его настигла карма за дружбу с Джеймсом-мать-его-Кирком. Бумеранг вселенной оперативно прилетел Леонарду по темячку и намекнул, что «Энтерпрайз» нашла очередные приключения на свои гондолы, а доктор — очередную головную боль.
— Спасибо, Джимбо, я вижу. Я впервые сталкиваюсь с чем-то подобным, будь он человеком, я бы решил, что он пьян! Уровень анандомида и дофамина просто зашкаливает, но он наполовину вулканец. И кому я сказал отойти в сторону и не касаться? Если это какой-то вирус, я не могу ручаться, что это не заразно, — шепотом отозвался он, подходя ближе, чтобы слышал только Кирк, когда тот начал возмущаться поведением своего старпома и разве что не шипеть. На умирающего лебедя Спок не походил, но с каждой фразой, произнесенной ушастым, док явственно чувствовал, как у него дергается правое веко.  Он знал, что одним только глазам доверять нельзя, однако сейчас в его голове зашевелились нехорошие мыслишки —  глаза и трикодер единодушно сошлись во мнении…
— Мы все здесь собрались, коммандер Спок, по крайне важному делу. Надеюсь, вы помните, что по Уставу, участники брифинга должны иметь подобающий внешний вид, дабы не отвлекать своих коллег? — кто бы знал, чего Леонарду стоило сохранять этот тон. Но он все же надеялся, что до разума Спока еще можно достучаться. Доктор помнил главное правило — очистить разум, абстрагироваться и загнать эмоции куда подальше, если хочешь, чтобы пациент выжил. Когда вулканец ответно вцепился в Чехова, МакКою пришлось мысленно пять раз произнести: «дезоксирибонуклеиновая кислота, дезокси…», но от выразительного взгляда на энсина, подозрительно долго восседающего в обществе ушастого, не удержался. — А капитан и вовсе занимает особый статус и подобное отступление от стандартов формы ЗФ не допустимо! — первой вспыхнула мысль о галлюциногенных ягодах в чудо-настойке Скотти. А ведь он всегда говорил себе и всем на традиционной медицинской планерке перед каждым сходом на берег или дипломатической миссией: хрен знает что не пейте, потом начнет мерещиться всякое. Но Чехов не пил, а приход со Споком, у которого какой-то приход, словили не только они с Кирком.  — Но, судя по всему, безопасность корабля для вас пустой звук, — вторая мысль выдвинула теорию, что на «Энтерпрайз» проникли какие-то зловредные телепаты. И теперь они сводят с ума экипаж иллюзиями, а сами гаденько хихикают где-то в вентиляции. А ведь он всегда говорил Джиму: не таскай на корабль хрен знает кого, потом начнет мерещиться всякое. Вот только таинственных личностей они тоже не подбирали в последнее время. Кажется. — Как и безопасность капитана Кирка, — не мытьем, так катанием, не логикой, так Джимом. Леонард очень надеялся, что не переоценил зацикленность этих двоих друг на друге.
…к ним на борт, прямо как к себе домой, нагрянул пиздец.
Он уже прикидывал, что будет безопаснее: изолировать Спока в капитанской каюте или все же транспортировать в медотсек, когда его размышления прервал звнкий голос их юного навигатора, с внезапно ставшим более ярким акцентом. Доктор пару раз моргнул, неверяще смотря на счастливо улыбающегося Чехова и с трудом сдержал отборный клингонский мат. Но доктор всегда славился вспыльчивым южным нравом и полным отсутствием такта.
— Что, черт возьми, за балаган вы здесь устроили? Офицеры, чтоб вас, Звездного Флота! Это на вас молодое поколение должно равняться? Чехов! — буквально пылая праведным гневом, он чуть ли не выплевывал каждое слово. На Спока, с этим его «хоп хэй ла лей» и абсолютно атипичным поведением, сбивающим с толку и вызывающим что-то отдаленно похожее на панику. На Джима, краснеющего, словно девственница в первую брачную ночь и застывшего под руками несколько ополоумевшего вулканца; и чей мозг ушел в бессрочный отпуск — уже было сложно разобрать. На Чехова, возмутительно близко придвинувшегося к этой парочке, в частности к Кирку, и с этими его оговорками, пьяно алеющими щеками и сбивчивой речью, от которой у самого доктора что-то внутри переворачивается и скачет, как на американских горках. И на самого себя док тоже злился, вот за эти аттракционы внутренних органов, за реакцию на все происходящее и за невозможность сразу определить, что творится с их коммандером. — Чехов, ты… — он бросил взгляд на Спока, потом на злосчастный кувшинчик, и наконец снова на энсина, успокаиваясь буквально на глазах. И максимально мягко обратился к причине своей тахикардии, потрепав по курчавым волосам. — Паша, а постой-ка минуту спокойно. Ты ведь хочешь помочь, правда? — и включив трикодер, принялся быстро сканировать  юного  алконавта. Краем глаза проглядев результаты, он похлопал Чехова по плечу и достав из портативной аптечки один из гипо, быстро вколол его навигатору. — Прости, парень, но у меня для тебя очень важное поручение, а ты мне нужен вменяемым. Сейчас бежишь ко мне в кабинет, говоришь сестре Чепел запустить сканер и томограф, а потом говоришь, что я приказал всем отправиться на видео-лекцию по работе медотсека в ситуации красной тревоги.  И если хоть кто-то пропустит, я узнаю.
«Надо было сидеть на Земле. Подумаешь, жена-стерва…»
Взвесив все «за» и «против», он все же пришел к выводу, что лучше иметь безумного вулканца перед глазами, пока не будут сделаны необходимые анализы. Радовало, что Спок не был буйным. Доктору ужасно не хотелось соревноваться с ушастым Рембо в скорости и ловкости, проверяя, кто выйдет победителем: он, вкативший коммандеру дозу успокоительного, или убойное вулканское кун-фу. Но он не мог подвергать экипаж опасности.
— Спок, я бы попросил тебя позволить капитану одеться, и мы проследуем в медотсек. Дело чрезвычайной важности, и мы не можем говорить об этом в каюте, если сюда с легкостью проник Чехов… — позволяя додумать любые ужасы, решительно заявил МакКой, и торжественно вручил Шалтаю с Болтаем штаны, ловким движением руки извлеченные из-под кровати. После чего высунул голову за дверь, проверил, чист ли горизонт и сделал приглашающий жест к выходу. На случай непредвиденных обстоятельств (если в нынешней ситуации может быть что-то еще) он решил следовать чуть позади. Благо, до лазарета было рукой подать.

+2

10

И зачем только капитану потребовалась приводить в каюту доктора МакКоя и энсина Чехова?! Что они тут забыли. Тебе определенно это не нравилось совершенно, хотя в другое время ты бы даже значения этому не придал. В другое время ты бы с утра и в каюте Кирка не оказался, потому что полно и других важных дел. А сейчас, сейчас тебе было хорошо тут, и кажется уходить ты не собирался. Вот только слишком много вас тут было для комнаты Джима. Ты молча следил за тем, как Павел пытался избавиться от  неспецифического нарушения функции внешнего дыхания, запивая его водой. Икота его оставила, но весьма как-то странно, потому что парень сначала закашлялся, слегка покраснел, а потом кажется стал тараторить со скоростью света, и тебе совершенно не хотелось улавливать, что именно говорил энсин, поэтому думал ты о своем, а точнее об этом дурацком медицинском халате, который был какое-то время на Кирке. Все он тебе не давал покоя. Просто в памяти всплыло время, когда по звездолету ходили слухи о близости капитана и медсестры Чапел, тебе было конечно все равно, но было неприятно, а еще ты считал, что это неправильно, потому что капитан должен быть безупречен во всем. И пусть недавно Кирк утверждал о том, что эта самая девушка не сводит глаз с твоей ягодичной мышцы, ты больше склонялся к тому, что она смотрит постоянно на Джеймса. А теперь еще и халат. Но когда он оказался на Чехове, стало проще, кажется дышать даже легче. Ведешь бровью после слов о брифинге, о внешнем виде и прочем.
- а кого-то что-то смущает?? - с твоим-то внешним видом все в порядке, хотя речь наверное шла о других членах экипажа. Но тебя лично не смущала нагота капитана, неожиданно, но именно так. И ты даже с каким-то сожалением вздохнул, когда позже Кирка все же заставили одеться. В голове все немного путается, что за важное дело, и эти словечки доктора, кому-то грозит опасность? Кто-то снова решил посягнуть на вашего капитана? Ну, обычно ж это бывает так, что во все заварушки влипает капитан, а потом цепная реакция. Реже это бывает с тобой и остальными. Но ты даже и не подозревал, что в этот раз проблема именно в тебе. Ты даже не мог понять, что же именно произошло. - Пустой звук, Боунс? Вы хоть понимаете абсурдность данного выражения по отношению к капитану и кораблю, и вообще... - ты все еще стоишь рядом с Джимом, отходить не хочется, хочется еще раз дотронуться и... Нельзя, нельзя, это личное и ты никогда этого не делал, тем более нет у вас на это времени, что там доктор говорил о чрезвычайной ситуации. - Это я бы хотел узнать, что за балаган вы устроили в каюте капитана?! Вас сюда никто не звал! - вполне серьезно говоришь ты, намекая о том, что Чехов и МакКой лишние на этом вулканском празднике. О да настроение было то еще, кажется ты давно себя так не чувствовал. - Я и капитан хотели обсудить нечто важное - тоже спешу заметить доктор. Важное. А тут вы двое... Хотя... - Кирк же выбегал из комнаты, а потом примчался с ними. - Или капитан Вы их сами позвали? Вам было мало моего общества?? - в голове даже нотки обиды слышатся, чего в принципе раньше ты себе не позволял, ну собственно ты раньше и не обижался. А тут словно с ручника сняли, и понеслось. - Беги, беги Паша! А то доктор догонит... И верните мисс Чапел ее халат, Вам он тоже не идет. Этот халат никому не идет. Потому что он принадлежит ей. - что-то там бормочешь себе под нос про эту девушку, так чтобы никто не слышал. А когда парень уходит из каюты тут же говоришь Джиму:
- Советую Вам сменить код доступа, а то так скоро все будут "ходить мимо" и запоминать его, а потом являться в каюту... Думаю, Вы явно не оцените, если в какой-то момент на своей кровати обнаружите Скотти или того же Кинсера. - а потом МакКой говорит о штанах для капитана, и ты с прищуром смотришь на мужчину. - Леонард, а что если я не дам такого разрешения. Может быть Джиму и так хорошо. Но так уж и быть с моего позволения, - ты поворачиваешься к Кирку, - Вы можете одеться капитан, а то вдруг мы по пути встретим Кристину или Ухуру, и они ненароком увидят ваши выпуклости, так и бросающиеся в глаза. И нет ты сейчас не смотрел вниз, ты просто все эти выпуклости уже успел увидеть до, ну и немного потом, после того как содрал с Джима халат. После того как Джим все же надевает на себя штаны, доктор выводит вас из каюты, да так, словно вы пробираетесь на вражеский звездолет. Тебе же такая игра совершенно не нравится, и ты застываешь возле кодового замка, нажимая на кнопки и меняя пароль для пропуска в каюту. - Я сообщу Вам его капитан позже, когда мы решим важные вопросы, что так неожиданно возникли. И вообще зачем их решать в медотсеке, мы вполне могли пройти ко мне... - о да, ты вспомнил о существовании своей каюты. Но настаивать не стал, шел себе спокойно в апартаменты МакКоя. Оказавшись на месте, ты проходишь вглубь и садишься за стол, за которым обычно восседает сам док. Сцепляешь пальцы рук в замок и кладешь их на стол, а потом окидываешь присутствующих серьезным взглядом. - Итак, товарищи, что же нас привело именно сюда!? И что мы должны предпринять, чтобы с этим разделаться?! - рядом стоит еще одно кресло на колесиках, видимо для удобства, если кому-то нужно быть вблизи от МакКоя, и ты хлопаешь по нему. - Капитан, не стесняйтесь! это же не медицинский осмотр! и у МакКой не будет тыкать своим гиппо-шприцем направо-налево, так же Леонард?? - приглашаешь ты Кирка присесть рядом.

+2

11

И тут начался какой-то полный, тотальный трындец. Такое впечатление, что в каюте собралось не четыре офицера Звездного флота, а сорок цыган, одна лошадь и три медведя, один из которых с балалайкой. На мгновение Джиму захотелось рявкнуть тем самым, особым "капитанским" голосом, которого все слушаются и который он использует обычно для придания себе большего пафосного эффекта перед незнакомыми людьми. Но сдержался.  - Чехов, бля, стой!.. - но было поздно, Паша уже хлебнул из графина, который Кирк так и не спрятал. А это все Скотти, вчера вечером занес ему очередное экспериментальное бухлишко, загадочно подмигнув. Из какой радиоактивной фигни его главный инженер гонит самогон - можно даже не спрашивать, но Джим в одиночестве это пробовать не решился, и хотел потом как-нибудь Боунса на дегустацию позвать. Но Паша сломал все планы и решил побыть подопытным кроликом. - Чехов,  вы в детстве гиперактивным ребенком не были? А то коды подглядываете, носитесь тут быстрее скорости звука.- начал было отчитывать, но бросил это дело. Ребенок пьянел в секунды

-Так, погодите, что? Спок пьян? Это вообще как возможно?  - Джим воззрился на своего старпома, и многое стало вставать на свои места. Многое, но не все. Вот все его странности в поведении, и некоторая фривольность, и расслабленность и то, что он вот так разговаривает, совершенно нетипично для себя. Ясно, что его контроль ослаблен значительно, он не все воспринимает адекватно. Так, окей, это понятно. - Но если предположить, что он действительно пьян, то каким образом это случилось? Спок  чертовски разумный, очень собранный, и у него всегда все под контролем. И все его поступки чертовски логичны! - и тут Джим просто не удержался, схватил Спока за руку на мгновение, а потом, спохватившись, резко отпустил. - Я к тому, что как он мог вообще дойти до такого состояния. Врядли самостоятельно. - ментальные шестеренки в разуме Кирка уже завертелись, выдавая предположения. - Спок, скажи мне, тебе кто-то давал какую-то еду или ты сам не ел последнее время ничего странного? - потому то предположить, что он принял что-то, подавляющее разум самостоятельно - попросту нереально.

Капитан в этот момент испытывал какую-то беспомощность, его старпом сам на себя не похож, энсин Чехов тоже не в лучшем состоянии, сам он в раздрае, а Маккой пытается справиться со всеми тремя. Так что Кирк на очередное замечание, почти даже безропотно нацепил черные штаны и футболку, как бы сладко ни звучали слова вулканца о том, что Джим хорош и без одежды. Боже, он бы полжизни отдал за то, чтобы услышать эти слова, но совершенно не в такой ситуации. И черт, нужно с этим всем поскорее что-то делать. Спок говорит много, слишком много, больше, чем они все трое вместе взятые, и с этим тоже нужно как-то сладить. Джим подавляет в себе панику, так как прекрасно понимает, что психозом тут ничего не добьешься и нужно действовать как-то более умно. Да-да, он тоже умеет действовать умно, иногда...в критических ситуациях... очень редко. Только это нигде не задокументировано, и вообще это секретная информация.

-Эй.- вздохнул, мягко улыбнулся, положил ладонь Споку на плечо, следя за тем, чтобы прикосновение пришлось на участок тела, скрытый ткань одежды. - Погоди говорить о моих выпуклостях, давай оставим этот разговор на потом, когда останемся вдвоем? - старается его успокоить, хотя прекрасно понимает, что когда они выведут вулканца из этого состояния, ему потребуется время чтобы осознать что он натворил в пьяном состоянии и этого разговора явно не произойдет. Но Кирк не хочет, чтобы Спок натворил что-то еще, чтобы потом, когда он придет в норму, ему не было слишком плохо из-за произошедшего. Все-таки вулканская гордость это не просто так, так что в этом случае возможно очень даже понадобиться помощь и после ... лечения. Главное не оставлять старпома в одиночестве. Боунс весьма ловко отправляет Чехова разведать обстановку, а Кирк потом тянет ненавязчиво вулканца за собой, понукая встать и идти в заданном доктором направлении.

-Боунс, это не может быть диверсией? И... у меня какое-то предчувствие нехорошее, он сам так не мог... - Кирк хмурит брови, чуть наклоняясь к доктору, понижая голос. - Может поднять на уши службу безопасности или рано еще? Просто ...если кто-то решил подставить Спока-  нужно найти его. Да черт, даже если кто-то решил так подшутить из новичков это не должно оставаться безнаказанным! - Джим готов был голыми руками убивать всех, кто так или иначе посягает на жизнь и безопасность его старшего помощника, пусть это даже кто-то из собственного экипажа.  Осторожно высовывается из каюты - в коридоре все тихо, ведет за собой Спока осторожно, как хорошо, что того не посетила "гениальная" идея раздеться, тогда было бы намного сложнее.... и не только в гипотетическом процессе одевания. - Боунс! - вдруг спохватывается. - Ты же умеешь лечить вулканцев, правда? - состроил совершенно несчастные умоляющие наивные глазки. Этот вообще у него получается самопроизвольно.

+2

12

- Да, сэр! - радостно откликнулся Чехов деля шаг вперед, и едва ли не за пуррчал как мистер Джи, когда доктор вдруг погладил его по голове. Слегка покраснев, Павел заулыбался еще счастливее. Конечно он хочет помочь! Он же мед-брат доктора на сегодня. Чехов уже надеялся на то, что доктор доверит сделать ему укол Споку, или что-то в этом роде. От чего даже не заметил, как его самого укололи, только запоздало ойкнул и подпрыгнул на месте. Честно говоря уколы он не любил, совсем не любил, потому что страшно смотреть на то, как к тебе ме-е-еделенно подносят аппарат, а потом. Но благо доктор сделал все быстро.
А уже через несколько секунд, жар внутри начал спадать, и непрерывное желание смеяться и улыбаться во весь рот, приугасло, видимо ему вкололи что-то отрезвляющее. Но теперь, Чехов более внимательно слушал то, что ему говорил Маккой.
- Есть, сэр!! - слегка кивнув, Павел выскочил из каюты краем уха слыша что говорил Спок в догонку. - Он назвал меня Пашей..?? Надеюсь доктор сможет его вылечить!
Павел на всех парах несся по коридору, не замечая того, как кто-то выходит из-за угла держа в руках какой-то сосуд, не успев притормозить, Паша врезался в сотрудника, сбивая его с ног, сосуд разбился и кудрявого окатило оранжевым...соком? Ну отлично, теперь он весь в оранжевых пятнах, липкий и пахнет чем-то с родне апельсинами.
- Простите-простите, я потом принесу Вам этого сока!! Обещаю. - протараторил навигатор уже на бегу. Еще несколько метров, и он влетает в мед.отек сразу же заносясь в кабинет доктора Маккоя. И..и...кажется на это препарат, что колол ему Боунс перестал действовать.
- Эмм...сестра Чапел, здравствуйте. - широко-широко улыбнувшись, произнес Чехов, даже отвесив девушке неуклюжий поклон. - Меня сюда отправил докта Маккой сказал запустить сканер и томограф, и приказал всем отправиться на видео-лекцию по работе медотсека в ситуации красной тревоги.  И если кто-то пропустит, он узнает. - бодро прозвенел юноша, принимая такой вид, "а теперь похвалите меня, ну похвалите же", что не было упущено сестрой. Как и то, что на энсине одет ее халат, заляпанный чем то. - Ой, а халат я постираю и верну, обещаю!
- Вы молодец Чехов. - Мило улыбнувшись, наконец-то произнесла Чапел, потрепав навигатора за щеку, от чего тот просто засветился, ну а еще бы, всем же нравится когда их хвалят, а пьяным энсинам. И после этих слов, сестра куда-то ушла, видимо выполнять порученное, а Павел остался в кабинете.
- Vsya moya odejda mokraya i lipnet, nado pereodet'sya....O!! - Прямо лампочка загорелась, довольно улыбаясь, навигатор стянул с себя запачканную одежду, оставаясь в одном лишь белье, и принялся копаться в шкафчиках. И честно говоря найденным, он был не особо доволен.
- Значит, все таки мед.сестра? - мужской формы, он не нашел, закончилась что ли, тихо вздохнув, он быстро натянул халатик, застегивая на все пуговички. - Теперь, я точно мед.сестра. - довольно улыбнувшись, навигатор покрутился на месте, вроде как сидит нормально, и длина подходит. Наверное. Энсин собирался покинуть кабинет, но вдруг услышал то самое, милое, "пурр", обернувшись, Паша быстро нашел взглядом источник звука.
- Докта, я все передал!! - сияя как медный тазик, выдал Чехов выскакивая к прибывшей тройке, а на его голове сидел пуррчащий, толстый меховой шарик. - И я нашел мистера Джи! - триббл тут же радостно отозвался, издавая умопомрачительное "пуррр", от чего юноша заулыбался еще сильнее, сняв его со своей головы, Паша обнял обоими руками и прижался щекой к мягкому существу слегка потираясь, а потом вообще зарываясь в нем лицом.
- Доктор он такой милый! И на Вас почему-то похож! - кажется кому-то пора бежать за аддеролом, не контролируя свои действия, Чехов подскочил к Маккою, и пристав на цыпочки обнял его за шею (триббл перед этим залез ему обратно на голову). В бурном воображении Маккой стал большим пушистым, шоколадного цвета, хмурым трибблом. Которого так и хочется потискать за щеки (знать бы еще есть ли они у трибблов то).

+2

13

— Это лишь теория, Джимбо. Однако если глаза меня не обманывают, а трикодер не выжил из своего компьютерного ума, очень реалистичная, —  негромко пробормотал док. Мысль о возможном вмешательстве в сознание Спока ему ох как не нравилась. Все вместе они единый организм, выйди из строя кто-то один, и это обязательно скажется на благополучии каждого. А Спок, что бы МакКой не выдавал вслух, один из важнейших элементов их камерного мирка на четыреста душ. — И все же, чтобы исключить вероятность вируса, я должен сделать пару анализов. Но, кажется твое общение с ушастым стало приносить пользу, — чтобы хоть как-то разрядить обстановку, с усмешкой добавил Леонард, и похлопал приятеля по плечу. — Ты учишься задавать вопросы. Он что-то съел, и это привело к гиперконцентрации анандамида.
Ушастого, тем временем, откровенно несло, и все же он не оставил попыток достучаться до той части сознания коммандера, которая отвечала за логику и способность аналитически мыслить. Медленно, словно обращаясь к недогадливому ребенку, МакКой проговаривал каждое слово:
— А тот факт, что капитана в одном нижнем белье видело, по меньшей мере, сорок членов экипажа, пока он бегал по коридорам, тебя не смущает? Нет, если ты полагаешь это нормальным, то флаг тебе в руки и астероид навстречу. Но подумай о Джиме, его статусе и авторитете, — в  конце концов, кто еще, кроме Спока, больше всех трясся над тем, чтобы Кирк в любой ситуации оставался капитаном Кирком, а не левым парнишей с Земли? Впрочем, терпеливость никогда не являлась ни одной из добродетелей доктора, так что уже на очередной выпад старпома он не примянул съязвить:
— О, вот только не надо смотреть на меня как на труп своей собачки.  Я говорю о том, что наблюдаю собственными глазами, мистер, — Леонард ни за что не признается, но прежний Спок, логичный, буквальный и занудный до зубовного скрежета, ему нравился куда больше, чем этот тип. Такому, новому Споку, он бы не доверил прикрывать спину капитана. Этот Спок опасно-непредсказуем. Все было неправильно. И это был абсолютно пустой спор (черт возьми, да в этом нет ничего нового — они вечно спорят!), и абсолютно неправильный. И сейчас он говорит и ведет себя совершенно не по-споковски. То, как Спок прищурился, посмотрев на него, Леонарду не понравилось. Биться с ополоумевшим вулканцем из-за куска ткани? Увольте, он, черт возьми, доктор, а не великий воитель. — Когда Джим в следующий раз решит отдать приказ, эти люди  будут думать о… как ты сказал? Выпуклости? Знаешь, как в старом анекдоте: «эй, это фазер у тебя в кармане или ты так рад меня видеть?!» — впрочем, к облегчению МакКоя, Джим все же надел несчастные штаны. Зато последовавший за этим вопрос друга заставил его нахмуриться. — Если это диверсия, мы не можем знать точно, кто причастен. С корабля он или она не денется, главное, не спугнуть, — смутное подозрение, не отпускавшее его с той секунды, как он переступил порог капитанской каюты, снова посетило сознание и попыталось там удобно обосноваться. — Скажи Скотти перенаправить нам съемку с камер наблюдения в пищеблоке. Посмотрим, кто общался с остроухим. И узнаем, что ему нужно.
Когда в голове сложился минимальный план действий, доктор даже ощутил, что дышать стало легче. А еще он порадовался, что вовремя отослал Чехова — кто знает, чем обернется их маленькая прогулка до лазарета. За себя док не волновался, Джиму ушастый не должен навредить, слишком его на нем клинит. Главное, чтобы Спок не возомнил себя новым Отелло, тогда можно будет обойтись без транквилизаторов. Он не собирался распространяться о своих невеселых предположениях, но коронный джимов взгляд вызвал обреченный вздох, и доктор нехотя заговорил:
— Что я знаю точно, его клинит, Джим, а ты для него главный якорь. Не хочешь, чтобы у гоблина спеклись мозги, души панику и мы быстренько вернем нашего старого доброго Спока. А я напьюсь, — последняя идея показалась ему крайне привлекательной. Только сначала следовало поймать таинственного диверсанта, если таковой имелся, потому как Леонарду крайне не хотелось потом собирать воедино свое самосознание, если кому-то тут приспичило устроить массовые приходы.
В лазарете их встретил Чехов. В халате медсестры («Господи, в чем я согрешил?»), с трибблом на голове, и снова опьяневший (доктор очень надеялся, что энсин дотянул хотя бы до кабинета).
— Чехов, ты молодец, но какого черта ты тискаешь этого триббла? Господи, парень, ты же его задушишь! Чехов! — когда маленький кудрявый ураган имени Павла Чехова подлетает к нему и обнимает, МакКой на секунду теряется и резко замолкает. Или не на секунду. Строго говоря, в тот момент он не смог бы сказать, прошло пять минут или пять секунд. Видя перед собой счастливое  лицо энсина, и ощущая тепло, исходящее от его ладоней на шее, он приходит в легкое замешательство и не сразу вспоминает, с кем и для чего сюда пришел. Из этого состояния его вырывает голос Спока, внезапно показавшийся до неприличия громким и раздражающим, но именно это позволило доктору стряхнуть оцепенение, и мягко удерживая Чехова за плечи, отстранить его от себя. 
— Спок, так что ты сегодня ел? И напомни мне, когда все закончится, дать тебе словарь, чтобы ты посмотрел значение слова «такт». Чехов… Паша, — все так же придерживая одной рукой за плечо, позвал МакКой, доставая трикодер. — Будь добр, перебрось информацию с последних сканирований на компьютер и запусти поиск соответствий. И принеси мне падд с медкартами экипажа, — сначала следовало решить проблему с остроухим, а там уже можно будет дать Чехову нормальное антипохмельное и отрезвляющее. — Итак, у нас есть основания полагать, что некоторые члены экипажа,  — кто знает, может не только Спок ловит приходы, — подверглись неизвестному воздействию, приведшему к нарушению их психофизического состояния. Более того, осознанно или нет, они могут быть заразны и опасны,  — говоря это, МакКой заблокировал двери лазарета, после чего сделал приглашающий жест в сторону медицинского сканера.  — Проверку пройдут все. Павла и Джима я уже проверил — чисто. Теперь ты, Спок, твой геном самый сложный, так что без дополнительного иструментария не обойтись, — подав Кирку знак, чтобы был на чеку, доктор подошел к Споку, достав инъектор, быстро закатал рукав его формы и с негромким «пшш» ввел иглу. Кто-то говорил о «тыкать гипошприцем»?

+1

14

Ты фыркаешь на слова МакКоя. Это, что выходит, что капитан сегодня демонстрировал свои выпуклости скольким там членам экипажа?? Захотелось всю эту шайку из сорока человек или не человек, собственноручно придушить. Как это они могли смотреть на почти обнаженного Кирка, и не стыдно им. Хотя тут надо было в первую очередь спросить самого капитана, чем он думал, когда в таком виде бегал по звездолету. Кажется на этом моменте внутри вулканца боролись две личности. Одна очень даже одобряла такое поведение, улыбалась во все зубы, и обвиняла во всем всех остальных. Даже МакКоя с Чеховым, потому что это же к ним Джим понесся сломя голову, что ему вообще от них надо было. А вторая была логичная, разумная, которая хотела встряхнуть Кирка и спросить в своем ли он уме?! Что за выходки такие, он же лицо "Энтерпрайз" и такое вытворяет. Нужно думать перед тем как что-то совершать. Но видимо все же первая личность, что разумностью не отличалась, подавляет логику, потому что желание выцарапать восемьдесят штук глаз так и витает в голове.
- Где флаг? Какой именно астероид летит мне навстречу? Вы можете быть более конкретным, доктор МакКой? с какой скоростью он летит? И поверьте, я думаю о Джиме. И больше, чем кто бы ни было... - переводишь взгляд на капитана, расплываешься в улыбке до ушей. Внутри становится так хорошо, когда в поле твоего зрения Кирк, это конечно странно, потому что ты готов дать уши на отсечение, раньше такого ты не чувствовал. - Леонард, спешу заметить, что у меня никогда не было домашнего животного, к тому же в умерщвленном состоянии... - снова фыркаешь. МакКой вообще был какой-то странный, суетился, командовал Джимом и Чеховым, ты посмотри коммандер нашелся. - Еще немного и я подумаю, что ты Леонард метишь на мое место! Но мы же оба понимаем, что каждый хорош на своем месте. И Джим Тиберий Кирк, что является нашим капитаном и другом по совместительству, этого не допустит... А насчет выпуклостей, хм, что ж, надо Джима одеть во что-нибудь такое, чтобы все скрыть, скрыть от чужих глаз, а ты и так сможешь смотреть, как к примеру сегодня утром, врываясь ураганом в каюту своего капитана. Хотя на задворках сознания понимаешь, что такого более не произойдет, если конечно твоя неразумная личность, окончательно не возьмет верх над логичным тобой. Кстати, об ураганах, энсин Чехов сейчас как раз был им, потому что то он был тут, а в следующее мгновение уже стоит рядом с МакКоем в обнимку. - Боунс, и не стыдно Вам, совращать малолетних!? - нет, в обычном своем состоянии, ты бы ничего не сказал, пропустил бы мимо ушей, глаз и прочего. Ну, или сделал пометки у себя в мыслях, но сейчас, сейчас ты говорил ровным счет все то, что как раз крутилось в твоей голове. Тактичность - нулевой уровень.
- МакКой расслабься, а то раскомандовался. Джим то, Чехов это! У нас, что на корабле объявлен красный код, что ты так переполошился!? Смотришь на Джима, изучаешь его, а потом отвлекаешься от него на слова доктора. - Что я ел... тебе так интересен мой рацион, МакКой?! - но начинаешь вспоминать, что же было сегодня у тебя на подносе. - Ничего не обычного... Я ел в общей столовой... Еда была из репликатора, все стандартно как обычно. Фаршированные блуперы и баньчи. Ах, да еще был вкусный фруктовый десерт, который насытил мой организм глюкозой...фиолилла - задумываешься, все ли ты перечислил. - А перед этим была кружка вулканского чая, который вам понравился, Леонард, но который увы не оценил наш капитан. - нотки обиды слышались в голосе. Удивительно как сорвало тебя, что даже обижаться ты начал. - Такт - это умение вести себя в соответствии с принятым этикетом и этическими нормами. Зачем мне Ваш словарь, когда я и без него знаю, что это. И знаю, что вам с Чеховым это не присуще. Ворвались к капитану в каюту в самый неподходящий момент. Качаешь головой. - Вот это да, заразны и опасны... Но не думаете же Вы доктор, что я заражен? Я чувствую себя так же как и обычного, ничего со мной не происходит странного! - ну да конечно же, и Бонус, да как и все остальные, это понимали, что с тобой как раз-таки ни все в порядке. Так или иначе, МакКой оказывается рядом и ты уже предчувствуешь неладное, плюс эти тайные знаки Кирку. - Джим... - успеваешь позвать ты капитана, а он подходит ближе, видимо для того чтобы если что держать тебя, а то вдруг надумаешь сбежать. Возможно, в голове была такая мысль, но вместо этого ты берешь Кирка за руку. Нет, ты не боишься всех этих штучек МакКоя, но так спокойнее. Тем более ты не смог пересилить себя, тебе опять хотелось дотронуться до капитана, чтобы ощутить то, что было в его каюте. Поэтому отвлеченный этой негой, ты даже не заметил как доктор ввел иглу. Куда интереснее было рассматривать Джима изнутри. Непозволительно для тебя логичного, но так необходимо для тебя неразумного.

+3

15

Если сначала это было где-то даже забавно, где-то даже тупое, а где-то вообще выглядело чертовски сюрреалистично, то вот сейчас, по прошествии достаточно короткого времени, Джим чувствовал тревогу, в первую очередь за Спока, но и за весь экипаж тоже. Устраивать всеобщую "панику" пока рано, равно как и распространяться о случившемся, ибо в замкнутом пространстве, путь это даже огромный космический корабль, слухи распространяются с невиданной скоростью, а в процессе еще обрастают поистине чудовищными подробностями. И потом... ведь это может и не быть диверсией, вдруг просто Спок случайно вдохнул пары какого-нибудь неизвестного цветка, который на людей не влияет, а вот на вулканцев очень может быть. Можно было бы конечно уцепиться за эту идею как за соломинку, но Кирк все-таки не зря капитан. Лучше готовиться к худшему, тогда все вообще легким покажется.

Но в первую очередь нужно привести в порядок Спока, потому что если и правда кто-то на корабле задумал нехорошее, то Кирку нужен его разумный логичный Спок рядом. Чехов убежал первым, какой-то волшебный укол быстро вернул его в сознание...интересно, сколько еще секретов таит в себе Маккой? Были бы другие обстоятельства, Кирк бы уже вовсю доставал доктора на эту тему, но сейчас немного не то время, чтобы зубоскалить впустую. Кирк ведет Спока за собой, ни на секунду не отпускает его руку. Если Боунс прав... то... может это не просто такое забавное состояние у него, это может быть очень сильной нагрузкой на мозг, на рассудок, и что тогда будет? Чем дальше, тем больше Джим начинает волноваться и, как бы это ни было парадоксально, тем собраннее становится. Суета сейчас ни к чему,  все равно они находятся в открытом космосе, кем бы ни был недоброжелатель, а с Энтерпрайз ему никуда не деться, значит спешка совсем ни к чему. Да и служба безопасности. если что, отменная, в случае каких-то явных угроз ребята должны сработать верно.

-Господи, Чехов! Убери ты этого вездесущего тибблла! - не выдерживает, когда заметил снова не совсем трезвого Павла с пушистым комком в руках. - Боунс! У тебя серьезно в медотсеке постоянно живет триббл?  Это противоречит всем санитарным нормам! Держи его у себя в каюте! - на этом моменте впору спросить самого себя "тебя что, Спок покусал?". Но все-таки нехорошие ассоциации с этим противным, вредоносным, мерзопакостным трибблом, который во время не такой уж давней попойки решил размножаться прямо в капитанской кровати - остались, так что Кирк относится к этому куску меха с некоторым предубеждением. Осторожно усаживает Спока, не удерживается от улыбки на его странные, малосвязные реплики. - Эй, никто никого не собирается подсиживать. Боунс просто нам помогает. - разъясняет, все же пьяный вулканец - что маленький ребенок. Ну хоть на приключения его не тянет, как самого Кирка обычно в состоянии алкогольного угара.

Стреляет глазами очень и очень выразительно в сторону Чехова и Маккоя, все же между ними явно не все так просто и Спок может быть очень даже прав, подмечая очевидное. Но Боунс же лучший друг Джима, Джим не может вот так взять и прямо начать выяснять подробности его личной жизни....или может? Нет, потом, когда все уляжется, Кирк определленно отыграется на Леонарде - Спок, все будет хорошо,  и Боунс с Чеховым оказались в моей каюте по моей просьбе. - продолжает говорить с нетипичным для себя терпением. Хм.... это все так странно, Джим-то привык, что обычно это ему объясняют как маленькому ребенку, что нельзя тыкать вилкой в глаз огромному щупальценогому летающему крокодилу, а то можно и без головы остаться. Замечает взгляд Маккоя, и действительно готов, если Спок вдруг поведет себя странно, непредсказуемо и если его действия будут носить оттенок вандализма. Но вулканец просто берет его за руку, и от этого жеста в груди все переворачивается словно. И, блин, когда он придет в себя, ничего же этого не будет... и вот от такого осознания  хотелось залезть на потолок просто.

Укол старпом перенес нормально, Джим не удержался и поглаживал кончиками пальцев его ладонь...бессовестно пользовался его беспомощным состоянием и, можно сказать, лапал вулканца. Кирку должно быть стыдно. И ему будет стыдно. Чуть позже. - Если в крови Спока какое-то неизвестное вещество, что подтвердит нашу теорию о диверсии, то, я  думаю, не стоит пока поднимать тревогу. Мы не знаем, кто это сделал, и этот человек может затаиться. - задумчиво произнес, нахмурившись. - Нужно собрать проверенных начальников служб, обрисовать им ситуацию и подумать, как вычислить. Врядли это будет единоразовая акция. - пожал плечами. - Или же, вдруг цель этого преступника не корабль, а Спок?  Тогда нам нужно не оставлять его одного ни в коем случае... -  говорит негромко, а мозги тем временем чуть не плавятся - Спок умный, чертовски умный, но если он сегодня не распознал в еде отраву, то их противник слишком  хорошо подготовлен. - Идем, проверим тебя. - улыбается ободряюще, помогает Споку дойти до показанного сканера. Отпускает его, отходит на шаг назад. - Не волнуйся, Боунс не кусается... когда трезвый. - подмигивает лукаво.

+3

16

Чехов чувствовал себя просто прекрасно, это легкость в теле, и чувство всемогущества, заставляла широко-широко улыбаться. Хотелось всех любить обнимать, дарить лучи добра и любви. Хотелось что бы все вокруг улыбались (конечно не сильно отличается от его трезвого состояния), но здесь было что-то на уровне, все должны взяться за ручки и обниматься, тискать трибблов. И делать что-то, что приносило бы счастье-радость. Хотелось кинуть работу, пробежаться по коридорам раскидывая людям цветочки и конфету. Чехов едва удерживал себя на месте, энергия внутри бурлила так, что по стенам можно было бегать.
- Хи-хи я молодец. - застенчиво улыбнувшись, кудрявый покраснел еще сильнее, - Нет, конечно! Я не задушу его, и Мистеру Джи нравится обниматься. Да Мистер Джи? - триббл тут же согласно пурркнул, что за чудесное создание.
Павла несказанно обрадовало то, что Маккой не стал от него отскакивать, и вполне спокойно (по его мнению) отреагировал на внезапные обнимашки. Пока мистер Спок их не прервал, своими каким-то очень странными словами.  Да и кэптину кажется не нравился Мистер Джи. - Он же такой милый кэптин! Как его можно не любить? - наконец отпустив доктора, Чехов поднял малыша над головой и слегка покружился. Но пришлось тормознуть, так как доктор давал ему указания, что не могло не порадовать кудрявого.

- Конечно! Я же теперь мед.сестра. - Значит Маккой будет же полагаться на него да? - Будет сделано, докта! - подпрыгнув на месте (триббл на его голове так же), юный навигатор взял трикодер, и подскочил к компьютеру, устанавливая устройство. Его пальцы на невероятной скорости бегали по клавиатуре, за считанные секунды, кудрявый исполнил то, что сказал ему Боунс, и снова вскочил, надеясь, что тот даст ему еще какую-нибудь работу.
- Компьютер работает так медленно. - Чехов неотрывно глядел на проценты обработки, тот искал совпадения и смешно гудел. - Я бы наверное быстрее обработал, будь я компьютером, да и сейчас.. - только для этого сначала надо прочесть всю информацию, а потом сравнивать. - "Да ты лох" - послышалось энсину в гудении компа. Что за грубая машина?
- Кто? Я? Неправда, я бы так тоже смог! - возмутился кудрявый глядя на экран, а стрелка курсора, так насмешливо мигала, будто бы дразнила. Нет, Павлу даже казалась, что та азбукой Морзе отмигивает. - "Дурачок. Павел-дурак".

- Доктор! Ваш компьютер меня обзывает! - с обидой в голосе произнес Чехов, и скорчив рожицу показал монитору язык. Стрелка, как показалось юноше, даже на какой-то момент замерла. Наверное не ожидала такой наглости, и тоже обиделась. На лице кудрявого расплылась самодовольная улыбка, конечно, ведь на стрелкой победу одержал!
Спустя несколько секунд, компьютер наконец-то обработал данные, и вывел информацию, - Только я и коммандер? - Он тоже выпил того странного сока? Не, это вряд ли, значит все таки отравился?
- Найдены соответствия, это я и коммандер Спок, докта! - произнес Чехов протягивая доктору нужный падд. А Маккой тем временем достал гиппошприц, от вида которого энсин слегка передернул плечами, а потом вовсе зажмурился, когда игла входила в руку коммандера. Не любил Чехов уколы, честно говоря даже боялся, больно же! И шприцы такие страшные на вид.

Сняв со своей головы триббла, Чехов прижал его к своему лицу, и через минуту выглянул, кажется страшная штука уже была убрана в сторону, удобнее перехватив комок пуха, навигатор прислонился к нему щекой. - Что теперь делать докта? Ведь получается, кто-то специально отравил коммандера да? - На Энтерпрайзе столько народа, быть может кто-то проник зайцем на прошлой остановки со станции? И как бы стыдно ему не было, он запомнил не всех, так как с некоторой частью, он просто не пересекался, а значит вот так сейчас взять и перебрать в своей голове лица, он не сможет. Конечно можно взять все личные дела и перечитать их, но разве это не будет..ээмм странно?

+2

17

— Да-да, обязательно, а так же всенепременно сообщу тебе его массу и цель, — МакКой закатил глаза и обреченно махнул рукой. Казалось бы — отпустил логику в дальнее плавание, так начни мыслить абстрактно, но нет. Споково из Спока не вытравить. — Господи, парень, неужели тебе до сих пор требуется объяснять, что такое метафора? Может мне еще и табличку поднимать? — с каждой минутой вулканец становился все более беспокойным. Спок скакал через раз с «вы» на «ты» и обратно, и говорил так, как не говорил никогда. Нет, пожалуй, сходный случай был. Когда взорвался Вулкан, а Джим решил поиграть в тореодора… — Спасибо, Джимбо, хоть кто-то заметил, что я пытаюсь вытащить нас из задницы, в которую некоторых здесь тянет, как ференги на трубчатых червей. Чехов, — спина золотого осла маккоевского терпения гнулась и дрожала. Еще одна проблема — дьявольски пьяный навигатор, такой же непредсказуемый, но, на счастье, относительно мирный, — оставь мистера Джи в покое и займись делом. Ты, кажется, собирался заменять сестру Чепел?
Если представить «Энтерпрайз» и ее обитателей в виде антропоморфной модели, то Джим окажется сердцем всего их существа, вокруг которого объединяются все остальные элементы, без которого кровь не будет поступать к другим внутренним органам и конечностям. Вечный двигатель, заставляющий своей неуемной энергией их всех куда-то стремиться.
— Так, еще один комментарий в сторону моих поведенческих реакций… — погрозив гипо, отозвался МакКой. Впрочем, уточнять, что будет в этом случае, он не стал — пусть тренируют воображение. Как там это называлось? Упражнение на визуализацию? Представьте луг, цветы… Ну вот пусть представят доброго доктора.
Если Джим — сердце, то Спок — мозг и воплощение логики «Энтерпрайз». Гениальный ученый, способный из дырявого ботинка и зубной щетки собрать портативный передатчик. Дитя двух миров, как сказал однажды второй Спок. Порой он говорит, как бессердечный сукин сын, но его поступки иной раз наводят МакКоя на мысль, не был ли Робин Гуд его кумиром в детстве. Он поднимается, если в помещение заходит женщина, бросается на линию огня ради каждого, и невероятно бесится, если его опережают. А теперь Спок сломался. Буквально.
— Чехов, не приставай к компьютеру. И ты еще будешь мне заливать, что тебе можно пить? Пока двадцать один не стукнет — будешь довольствоваться бабушкиным компотом! А еще раз увижу, что вертишься возле запасов Скотти — будешь лично объясняться с Ангелиной Васильевной! — происходящее было в корне неправильным. Чехов, юный русский одуванчик, вел себя так, словно его кроет вместе со Споком, и самозабвенно переругивался с компьютером. Спок… Судя по тому, что сейчас происходило, все ментальные блоки, закладки и внутренние границы между сознанием Спока-занудного-вулканца и Спока-человека полетели к чертовой клингонской бабушке. И это было чертовски плохо. И не потому, что МакКой так уж хотел вечно лицезреть каменную физиономию их остроухого коммандера. А потому, что все эти проклятые образования в этой остроухой голове словно смело мощнейшим приливом, оставив местами торчать порушенные остовы логики и ржавую арматуру самоконтроля. Смело грубо, внезапно. Док даже смолчал о «вулканских нежностях». Зато новость о совпадениях, обнаруженных компьютером, внезапно радовала. — Да, если Спок, веселья ради, не решил отведать психоактивных веществ. Как ты. Та чудо-вода, которой ты хлебнул, это настойка из силиканских глюфелей — аналог черных трюфелей. И я не представляю, где их можно было сейчас раздобыть.
Запустив анализатор, он прошел следом за парочкой, являющейся вечным источником его головной боли, и запустил сканер. Док был несказанно рад, что не бросил приседать на уши Кирку с комплектацией медотсека и добился установки нового  оборудования. Пусть и путем внеплановой остановки на Звездной Базе 11, вместо развлекательной зоны на Спаркле. 
— Хорошая работа, Павел. Теперь свяжись со Скотти. Надо вычислить нашего ниндзя-диверсанта. Я ему потом такую дозу метоклопрамида вкачу, что он быстро перестанет скакать как горн в брачный период,  — предвкушая момент торжества, усмехнулся доктор. Ибо глядя на то, как вспыхивают оранжевым и красным целые участки, отображающие головной мозг Спока, МакКой мрачнел с каждой секундой. — Черт возьми, приятель, твой мозг, что новогодняя елка! — уровень психической активности зашкаливал, увеличенный сердечный ритм, повышение общей температуры тела. Судя по показателям приборов, разум Спока сейчас должен был чуть ли не агонизировать, непривычный к такому шквалу эмоций, обычно подавляемому. И уже тише добавил, обращаясь к Кирку. — Видишь эти три сектора? Это мезокортикальный, мезолимбический и нигростриарный пути. И в данный момент по ним осуществляется проекция дофамина в лимбическую структуру и кору головного мозга, — пробормотал Леонард, задумчиво потерев переносицу, когда аппарат для биохимического анализа издал финальный писк. Проверить взятую только что кровь было делом минутным, как и свериться с данными из медицинской карты. — А вот воспаленные анандамидом рецепторы,  — может МакКой и не был обладателем гениального вулканского мозга, зато он был безоговорочным профессионалом в своей области. Из-за участившихся экспериментов Скотти, доктор тоже подался в творческие искания. Последней разработкой был нейтрализатор, основанный на сыворотке ОМД, с быстро выводимым эффектом. Проблема была в том, что препарат имел кратковременное и неустойчивое действие, и требовал введения блокатора, причем ровно в тот момент, как остатки ОМД покинут организм. Найдя в термоблеке две нужные капсулы, он быстро вставил их в автоматический инъектор при сканере и достал одни гипо из портативной аптечки. — Чехов, как только индикатор начнет желтеть, жмешь эту кнопку. Сразу. Джим, — кивнув на остроухого и больше ни на что не отвлекаясь, доктор быстро вколол Споку в шею гипо и в три этапа впрыснул лекарство. И только когда все было сделано, пробормотал:
— Ну, надеюсь уши у него не отвалятся после этого… И, Джимбо, придется тебе извиниться перед мистером Джи!

+1


Вы здесь » iCross » Сюжетные эпизоды » [Star Trek]Все, что для жизни нам надо - толстый слой шоколада