правила гостевая книга шаблоны анкет список ролей нужные персонажи реестр активности
JACKSON
ПЕНИСЫ
icq: 422961819

JAMES
старомодный злодей
telegram: @barberry_jim

RICHARD
сказочник
telegram: @barberry_richard

Рядом дремал огромный дракон, грудь его мерно вздымалась и от его дыхания пригибались юные деревца и кусты. Отблески костра вырисовывали на алой чешуе странные, почти мистические узоры. Это завораживало. Рейна искоса взглянула на своего соседа, продолжая помешивать похлебку над костром. Читать дальше


Она — своенравная восходящая звезда балета. Он — телохранитель, нанятый ее женихом.

Я устал от этого города. Я устал от его языческой претенциозности и лживых легенд. Гиперион – это мир поэтов, но как мало в нем поэзии. Сам Китс – смесь фальшивого, мишурного классицизма и бездумной энергии разрастающегося города. Здесь три общины дзен-гностиков. Над городом возвышаются четыре минарета. Но подлинные места всенародного поклонения – бесчисленные бардаки и пивные да огромные рынки, где торгуют привезенным с юга фибропластом. Впрочем, есть еще святилища Шрайка. Там потерянные души пытаются скрыть свою самоубийственную безнадежность за ширмой поверхностного мистицизма. Вся планета провоняла этим мистицизмом без откровения..

/Д. Симмонс. Hyperion/

iCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » iCross » Незавершенные эпизоды » [Harry Potter] Age of Hydra


[Harry Potter] Age of Hydra

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/3LnyY.gif
http://s3.uploads.ru/ESA5q.gif
http://s4.uploads.ru/x8GYs.gif

кто
› JM в роли Антониуса Старка
› Nike Shepard в роли Брюса Беннера
› Natalia Romanova
› Carol Danvers

где и когда
› Лондон, 2016

что
› Спустя дюжину лет после победы над Темным Лордом в волшебном мире возникает новая радикальная группировка под названием Гидра. Ее участники жаждут вывести волшебников из тени и подчинить себе магглов. Против Гидры решают объединиться лучшие из лучших.

[ava]http://se.uploads.ru/t/CdTA5.gif[/ava][sgn].[/sgn]

Отредактировано Tony Stark (2016-10-23 18:32:16)

+2

2

Era – Hymne
В девять утра Антониус Старк уже сидел в своем любимом кресле, читая Ежедневный Пророк, и пил вторую чашку крепкого кофе, заботливо налитую домашним эльфом по имени Пеппер. Пеппер была единственной, кому Антониус позволял постоянно находиться рядом, в то же время она считалась негласным руководителем всех остальных домашних эльфов, которыми владел Старк. Она следила за его финансами и вела учет всех трат, и уже довольно давно за преданность ей была дарована свобода. Несмотря на полученную свободу, Пеппер предпочла остаться в доме своего бывшего хозяина и впредь вести его дела, что очень облегчало жизнь Старка, всегда занятого делами.

Именно из-за того, что Антониус всегда был чем-то занят, он так и не обзавелся семьей, хотя каждый волшебник мечтал вновь испытать это сказочное волнение, когда сова приносит письмо из Хогвартса, в котором зелеными чернилами написано приглашение учиться в легендарной школе чародейства и волшебства. Но Старк, по-видимому, не был создан для семьи, и ни одна волшебница так и не смогла привлечь его внимание надолго. В свои сорок с хвостиком Антониус наслаждался свободой и радовался тому, что имел. А имел он немало: его отец был родом из небогатой семьи, но сумел выбиться в высшие слои общества и сколотить солидное состояние, и это состояние Антониус получил в наследство после трагической смерти родителей, а вскоре и приумножил его, став одним из богатейших волшебников Великобритании.

Антониус был из тех волшебников, которые идут в ногу со временем, но не изменяют старым привычкам. Еще в молодости он взял в привычку опаздывать на работу. Это, конечно, не помешало ему далеко продвинуться по карьерной лестнице в Министерстве Магии, но доставляло немало хлопот остальным. Неспешно допив вторую чашку кофе и отложив в сторону газету, Старк поднялся из кресла и направился к себе в гардеробную.
Спустя десять минут перед зеркалом стоял настоящий франт. Тяжелая бордовая мантия с золотистой окантовкой была накинута поверх темно-малинового костюма, а на ногах были до блеска натертые ботинки с довольно высоким каблуком - эту деталь одежды Антониус позаимствовал у Дамблдора, на которого и по сей день пытались равняться многие выпускники тех курсов, которые еще застали легендарного директора.

- Сэр, - вкрадчиво проговорила Пеппер и протянула хозяину свиток. - Это список Ваших встреч на сегодня. Столик в баре я забронировала на девять вечера на имя Хоган Поттс.
- Благодарю, Пеппер, - отозвался Антониус, глядя на список того, что предстояло сделать сегодня, и размышляя, успеет ли он управиться со всем этим до семи.
- Будут ли еще какие-нибудь пожелания?
Тут Пеппер коротко взвизгнула, и Старк тотчас обернулся, чтобы понять, что ее так испугало. Из коридора по скользкому паркету, цокоча когтями и болтая длинными ушами, неуклюже мчалась собака.
- Стиви! Моя девочка!
Откинув в стороны полы мантии и подтянув брюки, Антониус присел и потрепал собаку по голове. Стиви от радости тут же завалилась на спину и подставила хозяину живот. Все так же не глядя на Пеппер, Старк обратился к ней с поручением:
- Не забудь выгулять Стиви, ей нужно побольше бегать.

Волшебники обычно не заводили собак. Если они и хотели взять четвероногого домашнего животного, то выбирали кошку. Кошек не нужно было выгуливать, зато они успешно истребляли грызунов, которых в Лондоне было немерено. Антониус же не смог устоять, когда увидел этого очаровательного бигля с большими и добрыми глазами. Женщина, отдавшая ему собаку, сказала, что это мальчик, и Антониус поверил ей на слово. Очень скоро у собаки появилось имя - Стивен, и он стал настоящим домашним любимцем. Каждый раз по пути домой Старк брал псу какое-нибудь лакомство и позволял ему спать на своей постели. А потом обнаружилось, что Стивен на самом деле был вовсе не мальчиком. Ну не убивать же его за то, что он оказался сучкой! Антониус не стал расстраиваться, он просто сократил имя до Стиви и сделал вид, будто так и было задумано.

Уделив еще минуту своего внимания Стиви, Антониус поднялся и попытался отряхнуть брюки от налипшей на них шерсти.
- Скарджифай, - безмятежно проговорил он, направив волшебную палочку на брюки, и они вновь стали чистыми.
Старк достал из кармана позолоченные часы и, убедившись, что не слишком опаздывает, направился к выходу. Впереди его ждал нелегкий день.

В Министерстве почти ничего не изменилось за многие годы. Разве что авроры разленились: в отсутствие Пожирателей им оставалось лишь выбираться на чрезвычайные происшествия и случайные встречи магглов с элементами волшебного мира. То волшебный утюг каким-то образом окажется у маггла и, устав утюжить, ошпарит хозяина и заберется под стол; то другой маггл обнаружит на заднем дворе сундучок с галлеонами и попытается сдать их в ломбард. Бывало и такое, что любители пешего туризма забредали в какое-нибудь поселение волшебников, и нужно было без последствий и для них, и для местных жителей выдворить оттуда этих незваных гостей. В общем, в отсутствие активной и опасной работы авроры скучали, толстели и с кислыми физиономиями ходили по зданию Министерства, изредка в курилках поднимая вопрос о повышении зарплаты.

Антониус был от этого далек, он занимался налаживанием отношений между министерствами магии в разных странах и не очень-то беспокоился о том, было ли чем заняться аврорам. Как бы там ни было, а после окончательного падения Темного Лорда волшебники всего мира решили, что им следует объединиться - во имя общего блага и ради благополучия всего немногочисленного магического рода.

Гарри Поттер сделал многое, чтобы мир понял, как важно не допускать вражды в волшебном мире, он, можно сказать, пожертвовал собой ради этого. Антониус не знал Гарри Поттера лично, но слухи доходили и до него: хоть герой британского волшебного мира и обзавелся семьей и получил должность в Аврорате, он все же вынужден был посещать больницу Св. Мунго, ибо его психика из-за всего произошедшего серьезно пострадала. Из памяти Поттера до сих пор пытались извлечь все те воспоминания, которые приносили ему боль, но их было слишком много. Старк понимал, что на долю мальчишки выпало слишком много испытаний: смерть своих родителей он тяжело пережил, но борьба с Волдемортом в подростковом возрасте не могла пройти для Поттера бесследно. Именно потому на него больше рассчитывать не приходилось.

Когда часы пробили полдень, Антониус быстро черкнул короткую записку: "В девять вечера на Косой Аллее в "Дырявом Котле", свернул листок в трубочку и, скрутив его веревкой, подошел к клетке, в которой неподвижно сидела большая сова. Старк привязал записку к лапке совы и выпустил ее в окно. Записка предназначалась одной из авроров, которая, как казалось Антониусу, должна была поддержать его идею. Они были знакомы с ней довольно давно, еще с тех пор, когда Старк не работал в Министерстве, а был обычным исследователем и изобретателем.

Как и отец, Антониус изучал волшебные палочки и был уверен, что дополнительные ингредиенты в составе волшебных палочек могли сделать их обладателей сильнее. В то время как Олливандер массово обеспечивал волшебников палочками, начиненными привычными ингредиентами, Антониус предлагал аврорам усовершенствованные палочки. Как знать, если бы такие палочки были у авроров во времена борьбы с Темным Лордом, может, и удалось бы избежать такого числа жертв.
Со временем Антониус решил, что он принесет не меньше пользы, если станет работать не на Министерство, а в нем. Работа над волшебными палочками стала, скорее, хобби, зато спектр деятельности стал гораздо шире. Старк изобретал новые виды порталов, а также предметы, которые были бы полезны аврорам в борьбе с потенциальным врагом.

Враг обозначился только недавно, но на Косой Аллее уже в полный голос обсуждали деятельность Гидры. Члены этой организации волшебников считали себя выше магглов и считали, что волшебникам пора выйти из тени и показать простым людям, что с ними соседствуют те, кто наделен сверхъестественной, по их меркам, силой. Магглы должны были преклониться перед волшебниками и признать их превосходство. Таким видела Гидра идеальный мир, где волшебники и магглы живут вместе, и никому нет необходимости скрываться. Кто-то поддерживал эту идею, а кто-то считал ее излишне радикальной: издавна магический мир был скрыт от глаз простых смертных, а предки явно не были глупцами и неспроста осознанно ушли в тень.

Вечером после встречи со шведским представителем министерства, который тоже поделился слухами о Гидре, Антониус зашел в кабинет, убедился, что сова вернулась без записки.
- Молодец, Пятница.
Старк достал из ящика стола лакомство, и сова, быстро проглотив его, похлопала крыльями и вылетела в окно: на ночь она отправлялась на охоту, а к утру вновь возвращалась. Прихватив мантию, Антониус отправился на другой конец города, где должен был захватить своего давнего друга. У того, конечно, были свои особенности, но он еще в Хогвартсе отличался незаурядным интеллектом. Такой человек был нужен Старку. Он понимал, что к его власти нужно было добавить чей-то ум, чью-то хитрость и чью-то силу: этого должно было оказаться достаточно, чтобы оказать сопротивление любому акту враждебности по отношению к магглам со стороны приспешников Гидры.

Когда водитель подвез Антониуса к жилищу его друга, он попросил немного подождать и, повесив мантию на руку, выбрался на улицу. Уже стемнело, но ярким и теплым светом горели фонари. Пройдя по мощеной дорожке, Старк оказался у двери. На стук никто не отозвался. Антониус нахмурился и постучал снова, но, не дождавшись, вытащил из кармана палочку.
- Диссендиум.
Старк знал, что его друг не станет запирать дверь так, что ее можно открыть простой Алохоморой, но у Антониуса было припасено не одно заклинание для отпирания дверей, да и палочка у него была из собственного арсенала.
- Ты здесь? Нам пора идти, - Антониус вошел в дом и огляделся. - Послушай, я понимаю, что ты не в восторге от моей идеи, но дай мне хотя бы шанс. Просто пойдем со мной. Ты выслушаешь и решишь сам, хочешь ли в этом участвовать.[ava]http://se.uploads.ru/t/CdTA5.gif[/ava][sgn].[/sgn]

Отредактировано Tony Stark (2016-10-23 19:19:29)

+3

3

[NIC]Robert Banner[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11986334.gif[/AVA]
Не то, чтобы Беннер пытался спрятаться... скорее, где-то в глубине его души теплилась надежда, что если не подавать признаков жизни, Старк осознает всю безнадёжность попыток втянуть его в очередную героическую авантюру, развернётся и укатит прочь на своем пафосном автомобиле.
Надежда, как известно, умирает последней; эта конкретная надежда должна была сдохнуть в страшных корчах ещё на первом курсе Хогвартса, когда Старк непререкаемым тоном заявил: "Роберт? Какое скучное имя! Брюс звучит лучше", и с тех пор не называл Беннера иначе, чем его вторым именем. В общем-то, уже тогда стоило уяснить, что если уж Тони что-то взбрело в голову, то выбить это оттуда не удастся ни логикой, ни обливиэйтом.
И ладно бы ещё Брюс был в курсе новой идеи-фикс своего друга; но вчерашний разговор был не более, чем скороговоркой "серьезная проблема - нужна твоя помощь - вопрос мировой важности - ужин завтра в "Дырявом котле" - я за тобой заеду", в которую Беннер даже слова вставить не успел, так и оставшись стоять с открытым ртом перед своим камином, провожая ошарашенным взглядом последние зеленые отблески среди алых языков огня. В этом был весь Старк: он оперировал на своей частоте, пребывая при этом в абсолютной уверенности, что окружающие должны понять его сами, без дополнительных разъяснений. И, возможно, во времена Хогвартса Брюс действительно знал о его делах достаточно, чтобы подхватывать идеи на лету, но с того времени прошло уже изрядное количество лет, и новые обстоятельства жизни вынужденно изменили приоритеты Беннера.
После инцидента Брюс старался держаться как можно дальше от пристальных взглядов магического сообщества. Его исследования, посвященные экспериментальным чарам и трансфигурации, можно было проводить и публиковать, практически не выходя из дома, пара патентов на новые заклинания приносила небольшой, но стабильный доход, подвал его дома был достаточно укреплён, чтобы в полнолуние сдержать атаки Другого Парня, и в целом Беннера вполне устраивала тихая жизнь в пригороде Лондона. В его планы на этот - и какой-либо другой - вечер определённо не входил выход в свет и ужин в "Дырявом Котле". К сожалению, пытаться объяснить это Старку было, как уже ранее оговаривалось, бессмысленной тратой времени.
- Да здесь я, здесь, - недовольно пробормотал Брюс, выходя в коридор из своего кабинета (где он совершенно точно не прятался за дверью, ожидая дальнейших действий Старка, и который покинул совсем не из опасения, что неугомонный друг отправится исследовать глубины его дома, если его призыв останется без ответа), - и если ты повредил мои охранные заклятья своим беспардонным взломом, то я буду требовать компенсации.
Несмотря на вечернее время и день, скорее всего, проведённый в Министерстве Магии, Старк был бодр и свеж, а его костюм мог похвастать полным отсутствием складок. По сравнению с ним Беннер, в своей поспешно накинутой поверх помятых брюк и рубашки мантии, чей фасон вышел из моды уже лет пять назад, выглядел едва ли не подзаборным попрошайкой; его колоритный образ прекрасно дополняла трехдневная щетина.
- Может, ты всё-таки примешь мой отказ сразу и сэкономишь на ужине? - поинтересовался Брюс. Впрочем, зная Старка, на согласие он не рассчитывал, и поэтому с видом приговорённого к смертной казни направился ко входной двери. - Я так понимаю, я - не единственная жертва твоего внезапно взыгравшего энтузиазма?

+2

4

Антониус чуть поморщился и, решительно подойдя с Беннеру, направил на него свою палочку.
- Ты же знаешь, что я это сделаю. Нет-нет, даже не пытайся сопротивляться, стой смирно, если не хочешь, чтобы вышло криво. Стой, говорю тебе.
Старк прошептал заклинание, и на щеках Брюса вмиг исчезла щетина. Крайне довольный собой, Тони сунул палочку в карман и заботливо поправил воротничок рубашки своего друга. Кажется, он никогда не придавал особого значения легкой неряшливости во всем виде Беннера, но, в общем-то, он не за это его ценил.

Беннер правильно понимал, что эта встреча будет не один на один. Наверное, это его напрягало, а может, даже пугало, но Тони никогда не смог бы оставить попыток вытащить Брюса в люди. Ему не хотелось, чтобы до конца дней Беннер находился в заточении в собственном доме. То, что раз в месяц он был вынужден скрываться от людей и переживать обращение в волка, вовсе не означало, что в остальные дни месяца он должен был избегать людского общества. Тони знал немало примеров, когда оборотням удавалось жить обычной жизнью, окружать себя друзьями и даже заводить семью. То, что Брюсу однажды не повезло встретиться с оборотнем, вовсе не означало, что он должен был поставить крест на личной жизни. Вот Тони и пытался при любой возможности вытащить куда-нибудь Беннера.

Наверняка Брюс подумал, что и в этот раз Гидра была лишь отговоркой, чтобы выманить его куда-нибудь. Увы, на сей раз Тони всерьез намеревался решить вопрос о том, как покончить с Гидрой еще в зародыше, пока та не завладела умами большого числа волшебников.

- Да, ты прав, нас в баре будет ждать еще одна... - Тони загадочно замолчал и тут же расплылся в довольной улыбке. - очень интересная особа. Мне кажется, вам не помешает познакомиться.
И все-таки Старку было интересно, как пройдет это знакомство. Роскошная женщина-аврор не могла не привлечь внимание даже такого хмурого плюшевого мишки, как Брюс.
Ободряюще похлопав Беннера по плечам, Старк отступил на шаг и посмотрел на скромную обитель друга.
- Ты опять занят каким-то исследованием? Ты как будто с неделю не выбирался из своего кабинета, - Тони вполоборота посмотрел на друга. - А ведь я предлагал тебе взять у меня парочку домашних эльфов, они бы хоть наводили порядок и следили за тем, чтобы ты не голодал, - он тяжко вздохнул и развернулся в направлении к выходу. - Ладно, об этом мы говорим позже. Сейчас есть дела куда важнее, и нас наверняка уже ждут. В отличие от нас с тобой, порядочные люди предпочитают не опаздывать.

Старк взял Брюса под руку и буквально вывел его из дома. Перед тем, как закрыть дверь, он достал палочку и, пробубнив привычное Скарджифай Максима, избавил гостиную от слоя пыли. Ему точно нужны домашние эльфы.
- Готов? Забирайся в машину. Хэппи, гони к Косой Аллее, мы выйдем у банка.
Немного скрытности им с Брюсом точно не повредит, думал Тони, да и пройтись по свежему воздуху не помешает им обоим. Хэппи высадил их у банка, а сам отправился в банк за выпиской по счету Старка.
- Дырявый Котел не так уж далеко отсюда, зато мы сможем немного прогуляться. Может, тебе по дороге купить веселящих леденцов, чтобы ты не был таким хмурым? - Тони мягко пихнул друга локтем в бок и улыбнулся.[ava]http://se.uploads.ru/t/CdTA5.gif[/ava][sgn].[/sgn]

Отредактировано Tony Stark (2016-10-23 22:21:56)

+2

5

Наташа рывком поднимается с постели и фокусирует взгляд на серой потрескавшейся стене. Ей снова снился Дурмстранг и двадцать семь девочек-сокурсниц, растаявших в прошлом, как дымка над озером по утру. Зябко ежась Романова опускает ноги на холодный паркет и босая шлепает до унылой серой кухоньки, кормит черного книзла и потягиваясь оборачивается на часы. Большая стрелка замерла на цифре пять, а вокруг нее старательно описывает круги секундная. Очередная ночь полная кошмаров, очередное серое утро, очередной ранний подъем.
Романова занимается своими делами, не обращая внимания на внешние раздражители. Жизнь в этой квартирке дошла до автоматизма, все, что происходит внутри, никогда не выходит за рамки нормального, все четко отмерено по дням и часам. Так легче живется и дышится, так создается иллюзия, что в этом мире Наташе хоть что-то подвластно и она может делать только то, что ей нравится и то, что не вызывает у нее желания выйти в окно.

Камин вспыхивает зеленым и выплевывает Наташу в пустой и гулкий Атриум, вместе с горстью пыли и недовольным возгласом уборщицы, которая встречает русскую каждое утро. Наташа скалит зубы приветливому дежурному, машет рукой проходящему мимо коллеге и очищает густо-красную мантию от пыли. В лифте нет никого, кроме стайки служебных записок, мелькающих под потолком и вызывающих у Наташи улыбку, даже спустя столько лет. Второй уровень привычно встречает тишиной, которую нарушает зычный голос Фьюри только спустя час. Романова переодевается в рабочую черную мантию и долго смотрит на себя в зеркало, поглаживая серебристую A на плече, как когда-то ее поглаживал Бартон, убеждая Наташу в том, что здесь ее примут как свою, не смотря на прошлое и родословную.

Прежде чем поступает первый вызов и группа Ника отправляется в порт Дроэды, Наташа успевает поссориться с Рамлоу, не разделив его точку зрения на некоторые вопросы. Дроэда встречает группу промозглым ветром пахнущим рыбой и водорослями, проливным дождем и общим подавленным настроением. Над портом горит огнем красная метка Гидры и Фьюри чертыхается сквозь зубы, первым направляясь в ту сторону. Наташа единственная из всей группы, кого это световое шоу не поражает до глубины души, кто пожимает плечами и идет следом за командиром. Когда Пожиратели оставляли свои метки над жертвами, больше семнадцати лет назад, Наташа жила в России и хлебала горе другого сорта.

Очищая рабочую мантию от крови и рыбьих кишок, Наташа продолжает спорить с Рамлоу, доводя его до белого каления, до сжимающихся и белеющих кулаков, до слюней летящих в лицо несчастному Роллинзу. Рамлоу не выдерживает и лупит кулаком в стену рядом с Наташей, та широко ухмыляется, накидывает на плечи тяжелую мантию и уходит не сказав ни слова. Рамлоу еще долго орет ей в спину проклятия, чем пугает стажеров, корпящих над руководящими документами. Наташа отправляется в маггловский бар и пьет до темноты, пока симпатичная мулаточка с импровизированной сцены поет посетителям блюз о пустой постели.

Наташе нет еще четырнадцати лет, когда с гибелью отчима в битве при Хогвартсе, мир переворачивается с ног на голову. Кроме Ивана Петровича у нее никого нет, никого и ничего. Мадам Кудрина сообщает об этом как бы между делом, вызывав Романову к себе после завтрака. Ее даже не отпускают с занятий, не делают никаких поблажек. Наташа терпит до отбоя, улыбается профессорам и сокурсникам, изображает бурную деятельность, тянет руки на занятиях и отлично справляется с ролью обычной девочки. Побитая жизнью собака, вот кто она на самом деле. Кудрина их никогда не жалеет, ни одну из своих двадцати восьми воспитанниц, директор дал ей полный карт-бланш и декан этим с удовольствием пользуется. Кудрина не дает им послаблений, делает все, что ей только захочется. Говорит все, что вертится на языке. Кудрина Романову пинает, а та к ней тянется и смотрит грустными глазами. И так продолжается еще шесть лет, до самого выпуска, когда Наташе отдают аттестат и отпускают на все четыре стороны. И она оказывается никому не нужна. Внучка и дочь предателей, последователей идей Гриндевальда и Лорда, воспитанница человека боровшегося против магглов на стороне Темного Лорда. Гуттаперчивая девочка со специфическими навыками и любовью к темной магии.

Клинт ловит Наташу за руку, буквально. Смотрит в ее огромные глаза и ухмылается, не думает отпускать. Ловкость, говорит, и никакого мошенничества. Бартон отдает те несчастные два голеона, что пыталась стащить Романова в обмен на честный разговор. Он выпытывает у нее все, что только можно было и нельзя. Впервые, за очень много лет, Наташа перед кем-то открывает душу и выговаривается, дает слабину и плачет, некрасиво и честно, размазывая слезы и сопли по осунувшемуся лицу. Бартон приводит ее домой, знакомит с ворчливым братом-невыразимцем, с чудесной счастливой собакой, не прекращающей вылизывать Романовой руки. Бартон ее кормит, поит и одевает, а после ведет к Фьюри, под началом которого работает с тех пор как закончил Академию. Фьюри изучает все документы Романовой, что успел достать, смотрит на нее единственным уцелевшим глазом и молчит.
Романову отправляют в Академию, учат тому, что она частично изучала в Дурмстранге. От нее в восторге все, она разносит других кандидатов в пух и прах, упрямо двигаясь к своей цели, даже не думая сдаваться, даже когда что-то получается не так, как ей хотелось бы. К своим школьным Превосходно по всем профильным предметам, она добавляет Превосходно из Академии и отправляется к мадам Малкин, шить форменную мантию с серебристой буковкой A на плече.

Аврором может стать не каждый. Нужно иметь подходящий склад ума и характера. Нужно жить этой работой и жертвовать ради нее всем, что мог бы иметь. У Наташи не было никого и ничего, терять и жертвовать не приходилось. Своей работой жить она начала очень быстро, даже не заметив как работа стала жизнью, а все что осталось за ее пределами – существованием. За двенадцать лет жизни в Лондоне она так и не обжила квартирку предоставленную Министерством. Не нажила себе ничего, кроме самого нужного. Стул, кровать, шкаф, зеркало, письменный стол, плита, да кухонная утварь первой необходимости. Сослуживцы стали лучшими друзьями, а начальник в какой-то мере заменил отца, которого отчаянно не хватало. А все попытки наладить личную жизнь и найти того, к кому захочется возвращаться и под чьим боком засыпать не боясь кошмаров, оборачивались теми самыми кошмарами, от которых Наташа бежала. Первый ее возлюбленный погиб на задании, попал под Остолбеней вчерашнего школьника и упал виском на камень. Второй почти довел ее до алтаря, но сгорел от неизвестной магической лихорадки. Третьего скосила Драконья оспа. Четвертого увели Болотные фонарики. Пятый ушел сам, не выдержал напряжения, а вскоре был отравлен паучьим ядом. Наташу между собой прозвали Черной Вдовой и начали обходить стороной. Бартон смеялся, а после утешал и уговаривал, что ее вины тут нет. Фьюри единожды выговорился на тему, спросив не пытается ли Наташа отобрать лавры у легендарной госпожи Забини. Наташа пообещала вытащить настоящий глаз и съесть его на завтрак. Больше тему несчастной любви Фьюри не затрагивал.

Единственные два человека, достойные звания друга Наташи, появляются всего два года назад. Когда Фьюри решает, что у него отменное чувство юмора и отправляет Наташу руководить группой обеспечивающей безопасность Чемпионата Мира по квиддичу. Наташа болеет за Крама и его легендарную команду, приходит к ним в палатку пообщаться и взять автографы. Она чувствует себя восторженной идиоткой и не верит своему счастью. Это же Крам. Это же Василева. Это же младший Волчанов, с которым Наташа училась в одно время. В таком состоянии ее и встречает Антониус Старк, ловит на выходе из палатки сборной и в шутку упрекрает ее за любовь к команде соперников. Романова давится своим восторгом и волком смотрит на Старка. Спорить с ним нельзя, гадости говорить тоже. Старк звезда отдела международного магического сотрудничества, человек спасающий отношения магической Британии, вытащивший ее из болота после падения Лорда. Таким людям нужно улыбаться и нежно в попку целовать. Но Романова не была бы собой, если бы так сделала. Поэтому она огрызается в ответ и под его смех уходит гордо задрав голову. А на следующий день Старк салютует Романовой бокалом шампанского и двигается в ее сторону, Наташа к общению с ним не готова, она разворачивается и обращается к первой попавшейся на глаза девушке. Ею оказывается Кэрол Дэнверс, лучший игрок Английской сборной, самый результативный загонщик за последние пять лет. Огромная любовь всего отдела магических игр и спорта, любимый игрок обоих Бартонов. Наташа узнает это много позже. Но именно с того момента, той случайной встречи, Наташа дружит с Кэрол и болеет только за нее, и издевается над Бартонами, потому что Дэнверс дружит именно с ней, а не с ними.

Наташа рывком поднимается с постели и фокусирует взгляд на серой стене. Кутаясь в пуховый платок Наташа опускает ноги на ледяной пол и идет кормить книзла. Густо-красная мантия из тяжелой шерсти привычно обнимает плечи. Атриум привычно тих и безлюден, вечный дежурный приветливо машет рукой ранней пташке, Романова машет в ответ и опускается на второй уровень. Спустя несколько часов ее первым посетителем становится сова от мистера Старка. Пятница отдает письмо, ласково прикусывает Наташин палец и улетает. Наташа читает записку от Тони и улыбается неизменным привычкам мужичины. Из коридора доносится ор Рамлоу, проклятия в адрес Наташи и «сраной птицы». Мария, заглянувшая в кабинет, показывает Романовой два больших пальца и исчезает. Пятница снова выбрала мантию Рамлоу в качестве уборной, замечательная птица.
Фьюри отпускает Наташу пораньше, не спрашивает зачем ей, куда пойдет и почему, собственно, он должен отпускать ее раньше. Фьюри и так знает ответы на все эти вопросы. Романова живет на работе, приходит раньше и уходит позже всех. Для нее служба очень быстро стала рутиной, чередой одинаковых дней отличающихся друг от друга только предшествующими им ночными кошмарами, поводами для споров с Рамлоу и преступлениями, которые предстоит расследовать.
Дырявый Котел встречает Наташу шумом голосов и звоном стаканов, бряканьем вилок. Хозяин криво улыбается из-за стойки за которой вытирает стаканы и кивает на самый дальний столик в углу, любимое место Романовой. Кэрол даже поднимается навстречу, когда Наташа подходит, а это значит, что блондинка очень соскучилась. – Здравствуй, dusha moya. Как ты? – От Кэрол привычно пахнет свежей травой и формой, и едва различимо тянет чем-то вроде зеленого чая. Она крепко держит Наташу, прижимая к себе и на какую-то долю секунды Романова позволяет себе расслабиться, зажмуриться и раствориться в объятиях. Иногда ей очень не хватает простого человеческого тепла и возможности расслабиться в чьем-то присутствии. – Можешь не спрашивать, зачем я тебя позвала, инициатор Старк и все вопросы к нему. У меня есть только предположения и если я права, то мне нужна будет твоя поддержка и способности к ЗоТИ.

[STA]vieraš randa — vilu randa[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2iv1z.png[/AVA][SGN]одела антиномия
http://funkyimg.com/i/2iuWb.gif http://funkyimg.com/i/2iuVX.gif
Aliis inserviendo consumor. Aliis lucens uror
[/SGN]

Отредактировано Natalia Romanova (2016-10-30 21:19:41)

+5

6

[STA]burning gold[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2jeae.jpg[/AVA] [SGN]http://sf.uploads.ru/N2FUP.gif http://sf.uploads.ru/JWCPU.gif
The winner takes it all, the loser has to fall.
It's simple and it's plain, why should I complain?
[/SGN]

Больше всего на свете она любила летать. Это манящее ощущение высоты, повышенной скорости, балансировки на пределе возможностей впрыскивали в кровь ту дозу адреналина, за которой потом будешь возвращаться вновь и вновь. Кэрол возвращалась, вырисовывая в воздухе мёртвые петли, пикируя на метле вниз головой, едва не втыкаясь черепом в ровно уложенный газон стадиона и неизменно вызывая напряженные вздохи беспокойства своих болельщиков. Ей нравилось ощущение уникальности и манящее чувство борьбы, вынуждающее даже не думать о прекращении спортивной карьеры.
Кэрол Сюьзан Джейн Дэнверс - третий и самый младший ребенок в семье потомственных волшебников, долгое время не могла найти своё место в жизни. Получив заветное письмо от совы в 11 лет, девочка оказалась в великих стенах Хогвартса, на церемонии распределения попав в знаменитый Гриффиндор. Тогда она не могла поверить в свою удачу, думая, что Шляпа наверняка ошиблась, отправив её к самым храбрым, сильным и волевым ребятам, готовым на настоящий риск.
Но Шляпа никогда не ошибается.
Когда дело дошло до полётов на метле, с которыми у многих были проблемы, Кэрол наконец ощутила себя сильной. Это было вторым дыханием, открытием, которого так жаждала её детская душа, мающаяся в попытках определить своё будущее. И не нужны были сеансы прорицания, гадания на кофейной гуще или обращения к давно умершим предкам. Всё решилось само собой, по воле судьбы, так что получив возможность попасть в основной состав команды Гриффиндора по квиддичу, Кэрол сделала всё возможное, чтобы не упустить этот шанс. Тренировки стали неотъемлемой частью её жизни, заменив палочку на метлу, с которой она расставалась разве что во сне. Просиживать вечера за книгами Дэнверс могла с трудом, чувствуя, как теряет драгоценные часы бесконечных полётов. Впрочем, с преподавательским составом Хогвартса не забалуешь, а посему у восходящей звезды спорта не оставалось никаких других опций, кроме как продолжать хорошо учиться. Да и родители бы ей не простили подобной халатности, считая, что она могла бы выбрать занятие и посерьезнее, чем погони за мячами в компании таких же безответственных ребят в грязной форме.
Кэрол не ставила под сомнение своё решение стать лучшим игроком в квиддич, возможно, именно эта отчаянная упрямость и равнодушие к негативным отзывам окружающих сработали катализатором в реализации задуманного. Попав в сборную Англии, Дэнверс поверила в то, что в этой жизни возможно всё и ещё раз мысленно поблагодарила вездесущую Шляпу. Кто знает, что случилось бы с неопытной девчушкой, если бы она попала, скажем... в Когтевран. Наверняка сейчас бы работала в Министерстве Магии, может стала аврором, гонялась бы за преступниками и стояла на страже сил добра. Без полётов, метлы и вечно грязной формы.
Никакой романтики.
Впрочем сейчас, в её статусе лучшего загонщика английской сборной не сомневается никто, даже высшие чины в своих выглаженных мантиях. Перестали сомневаться и родители, признавшие и принявшие бунтарскую натуру дочери, сумевшую доказать свою значимость в их глазах. Появились новые друзья, на которых у Кэрол вечно не было достаточно времени, так что со многими удавалось видеться лишь пару раз в год. Одним из таких друзей была Наташа Романова - девушка из холодных земель, но с горячим сердцем. Их знакомство было странным и неожиданным, а дружба удивительно крепкой и искренней.
Сегодня Дэнверс не смогла отказать Романовой в просьбе встретиться и даже перенесла свою стандартную тренировку на утро следующего дня. В последнее время Кэрол стала чувствовать себя одинокой, отрешенной от остального привычного мира каким-то космическим вакуумом. Когда большую часть времени проводишь в воздухе, забываешь о том, каково это - просто ходить по земле.
Дырявый Котёл был идеальным местом для встречи, окутывая блондинку целым спектром съедобных ароматов и какой-то нелепой домашней атмосферы. Тут словно все были свои, даже если ты видел этих людей впервые, даже если они выглядели угрюмыми и подавленными после тяжелого трудового дня. Ты садился за столик и сливался с общей компанией, как если бы они были твоими друзьями, которым есть дело до того, как ты поживаешь.
- Здравствуй, dusha moya. Как ты?
Романова будто бы совсем не изменилась, она словно застыла во времени, оставаясь невероятно красивой на зависть всем окружающим. Кэрол подозревала, что та приносит в жертву младенцев на кровавом алтаре во имя вечной молодости и красоты, но спросить о настоящем рецепте привлекательности так и не решалась.
- Я скучала. Честное слово.
Губы сами растянулись в улыбке, наверняка прибавляя Дэнверс пучок новых морщин. Впрочем, ей было всё равно. Смеяться она умела и любила.
- Можешь не спрашивать, зачем я тебя позвала, инициатор Старк и все вопросы к нему. У меня есть только предположения и если я права, то мне нужна будет твоя поддержка и способности к ЗоТИ.
- Неужто собрались спасать мир? - блондинка сделала несколько глотков пива из своей кружки, ощущая острую потребность промочить горло. Почему-то упоминание ЗоТИ, Старка и неизвестности в одном предложении заставили Дэнверс ощутить некоторое беспокойство, совершенно не присущее профессионалу её уровня.
- Не хочу тебя расстраивать, но я сейчас чаще обнимаюсь с метлой, чем с палочкой. Могу разве что быстро удрать с места происшествия. Ты уверена, что меня хотят видеть частью какой-то супер-важной операции?

+2

7

дисклеймер

я привычно игнорирую оформление в стиле "тройки"... выделение реплик жирным ещё как-то да, а вот подчёркивание для чужих.. совсем не моё. но если соигрокам потребуется и вы настоите, я поправлю и учту на будущее)

алсо да, принимаются любые корректировки, потому что.. я вообще не читал (с) плюс такого рода замены для меня в новинку в принципе)

немного вольности в сторону Кэрол <3


.
   Знакомить Беннера с женщинами было делом одновременно неблагодарным и тем, что на данном этапе уже было принято считать делом чести. Возможно, будь у Антониуса чуть больше совести, дабы та имела возможность испытывать угрызения в моменты, когда очередная очарованная ореолом тоски Брюса дама получала от ворот поворот, он бы давно оставил эти попытки. Но совести у Антониуса отродясь не водилось, зато вдоволь было азарта и упрямства. А ещё альтруизма, а потому некоторым из этих самых дамочек впоследствии он компенсировал "беспокойство" сам.

   Сказать по чести, часть этих чаровниц он научился со временем отсеивать самостоятельно - на первых порах, когда женщины читались им ещё не столь виртуозно, он допускал до тела эту самую ужасную и провальную из категорий - "мамочек". Женщин, которым позарез нужен был кто-то типа Беннера, с клеймом печали и обречённости на челе, чтобы обрушить на него весь груз переполняемой их заботы. Не такого он для друга желал. Вот Натали была другим делом.. Впрочем, их встреча - к сожалению ли или к частью - несла в себе другие цели и имела диаметрально противоположный характер. Но всё же.. Всё же. Антониус прекрасно отдавал себе отчёт в том, что она была отличной кандидатурой. Хотя бы просто потому, что стоит ей лишь начать рассказывать хотя бы половину того, что выпало на её долю согласно её досье, Брюс был бы просто вынужден устыдиться и всю оставшуюся жизнь провести в извинениях перед рыжей авроршей за неуместно распущенные сопли.

-x-
   Улица полнится голосами и чужим присутствием - толпы волшебников всех возрастов и мастей, парочка домашних эльфов и прочих существ, к лицам и расам которых Антониус просто не приглядывается. На предложение купить леденец Беннер отзывается ему привычной миной, столь кислой, что у Старка почти сводит скулы. Он одобряюще хлопает друга по плечу, а потом берёт под руку, чтобы придать его неохотной походке чуть больше динамики, а их прогулке в целом - более светский вид. Просто два друга вышли в свет, посмотреть на витрины, поулыбаться девушкам, вдохнуть аромат жареных каштанов, посыпанных солью и продающихся почти на каждом углу по 10 сиклей за 10 штук в аккуратно свёрнутом кульке.

   Он не может отступить от своего полушутливого предложения и отказать себе в этой шалости, а потому всё же покупает в первой же лавке пару леденцов - себе в форме расправляющего крылья дракона, а Брюсу в виде феи на облаке. И не важно даже, что друг будет делать со этой карамельной сладостью, Старк полностью счастлив с зажатым в зубах своим.

   К моменту, когда они добираются до "Дырявого котла", от дракона остаётся только левое крыло и часть хвоста. Зайдя внутрь, он почти сразу кивает знакомому бармену, получает парочку ослепительных улыбок от женской половины посетительниц и направляется к заказанному столу. Там Антониуса ожидает небольшой сюрприз в виде золотоволосой загонщицы английской сборной по квиддичу, вынуждающий его собственную лучезарную улыбку на время погаснуть. В своё время Старк перебрал на одном из празднований победы сборной и даже попытался подкатить к юной Дэнверс, но, разумеется, был лаконично и уверенно отшит. На утро он, конечно, устыдился, но ровно на тридцать секунд, которых не хватило даже для принятия решения извиниться. С другой стороны.. все они люди давно взрослые.

   - Кэрол.. - чуть склоняет голову Старк, возвращая на лицо свою фирменную улыбку единовременного радушия, расположения и осознания своего неразделимого превосходства.

   Затем в знак приветствия кладёт руку Наталье на плечо, коротко сжимает его - буквально мгновение, - а после садится на один из свободных стульев, плавным отточенным движением откинув полу мантии в сторону.

   - Знакомьтесь, дамы! Это - мой добрый друг Брюс.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2jAwi.gif[/AVA]
[SGN]

http://24.media.tumblr.com/tumblr_mau3qmstGS1qdfs7xo6_250.gif

In the clouds, all the grey
I'll stay if you go away
Concrete, tall as the sky
All the movement passing me by

[/SGN]
[NIC]Antonius Stark[/NIC]

+2

8

Наверное, он должен быть благодарен Старку за то, что тот так упорно пытается его растормошить и вытащить в люди – в отличие от многих своих уже не-знакомых, которые давно предпочли это самое знакомство прекратить. Как-то так получилось, что эта отчужденность и нелюдимость Брюса отталкивала бОльшую часть людей. Опустим тот факт, что эту отчужденность и нелюдимость Беннер иногда искусственно генерировал, дабы избежать нежеланного общения.
И, наверное, стоило бы поблагодарить Антониуса хотя бы за то, что тот не открестился от старого друга – пусть и поводов для этого у Старка было превеликое множество.

Ключевое слово – наверное.
Потому что сейчас Брюс чувствует что угодно, кроме благодарности. Ощущения такие, будто бы он по ошибке надел ботинки на размер меньше – неудобно, некомфортно, неуютно, и еще с десяток определений с «не». Какой-то частью себя Беннер ясно осознает, что добровольное отчуждение ничерта не пошло ему на пользу, а только наоборот еще сильнее усугубило его положение. Но одновременно с этим Брюс понимает, что так будет лучше для другой его части. Той, что нужно прятать под семью печатями, но которую все равно не удержишь никакими замками и заклятиями.

Природа – своенравная штука. А природа оборотней, ко всему прочему, еще и опасна до крайности и в той же мере непредсказуема.
Возможно, именно потому Брюса во всем и всегда сопутствует желание укрыться и спрятаться от людских глаз и всячески минимизировать все внешние контакты, ограничившись перепиской посредством сов. Но если твой друг – Старк, то о такой перспективе можно забыть начисто, задвинуть ее на самую дальнюю полку и никогда не вспоминать.
Но, наверное, это и к лучшему.

Пока они с Антониусом вышагивают по аллее, вокруг жужжит и практически вибрирует гомон людских голосов. И если бы Старк не держал его под руку, Брюс бы, наверное, затерялся в этом потоке, потому что попадать в ногу со старым другом не очень-то получается. Да и мыслями он витает сейчас где-то в совершенно другом месте – и поэтому, когда Антониус сует ему под нос карамельную фею, первые несколько секунд Брюс тупо смотрит на нее, не понимая, что с ней вообще делать. А потом лишь фыркает в ответ, покосившись на Антониуса – Старк, как и всегда, такой Старк, в своем собственном репертуаре.

«Дырявый котел» встречает их мягким приглушенным светом – пару мгновений глаза не сразу привыкают к полумраку, и Брюсу приходится зажмуриться, попутно пытаясь лавировать между посетителями, которых он то и дело задевает плечами.
На самом деле, Беннер не то, чтобы очень уютно себя чувствует на всяких таких сборищах – но так бывает только до первого стаканчика чего-нибудь горячительного. С повышением градуса напитков от прежней скованности и склонности к социофобии не остается и следа, но оно и понятно – на кого еще алкоголь действовал иначе?
Однако сегодняшний вечер ничего подобного не подразумевает – а, поэтому, свою нелюдимость Брюсу будет немного сложно запрятать куда подальше.

– Добрый вечер, – сев рядом со Старком и кивком головы поприветствовав девушек, произносит Брюс, скользнув взглядом по их лицам – как минимум одна была ему знакома. В последнее время ее фотографии часто мелькают на страницах спортивной рубрики в «Ежедневном пророке». Уж что-что, а газеты Брюс читает регулярно.
– Кэрол Дэнверс, я так понимаю, да? Наслышан о вас, – чуть улыбнувшись, добавляет Беннер, только сейчас понимая, что до сих продолжает неосознанно вертеть между пальцами карамельную фею на палочке. Вздернув на мгновение брови, он смотрит на нее как будто бы в первый раз, а потом решает вручить ее Кэрол – улыбка на этот раз получается немного замявшейся, и потому Беннер переводит свой взгляд на другую знакомую Старка:

– А вы?.. – начинает Брюс, укоризненно косясь на Антониуса – он вдруг понимает, что не знает, как же зовут вторую девушку, несмотря на то, что друг некоторое время назад уже успел ему о ней поведать. – Прошу прощения, я уверен, что и о вас я тоже наслышан – просто Старк успел рассказать о вас все, за исключением имени, – еще раз выразительно взглянув на Антониуса, добавляет Брюс, с виноватой улыбкой глядя на девушку.

[NIC]Bruce Banner[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/CO0HagQ.gif[/AVA]
[SGN]

I got a demon in my soul
and a voice in my head
It's saying
GO! GO! GO!
I can sleep when I'm dead

http://25.media.tumblr.com/tumblr_mau3qmstGS1qdfs7xo10_250.gif

[/SGN]

+3

9

Бабушки и дедушки Натальи, волшебники все талантливые и подающие большие надежды, родились и выросли в Сталинграде. В годы, когда страна выполняла пятилетний план, прятала любые свидетельства своего отношения к какой-либо вере, ибо вера тогда была одна – в советскую власть. Даже волшебники, живущие от маггловского общества обособленно, в своих микрогруппах, должны были с этим считаться и вести себя так, как ведут все вокруг. Хотя, надо сказать, по ним меньше всего ударил приход советской власти, никаких особых тягот и лишений они не испытывали. Со стороны обычных, рядовых граждан. С другой стороны всегда маячил волшебный мир, с его законами, обычаями и устоями. С его власть имущими и их поддерживающими. Бабушкам и дедушкам, с обеих сторон, почему-то показалось правильным решением, присоединиться к стремительно растущей армии юного и идейного англичанина. Им казалось, что Гриндевальд приведет их к лучшей жизни, в которой не придется изображать из себя тех, кем они не являются, прятаться и позволять кому-то смешивать себя с грязью. Они были убеждены им, его идеями и пламенными речами. Но Гриндевальд пал, а бабушки и дедушки за свое участие в его войне, получили сполна от российского министерства магии.

Казалось бы, такой пример старшего поколения должен был стать показательным. Не стал. Мать и отец, молодые и горячие, смотрели открыв рты, когда впервые увидели Темного Лорда, услышали его слова, его заверения о том, что в мире, где маги главенствуют и не прячутся от магглов, грязнокровок и предателей крови, жить будет прекрасной. Когда по голове стукнуло, что они наступают на грабли оставленные своими родителями, было уже довольно поздно. Отца убили, а мать сожгли заживо в родном доме. Наташе повезло, по чистой случайности на крики и сирены к горящему дому прибежал Иван Петрович, сын предателей крови. Он спас Наташу и приютил, растил как родную дочь и ей, маленькой осиротевшей девочке, даже не приходило в голову, что он может разделять идеи Темного Лорда. Он, тот, чью семью фактически истребили, за веру в то, что каждый человек важен и ценен, вне зависимости от чистоты крови. Но, что есть, то есть. Романова об этом узнала в Дурмстранге. Ей там с первого же дня дали понять, как относятся к детям предателей идей Гриндевальда и Лорда. Не только дети, но и преподаватели тоже. Особенно мадам Кудрина, потерявшая мужа по вине отца Романовой. Мадам Кудрина видела в Наташе  причину большей части своих бед и не давала забыть об этом с первого и до последнего дня.

В Дурмстранге Наташа привыкла бояться и скрывать, врать и отмалчиваться. Научилась не смотреть в глаза и стоять за себя до последнего вздоха. Бороться не на жизнь, а насмерть. Научилась тому, что само в руки ничего не приплывет. Самостоятельно жить, не ждать помощи и поддержки, не выдавать свои слабости, не склонять головы, учиться лучше всех, выбиваться в первые ряды, отмечаться только с лучшей стороны. Наташа вышла из школы постаревшей лет на дцать. С седыми прядками и потухшим взглядом. Вышла из школы и оказалась никому не нужна. Пока ее сокурсницы удачно выскакивали замуж и строили карьеру, Романова вернулась в дом Безухова и оказалась на пепелище. Без гроша в кармане, с парой школьных мантий, палочкой и богатым багажом познаний в темной магии, она оказалась никому не нужна. Она тыкалась и мыкалась, утыкалась в закрываемые перед носом двери и очень быстро поняла, что в России, волшебницу с фамилией Романова, никто не будет рад видеть, никто не приютит и не пожалеет. Бабушки, дедушки, мама, папа и опекун, сделали все, что бы у девочки не было шансов на достойную жизнь.

Магическая Британия встретила Наташу насторожено, но куда гостеприимнее, чем Магическая Россия. Наташа попала не в ту компанию, но хотя бы обрела крышу над головой и краюшку хлеба с горячим чаем. Все лучше, чем ничего. А потом ей встретился Клинт и дал ей шанс на новую жизнь. Ту, о которой она всегда мечтала.

Сейчас у Наташи есть практически все, о чем она смела мечтать будучи маленькой девочкой. Благодаря Бартону, когда-то давно пожалевшему тощую куцую девочку со злыми глазами и надутыми от обиды на весь мир губами. Благодаря Бартону у нее есть дом, маленький и холодный, но свой. Свой уголок, куда она может возвращаться каждый вечер и распоряжаться им так, как ей хочется. Есть книзл, толстый и вредный, но заботливый и крепко любящий свою хозяйку. Работа, та, о которой она точно не мечтала. Работа, в которой пользу приносят все ее знания и умения, все ее увлечения темной магией и способности к зельям, ее талант врать и притворяться тем, кем она не является. Но, самое главное, у нее есть семья. Сумасшедшие люди, толком даже не подозревающие, как много они для нее значат, насколько они ей близки. Оба Бартона, Дэнверс, Старк, даже Фьюри, пускай последний будет отрицать любую возможность быть Наташе кем-то, кроме сурового босса. Хилл, не посмотревшие на фамилию и родословную Пегги и Шерон Картер, Роудс из американского министерства.
Сейчас Наташе жаловаться не на что. Жизнь у нее не самая легкая и сахарная, но она у нее есть. Такая, какую Наташа сама хотела. А для нее это дорого стоит и она прекрасно умеет ценить то малое, что имеет, не мечтая о том, что могла бы иметь.

Дэнверс с их последней встречи изменилась. Повзрослела, что ли. Но все равно остается той самой Кэрол, которая когда-то запала Наташе в душу. С этой ее сияющей улыбкой звезды спортивных газет и морщинками-лучиками вокруг ясных глаз. С шутками и скромность. Все, что Наташа знает о ее способностях вне квиддичного поля, рассказывал Бартон. Но Романова привыкла ему верить, практически во всем. У нее не возникает никаких сомнений в том, что Дэнверс действительно была одной из лучших на курсе в Хогвартсе, что закончила школу с высокими баллами и могла бы пойти куда угодно, ее бы оторвали с руками в любом департаменте. Но она выбрала квиддич, просто потому что плевала на чужое мнение и шла к своим целям.

- Почитай завтра «Пророк», думаю к утру уже настрочат, если не сделают экстренный выпуск. Нас вызвали в Дроэду рано утром. Там никогда ничего не происходило, местные газеты пишут только о рыбалке и туристах, больше не о чем. А сегодня над портом повисла Метка. Ты ее видела когда-нибудь? Красную Гидру? – Наташа смотрит в лицо Кэрол и пытается определить, что для Кэрол значит появление метки. О ее семье в годы магической войны с Лордом Наташа практически ничего не знает, не рисковала спрашивать. Для самой Наташи метка не значит ничего. Для нее это скорее художественный прием, излишняя театральность и пафос выше крыши. Но для остальных, для остальных это леденящий душу знак. – Они убили целую семью. Двоих взрослых и их детей, троих. Мужчину скорее всего пытали, прежде чем применить Аваду. Коулсон, невыразимец, я его знала, он был очень хорошим человеком.

Наташа сидит боком к залу, на самом оптимальном месте. Ей хорошо видно дверь, стойку и практически все столики. Мимо нее никто не проходит незамеченным, но при этом ей не приходится ловить на себе взгляды и отвлекаться на тех знакомых, которые тут могут быть. Можно легко спрятаться за стаканом сильно разбавленного огневиски и буйными кудрями. Самое то, для слегка сумасшедших авроров, которым ни спиной, ни лицом сидеть не комфортно. Поэтому Романова замечает Старка, который опоздал к тому времени, которое сам же назначил. Поэтому, когда Старк молча кладет ей руку на плечо и слегка сжимает, она не пугается и не дергается. Только улыбается уголком губ и так же легонько сжимает его пальцы, буквально на пару секунд. За спиной Антониуса маячит мужчина, которого Наташа не знает, наверняка, память на лица у нее хорошая. – Едва ли вы меня знаете, в отличии от этих двоих я личность далеко не публичная. По долгу службы не положено мелькать в газетах. – Романова не любит новых людей, не любит не знать, с кем имеет дело и что ждать от человека. Зато профессионально умеет скрывать свои эмоции и играть радушный прием. Она улыбается компаньону Старка и протягивает руку. – Наталья Романова, можно просто Наташа.

[STA]vieraš randa — vilu randa[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2iv1z.png[/AVA][SGN]одела антиномия
http://funkyimg.com/i/2iuWb.gif http://funkyimg.com/i/2iuVX.gif
Aliis inserviendo consumor. Aliis lucens uror
[/SGN]

+3

10

[STA]burning gold[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2jeae.jpg[/AVA] [SGN]http://sf.uploads.ru/N2FUP.gif http://sf.uploads.ru/JWCPU.gif
The winner takes it all, the loser has to fall.
It's simple and it's plain, why should I complain?
[/SGN]

- Сегодня над портом повисла Метка. Ты ее видела когда-нибудь? Красную Гидру?
Внутри всё противно похолодело, даже спина вспотела от резкого прилива острого ощущения опасности, таящейся в одном названии "Красная Гидра". Любой знает, что есть вещи, о которых не стоит говорить вслух, даже в шутку, даже в весёлой компании друзей на весёлой студенческой вечеринке. К сожалению, Стивен Дэнверс, старший брат Кэрол, об этом не догадывался, хвастаясь перед однокурсниками собственной неустрашимостью и с пренебрежением отзываясь о никчемности приспешников Тёмного Лорда, никогда не дремлющих даже без своего Хозяина и защищающих его честь несмотря на отсутствие рациональности. В тот вечер Стивен погиб, будучи застигнутым врасплох в тёмном переулке Косой аллеи группой неизвестных, растерзавших его целым залпом круциатусов. Кэрол никогда не говорит о брате, даже с родителями, которым едва удалось справиться с этой внезапной и нелепой смертью юного волшебника, подающего большие надежды. Он мог бы стать выдающимся министром или сильным аврором, или многоуважаемым профессором, или выбрать любую другую профессию, которую не осудил бы никто из домашних. Главное, чтобы парень был жив.
Дэнверс ощущает, как по её лицу пробегает лёгкая гримаса едва уловимой боли, давно и глубоко запрятанной внутри. Трагедия была и остаётся слишком личной, чтобы выставлять её напоказ или делить с другими, даже с таким верным северным товарищем, как Наташа. Поэтому Кэрол быстро берёт себя в руки, медленно вздыхает и слегка ведет в сторону рукой, мол да, знакома с Красной Гидрой, метками, тёмной стороной силы и прочим. Читала в газетах, где же ещё.
Дэнверс не сразу успевает проследить за взглядом подруги, которая уже заприметила вошедших в Котёл гостей их маленького тайного собрания.
– Кэрол Дэнверс, я так понимаю, да? Наслышан о вас.
Удивительно, как совершенно незнакомые люди умудряются становиться знакомыми за пару мгновений. Каждый раз лучшая загонщица испытывает странное чувство неловкости, как будто страдая Альцгеймером, не в состоянии опознать собеседника. С другой стороны, такое внимание всегда льстит и лишний раз напоминает об уровне ответственности перед всеми болельщиками, которые вряд ли будут на твоей стороне, если ты свалишься с метлы. Кэрол вообще старается не представлять себя летящей лицом прямиком в грязь, потому что пожалуй в последнее время именно эта картина вызывает в ней наибольший ужас.
Протянутый "добрым другом Старка" Брюсом леденец на палочке вызывает у девушки неподдельное удивление, напоминая о забытых в ходе вечных соревнований детских сладостях. В целом, детство Дэнверс было наполнено теплом и заботой со стороны любящих членов её полумаггловской семьи. "Полукровка" - с пренебрежением скажут напыщенные аристократы волшебного мира, "мне наплевать, пошли в задницу" - ответит им Кэрол, с юных лет жалея убогих детей из избранных семеек, которым объятия со стороны родителей позволены пару раз в год. Несмотря на предубеждение всего магического мира перед чистотой крови, Дэнверс никогда не испытывала проблем в общении со сверстниками, быстро завоевав их уважение и даже доверие, прослыв настоящей душой компании. Любая шумная вечеринка, хитроумная проделка или незаконная вылазка в Хогсмид не обходились без участия светловолосой проказницы. Хотя нет, "проказница" - слишком милое слово для неудержимой Кэрол, которая до сих пор не в состоянии усидеть на месте без порции приключений. Наверное поэтому Шляпа так быстро приняла решение о зачислении первокурсницы в Гриффиндор.
Впрочем, сейчас у Дэнверс появились сомнения насчет целесообразности её нахождения на данном тайном собрании. И всё кажется слишком уж странным: начиная от неловко улыбающегося Старка и заканчивая наличием слова "целесообразность" в белокурой голове.
- Так какие у нас планы, Нат? - Кэрол вновь поворачивается к подруге, успев одарить Брюса приветственной улыбкой, а Старка и вовсе проигнорировать. - Ты же знаешь, я не аврор, а простая загонщица. Красная Гидра - проблема Министерства магии.
Она крутит в руках палочку с этим полупрозрачным леденцом, отражающим слабый свет тусклых ламп, и думает о том, что выглядит слишком трусливой для привычно бесстрашной Кэрол Дэнверс.

Отредактировано Carol Danvers (2016-12-20 21:11:30)

+3

11

*

- у всех прощу прощения за всё - задержку, странное содержание и вольности Оо
- Нат, критикуй, пинай, направляй
> <

[AVA]http://funkyimg.com/i/2jAwi.gif[/AVA]
[SGN]

http://24.media.tumblr.com/tumblr_mau3qmstGS1qdfs7xo6_250.gif

In the clouds, all the grey
I'll stay if you go away
Concrete, tall as the sky
All the movement passing me by

[/SGN]
[NIC]Antonius Stark[/NIC]

   - Просто Старк успел рассказать о вас все, за исключением имени.. – ох уж этот укоризненный взгляд! В чём в чём, а вот в таких вещах подвижная мимика Брюса всегда была наиболее выразительной. И, что самое главное, Беннер в такие моменты на столько вопиюще искренен в своём осуждении, что ещё совсем-совсем немного, и Антониусу стало бы почти по-настоящему стыдно.

   - Серьёзно? – в слегка наигранном удивлении вскидывает брови Старк. Подпирает ладонью щёку, и показательно хмурясь, смотрит в стол, будто вспоминает. – Ну.. может быть, - заключает он наконец, и роняет руку на стол.

   В последние дни он рассказал и показал другу столько всего, в том числе про Наталью, что вполне мог и забыть упомянуть её имя – ему-то самому оно было известно. Беннер же от природы был скромным и стеснительным, что только усугубилось после случая с оборотничеством, потому он и не уточнил. Впрочем, неловкости Старк не чувствовал, он вообще не был уверен, что в полной мере представляет себе, что это такое.

   Бесцельно побарабанив какое-то время пальцами по столу, Антониус дал право всем остальным присутствующим высказаться в соответствии с этикетом и прочими правилами, какие там имелись при знакомстве и приветствии?

   - А теперь, - подаёт он наконец голос, - когда все закончились с ритуалами и показушным игнором, позвольте мне ответить на вопрос, - он выпрямляется я и прокашливается, подражая затем тону блондинки, -  «Какие у нас планы, Нат». – Потом он снова слегка ссутуливается и принимает крайне серьёзный и самую малость осуждающий вид, сложив обе руки на столе. – Я бы на вашем месте так свободно этими названиями не разбрасывался, мисс Я-Простая-Загонщица. Уж кто-кто, а ты, Кэрол, должна знать, чем подобное оборачивается.

   Разумеется, он знает про случай со Стивеном Денверсом, знает все подробности от А до Я. Старк лично входил в группу посвящённых, которым было дано особое указание спустить дело на тормозах, не придавая чрезмерной огласке ни в местной, ни в циркулирующей между странами магической среде. Тогда они не хотели создавать ажиотаж и панику. Тогда его и всех остальных заверили, что Гидра не опасна, ни Красная, ни Чёрная, ни даже Зелёная или каких-либо других цветов. Обещали задушить угрозу в зародыше, раз она расправляет плечи и полноценно выходит на улицы. Но, кажется, уже каждый присутствующий понимает цену этим заверениям.

   - Министерство.. – снова начинает Антониус и тут же осекается, опуская на стол глаза. Потом поднимает их снова и вздёргивает вверх руку, призывая официантов к их столу. – Ну, чего все сидят с такими кислыми минами?! – мужчина оживляется и чуть ёрзает на стуле, будто в предвкушении гостинцев, которые может принести им обслуживающий персонал, а ещё говорит громко и внятно. – Мы же собрались отлично провести время. Старые друзья, - кивок на Наталью. Новые друзья, - взгляд в сторону Брюса. – Не-вполне-себе друзья, - он корчит рожицу Кэрол, а затем поворачивается корпусом чуть в сторону и закидывает ногу на ногу, понижая голос на несколько тонов и почти цедит сквозь зубы, глядя куда-то на тостующих за соседним столом. – А не обсуждать какие-то дела.

   Официантка, видимо, наслышана о вкусах данного конкретного гостя, поэтому через пару мгновений появляется возле их столика с двумя пинтами тёмного пива и серьёзной такой миской сырных шариков с торчащими из них зубочистками. Рядом она ставит небольшую ёмкость с розовым соусом.

   - А что будут дамы?

   Когда девушка, получив заказ, удаляется, Антониус поддевает зубочисткой сырный шарик и отправляет в рот.

   - Министерство, Кэрол, уже давно, очень давно утратило полноценный контроль над ситуацией, - негромко и размеренно выговаривает Старк в перерыве между жеваниями. Несмотря на еду, фраза выходит понятной и не слишком скомканной. – Вспоминая всю нашу недавнюю историю, я вообще порой сомневаюсь, что оно когда-либо было в силах взять хоть что-то под контроль. В последней войне – только задумайтесь – нас всех вытащил из объятий хаоса и тьмы маленький мальчик.

   Он снова замолкает, когда видит возвращающуюся официантку, и в образовавшейся тишине поднимает свой стакан пива и, смакуя каждое мгновение, делает большой и вкусный даже со стороны глоток. Когда лишние уши – по крайне мере видимые – уходят, он оставляет стакан и цепляет ещё один шарик.

   - Вы говорили про метку, - не спрашивает, утверждает Антониус. – Не где-нибудь там в подворотне, далеко-далеко. Над портом. И от Дроэды до Дублина всего-ничего. И что дальше? Эдинбург? Лондон? – он отправляет и этот шарик в рот. – Всё ещё хочешь, чтобы Министерство и закостенелые, запутавшиеся и сковавшие самих себя в своих порядках – прости, Нат, - авроры защитили тебя, Кэрол?

+3


Вы здесь » iCross » Незавершенные эпизоды » [Harry Potter] Age of Hydra